Фильмы

Афиша
Москва, 07.07.2016
«Русский репортер» №15 (417)

Семейное дело

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР» 076_rr15_2.jpg
Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»
В прошлый раз мы писали о проблемах игрового российского кино, которые обнаружились на фестивале «Кинотавр». А сего­дня поговорим о проблемах, которые заботят молодых режиссеров вообще. Это видно по материалам следующего по порядку российского фестиваля, ивановского «Зеркала». И в этом году вдруг, среди всевозможной конъюнктуры, отчетливо прозвучала тема социальной инженерии массовых психозов. 

Начал это исследование режиссерский дебют хорошего американского актера Бреди Корбета «Детство лидера». Тут можно было бы пошутить про детство Гитлера, но фильм дает более универсальный и широкий взгляд на механизмы формирования авторитарной и одновременно бунтарской личности. Следуя за Ханеке и его «Белой лентой», Корбет находит в уст­ройстве абстрактной буржуазной нуклеарной семьи неумолимые предпослыки паранойи, социального дарвинизма и стремления командовать массами. Герой, маленький милый мальчик, которого ни разу не называют по имени, страдает от гендерной неопределенности. Итог — лысый припадочный дядя, которому исступленно зигует пока еще мирное население Штатов.

И вот проходит полвека и, в апатичной Чехословакии, только что пережившей катастрофу 1968-го мы наблюдаем случай номер два. «Я, Ольга Гепнарова», называется фильм чехов Петра Казды и Томаса Вейнреба. «Я, Ольга Гепнарова, жертва ваших зверств, приговариваю вас к смерти» — так начиналось письмо, пришедшее в редакции чешских газет 12 июля 1973 года. За два дня до этого 22-летняя Гепнарова, управляя грузовиком, въехала в толпу людей на пражской остановке, задавив восьмерых. Она стала последней женщиной, казненной в Чехо­словакии. Свалить вину на отдельно взятую семью уже не удастся — апатичное, само переживающее депрессию после краха надежд 1960-х, чехословацкое общество всеми своими институтами толкает тихую и заторможенную девушку за грань. Формализованные до предела медицинские службы, которые никак не могут внять мольбам сходящей с ума Ольги о госпитализации. И наконец, само государство — чудовищное, преступное, популизма ради отправляющее на виселицу откровенно больного, невменяемого человека. Тут есть о чем задуматься зрителю. Особенно нашему.

Море в огне

Джафранко Рози

 076_rr15_3.jpg
12-летний Самуэле живет на острове Лампедуза, тусуется с друзьями, слушает рассказы отца о былых временах, когда все островитяне жили рыболовством, а по радио звучали сентиментальные хиты вроде фокстрота «Море в огне». Сейчас же по радио все больше идут сообщения об очередном десятке африканских трупов, выловленных полицией в прибрежных водах. А вот и спасенные беженцы, которые тысячами проходят через Лампедузу на пути к заветному континенту. Джафранко Рози бесстрастно сопоставляет две почти не пересекающиеся реальности — устоявшуюся милую жизнь старой Европы и великое переселение народов в нее же.

Стартрек: Бесконечность

Джастин Лин

 076_rr15_4.jpg
Очередное продолжение бесконечной киносаги про космонавтов с идиотскими челками и острыми ушами. Здесь корабль «Энтерпрайз» атакован новыми врагами всего хорошего, и экипаж капитана Кирка вынужден высадится на неизведанную планету, где им тоже не очень рады. Все как положено в «Стартреке» — бескрайний космос, синие фуфайки, немного эдипова комплекса и… мотоциклы.

Новости с планеты Марс

Доминик Молль

 076_rr15_5.jpg
В новом фильме Молля градус дичи не падает: главный герой, уставший айтишник Филипп Марс, живет тихой разочарованной жизнью стареющего неудачника. Ему уже 55, он разведен, бывшая жена-репортер вечно мотается по Европе, дети отца ни во что не ставят и даже отказываются смотреть с ним комедии братьев Маркс. Некоторое разнообразие в жизни Марса наступает после перевода в соседний отдел, единственный сотрудник которого — бородатый психопат, таскающий для успокоения в сумке тесак.

Светская жизнь

Вуди Аллен

 076_rr15_6.jpg
Кино типично вудиалленновское. Еврейский юноша Бобби (Айзенберг) переезжает из родного Аллену Нью-Йорка в страшный Лос-Анд­желес и с помощью дяди-агента пытается вписаться в манящий мир кино, населенный старлетками, бандитами, кинозвездами и толстяками с сигарами в зубах. В новом фильме Аллен ностальгирует не только по Голливуду 1930-х, но и по суматошному уюту традиционных еврейских семей, сцены жизни одной из которых регулярно нарушают блестящий хоровод голливудских кафе.

У партнеров

    Реклама