Книги

Афиша
Москва, 12.05.2016
«Русский репортер» №11 (413)

Довлатовские горы

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР» 078_rr11_2.jpg
Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»
«Дом Михал Иваныча производил страшное впечатление. На фоне облаков чернела покосившаяся антенна. Крыша местами провалилась, оголив неровные темные балки. Стены были небрежно обиты фанерой. Треснувшие стекла — заклеены газетной бумагой. Из бесчисленных щелей торчала грязная пакля. В комнате хозяина стоял запах прокисшей еды. Над столом я увидел цветной портрет Мао из “Огонька”. Рядом широко улыбался Гагарин». Все это и сейчас можно увидеть в деревне Бугрово Псковской области. И даже цитату из романа Сергея Довлатова «Заповедник» знать по памяти не нужно: она распечатана и красуется на соседнем заборе.

До Пушкинских гор ехать от Пскова два часа на автобусе или полтора на машине. К услугам туристов тут три имеющих отношение к Пушкину музея-усадьбы, а также могила поэта. С 2011-го есть еще один музей — дом, где в 1977 году Довлатов прожил несколько месяцев и который он описал в «Заповеднике». Экскурсоводы-пушкинисты относятся к новой достопримечательности ревниво: двум писателям в одних горах не место. Впрочем, культ Пушкина и его музеи государственные, а Довлатова — частные. Дом такой же страшный, как во времена Довлатова; Мао и Гагарин на стенах, только нету прокисшего запаха. Описывая деревню, Довлатов упоминает горшки на кольях заборов — теперь вместо них пластиковые бутылки. Отдельного упоминания заслуживает экскурсовод Наталья Ивановна, которая с обильными цитатами из Довлатова произносит торжественную речь во славу современного классика.

Тут автор этих строк на секундочку зажмурился и ясно увидел картину из будущего: как через пару лет он, писатель, которого никто не печатает, приезжает на старом автобусе в деревню Бугрово поработать летом в Довлатовских горах экскурсоводом. И как все тут дышит Довлатовым и даже череп и кости на трансформаторной будке стилизованы под довлатовский профиль. И вот он, то есть я, на собеседовании. И мне задают вопрос: «Вы любите Довлатова?» А я отвечаю, что Довлатов — это наш, советский, Ренессанс, а потом срываюсь и кричу, что любить публично — это скотство. Хороший музей, в общем.

Сексуальная жизнь сиамских близнецов

Ирвин Уэлш   

Издательство «Азбука»

Про двух женщин — перекачанную неудачницу и толстую художницу. Первая работает фитнес-инструктором и стала сперва героем, а затем антигероем телевидения и интернета: она обезоружила доходягу с пистолетом, который собирался убить педофила. Вторая довольно известна в мире искусства, но не может справиться с собственным весом. Вас ждут физиологические подробности, сцены унижения человеческого достоинства и черный юмор. Собственно, из-за этого и читают Уэлша, хотя до лучших романов вроде «На игле» или «Порно» этой книге далеко.

Шпион на миллион долларов

 Дэвид Хоффман 

Издательство Corpus

История простого советского инженера Адольфа Толкачева, который в конце 1970-х по идеологическим соображениям решил стать американским шпионом. Он передавал агентам ЦРУ секретную информацию о новейших самолетных радарах. В 1984-м один из цээрушников бежал в Москву и выдал Толкачева. Инженера арестовали и в 1986 году расстреляли. Но это лишь главный сюжет документальной книги — там еще много историй со шпионами, тайниками, ручками с ядом, приборами для слежки и обнаружения слежки.

Богачи

Джон Кампфнер

Издательство Corpus

Богачи в истории и в наши дни: от фараона Эхнатона до Романа Абрамовича. Английский журналист Кампфнер (у нас уже выходила его книга «Свобода на продажу») предлагает читателям биографии богачей разных эпох, описывает пути приобретения богатства, то, как богачи взаимодействовали с властями и обществом, как они относились к своему богатству и как деньги их меняли и ломали. И еще один важный момент — богачи и репутация. Ее тоже можно купить, хотя это, конечно, долгий и затратный процесс.

Камов и Каминка

Саша Окунь

Издательство «Рипол Классик»

У живущего в Израиле художника Каминки проблемы: его направление в живописи не пользуется популярностью, а в академии, где он преподает, с ним случился скандал по женской линии. И тут внезапная удача: вместе со своим старым другом, художником Камовым, Каминка придумывает концептуальный проект, который делает его главным художником если не в мире, то, по крайней мере, в Израиле. Легко написанная книга балансирует между реальностью и фантастикой, авантюрным романом, учебником по истории советского андеграундного искусства и сатирой. Финал, увы, разочаровывает.

У партнеров

    Реклама