ТЕАТР: Клоуны круче гриппа

4 февраля 2016, 00:00

Мне ужасно повезло: наше  знакомство c дорогим ФМ состоялось тет-а-тет, а проводником в инфернальный мир топоров, старушек, бедных людей и горящих ста тысяч был не учитель литературы, а грипп и температура 39.

Елена Смородинова,
театральный обозреватель «РР»

Мне ужасно не повезло: всю последующую жизнь я была уверена, что Достоевского круче со мной не случится, хотя я старательно проболела все школьные уроки по нему — чтобы не портить впечатление.

К счастью, я ошиблась.

Режиссер Максим Диденко, известный своими пластическими работами и интересом к авангарду начала ХХ века, решил превратить культовый роман в полуторачасовую клоунаду в стиле нуар, разобравшись сразу с двумя вредными зайцами сегодняшнего восприятия. Первый превратил Достоевского из человека ироничного в человека монументального с короной, припорошенной пылью великости, второй просто взял и куда-то утащил культуру клоунады. 

Вместив увесистый роман в полтора часа сценического времени, сократив сюжетные линии и число героев и позвав всего четырех актеров, Диденко сумел подобрать неожиданный по своей точности сценический эквивалент тексту Достоевского, превращённого в жутковатую компьютерную игру с противостоянием красного и белого клоунов.

Красный тут, конечно, Рогожин (Евгений Ткачук или Александр Якин) —  рычит, таращит глаза, которые в какой-то момент материализуются на заднике и потом превратятся в огромные шапки-шлемы. Белый, конечно, Мышкин (Ингеборга Дапкунайте) — семенит ручками-ножками, пищит, как птенец и кивает головой как китайский болванчик. Впрочем, на фоне шикарных женщин, сыгранных шикарными и рослыми мужчинами — Аглаи (Павел Чинарев или Артем Тульчинский) и Настасьи Филипповны (Роман Шаляпин), они в прямом смысле слова мелки.

И можно обсуждать то, как самоотверженно ведёт роль Дапкунайте, становящаяся Мышкиным до такого самоотречения, что становится страшно за психическое и физическое состояние актрисы (мы же помним, что имеем дело с физическим театром).

Можно написать исследование про смыслы, зашифрованные в сценографии и свете ахейца Павла Семченко, то заливающего сцену цветом крови, то путающего мультяшной вязью из крестиков-пистолетиков и сводящую с ума глазами Рогожина. 

Можно хвалить точность решения превратить вагон 3-го класса, на котором герои возвращались из Швейцарии в Россию, в тройку деревянных коняшек с футуристическими мордами.

Никак нельзя молчать о музыке Ивана Кушнира, доводящую ощущение нахождения внутри этой жуткой игры, именуемой Россией – одной на Достоевского и нас, до предела.

Но вместо этого я позволю себе вольность и даже фамильярность: Диденко представил «Идиота» круче, чем когда-то представил грипп, а градус напряжения получился куда выше.

Во многих рецензиях резонно советуют перечитать роман перед походом на спектакль. Я предложу обратное: перечитайте после. А потом еще раз идите расшифровывать смыслы свежеоткрытого дважды «Идиота».

«Сон об осени»

 

Санкт-Петербург, Театр Ленсовета
Режиссер Юрий Бутусов
4 февраля 

 zzzzzzzzzzzzz1.jpg

В родной Норвегии драматург Юн Фоссе давно считается живым классиком и национальной гордостью. Российскому зрителю имя наследника Ибсена и Стриндберга  открывает тандем режиссера Юрия Бутусова и художника Александра Шишкина. «Это история о «непривыкании к жизни». Об отсутствии возраста. О смысле человеческой жизни как ожидании чуда. О вечном ожидании красоты. Пьеса об ожидании счастья», — говорит сам Юрий Бутусов.
Расскажет эту историю Бутусов при помощи всего четырех актеров — неожиданное решение для поклонников «густонаселенных» избыточных спектаклей режиссера по Брехту, Шекспиру или Чехову. Бутусофилам на заметку: в квартете есть и Лаура Пицхелаури — Леди Макбет из знаменитого «Макбет. Кино», и Сергей Волков, претендующий на «Золотую Маску» этого года за роль в «Кабаре Брехт».

 

«Чучело»

 

Красноярск, Театр юного зрителя
Режиссер Полина Стружкова
4 февраля, 11 февраля 

 zzzzzzzzzzzzz2.jpg

Некогда самая юная студентка знаменитой мастерской Олега Кудряшова в ГИТИСе, поступившая в 16 лет и сумевшая вместе с однокурсником Тимофеем Кулябиным сломать стереотип о том, что в режиссуру надо приходить с жизненным опытом, формально занимается детским театром. Впрочем, кто больше любит спектакли Полины — дети или взрослые — еще вопрос. «Чучело» по повести Владимира Железникова — взрослый эксперимент для подростков. По его условиям, зрителям предстоит делать то, что обычно делают взрослые: все видеть и понимать, но при этом не иметь возможности (или желания) что-либо изменить.

«Поле»

Санкт-Петербург, Музей современного искусства «Эрарта»;
Режиссер Дмитрий Волкострелов
4 февраля

 zzzzzzzzzzzzz3.jpg

Режиссер Дмитрий Волкострелов, ставящий драматурга Павла Пряжко, — пример редкой стабильности в бесконечно меняющемся пространстве актуального театра. Но вот Дмитрий Волкострелов, не открывающий пьесу, а берущийся за чуть ли не классический текст новой драмы с историей постановок в России и за рубежом, это, кажется, что-то новое. Впрочем, главная интрига — сообщение о том, что режиссер подошел с ключом знания законов современной физики к тексту, в котором на реальном поле под шум комбайна бросают реплики о барахлящем телефоне и маме, просившей заехать после работы. Остается только гадать, как связана физика с драматургическими полями, и вообще откуда режиссер и драматург знают законы физики.

«Иоланта»

Москва, «Гоголь-центр»
Режиссеры Филипп Авдеев, Игорь Бычков, Александр Горчилин
9, 10 февраля

 zzzzzzzzzzzzz4.jpg

Трогательную историю о прозревающей дочери короля Иоланте представит трио актеров «Седьмой студии». Выпускники все умеющего курса Кирилла Серебренникова дебютируют в режиссуре, смешивая музыку последней оперы Чайковского с произведениями Шнитке, Пулена и Пуччини. Сюжет о пути к прозрению становится поводом для разговора о внутренней слепоте, а музыкальный спектакль оказывается исследованием страхов и сомнений, мешающих человеку признать неприятную правду о себе и сделать шаг навстречу к счастью тогда, когда бежать от реальности уже невозможно.