7 вопросов: Елене Мельник, пассажиру загоревшегося самолета

Интервью
Москва, 18.02.2016
«Русский репортер» №5 (407)
О панике и выдержке

12 февраля самолет «Оренбургских авиалиний» (Orenair), летевший рейсом 554 в Москву, совершил аварийную посадку в Доминиканской республике после того, как у него загорелся двигатель. «РР» расспросил пассажирку Boeing 777 Елену Мельник о том, что именно происходило в тот момент на борту самолета и как себя вели члены экипажа 

1. В какой момент вы поняли, что произошла какая-то нестандартная ситуация? 

Не было никаких предчувствий. Все началось резко и спонтанно: после взлета, приблизительно на 20-й минуте произошла яркая вспышка, раздался резкий хлопок. Я сперва подумала, что мы пролетаем сквозь грозовые облака и не придала этому особого значения. Но после самолет затрясло. 

2. Была ли паника среди пассажиров?

Волнение присутствовало. Испуг у пассажиров вызвал едкий белый дым, который повалил с потолка в салон. Те, кто сидел у левого крыла, видели, как горел двигатель. Потом иллюминаторы закоптились. Слышались крики, девушки рыдали, дети кричали. Все были напуганы. И, наверное, на психологическое состояние людей повлияли воспоминания о катастрофе с российским Airbus-321 в Египте. Пугала неизвестность, мы остро ощущали свою беспомощность и чувствовали себя заложниками обстоятельств.

3. Как отреагировали на ситуацию члены экипажа?

Светилось табло «Пристегните ремни», бортпроводники велели убедиться, что все выполнили данную команду, грамотно предотвращали панику, успокаивали пассажиров. Задымление было ликвидировано системой противопожарной безопасности. Вскоре прозвучал голос командира экипажа, нам было объявлено решение о возвращении борта в аэропорт Пунта-Каны для устранения технических неполадок. Мы испытали облегчение, потому что никто не хотел лететь через океан с горящим двигателем.

4. В какой обстановке происходила эвакуация самолета?

Приземлились достаточно мягко. Но когда последовала команда «Эвакуация через правые запасные выходы», люди снова заволновались и бросились к выходам. Бортпроводники помогали покинуть судно, объясняли, как правильно прыгать. Наверное, труднее всего пришлось пассажирам с детьми: родители боялись травмировать их при эвакуации. Внизу нас уже ловили пожарные. Они велели отбегать от самолета как можно дальше, опасаясь, что может произойти взрыв. Последними самолёт покинули бортпроводники и экипаж.

5. Как сотрудники авиакомпании объяснили вам, что делать дальше?

По прибытии в Пунта-Кану нас координировала представитель OrenAir. Томило долгое пребывание в аэропорту, ожидание расселения в отеле и оформление документов. Нас успокоили, пообещав, что новый самолет за нами уже вылетел, пожелали хорошо отдохнуть в отеле, попросили быть на ресепшене в 8 часов следующего дня, откуда нас вновь ждал трансфер в аэропорт. Компенсации морального ущерба не обещали. 

6. Не страшно ли было лететь домой после случившегося?

Очень трудно было подняться на трап самолета, сесть в идентичный самолет, занять места с теми же номерами и снова пережить этот полет. Особенно долгим показался

полет над океаном. Люди в салоне постоянно спрашивали, когда же мы пролетим океан. Хотелось поскорее оказаться над землёй, а за окном виднелись только белые облака. Но мы верили в наших пилотов после всего произошедшего, ведь один раз они уже спасли наши жизни.

7. Связывались ли с вами представители авиакомпании уже после возвращения в Россию?

Нет. Техническую неисправность не объяснили. Но, я думаю, ещё рано делать какие-либо заключения, нужно во всем разобраться. Мы только знаем, что работает специальная экспертная комиссия.

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzz2.jpg

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (407) 18 февраля 2016
    Кто нас спасет
    Содержание:
    От редактора
    Премьеры
    Фоторепортаж
    Путешествие
    Конференц-зал
    Реклама