Статья №

От редактора
Москва, 24.02.2018
«Русский репортер» №4 (443)

Так получается, что мы почти в каждом номере пишем про аресты. Все чаще приходится заступаться за людей, которые ходят «под статьей», хотя мы сами же, анализируя статистику в прошлом году (см. «Хорошо сидим», «РР» № 9, 2017), говорили о существенном снижении количества заключенных и преступлений в России. Парадокс: государственного насилия по статистике меньше, а по ощущению — больше. В чем разгадка?

Есть гипотеза. Все преступления и наказания по статистике падают, но некоторые растут. Растут, во-первых, связанные с наркотиками, во-вторых — экстремизм и политика под разными соусами (приговоров немного, 661 в 2016 году, но это пятикратный рост), в-третьих — «коррупция» и опасные связи с госсредствами. Причем это уже дошло до людей нашего круга. Это мы и ощущаем — уже не бандиты, олигархи и чиновники, но и простые люди, такие, как мы, попадают под статью. «Правовое государство» пришло в каждый дом.

В прошлом году самым читаемым в интернете материалом «РР» был очерк Шуры Буртина об арестованном  карельском правозащитнике Юрии Дмитриеве (к счастью, благодаря общественности и прессе отпущен домой под залог до суда). Чуть ли не в каждом интервью у нас актеры и режиссеры заступались за Кирилла Серебрянникова. Раза три только мы писали о деле новосибирского и инноватора Дмитрия Трубицына. 

В №1-2 за этот год мы писали о задержании в Грозном главы чеченского представительства правозащитного общества «Мемориал» Оюба Тетиева. В №3 говорили о деле врача Елены Мисюриной (к счастью, сейчас отпущенной тоже благодаря шуму).

И в этом номере мы не готовили ничего специально про аресты, но на планерке обсуждали скандал вокруг вызова к следователю предпринимателя Федора Овчинникова и не могли не остановиться на этой истории. Дело в том, что мы про него писали в самом начале «РР», в 2007 году, это был прекрасный текст Ани Старобинец. Идея нашего журнала в том, что мы не любим ныть и любим свою страну, при этом не казенной и официальной «любовью», а просто потому, что оптимизм и любовь вообще лучше и приятнее нытья и ненависти. И когда такие «наши» герои испытывают проблемы или опускают руки — это и наше поражение. Жизненное.

И вот в главном материале этого номера выяснятся, что все у Федора Овчинникова хорошо, дело против него даже и не начато, новый следователь извинился. Он сам не любит нытья и светится.  

И действительно: может и ничего, не надо ныть, надо продолжать делать дело. Может, и Тетиева удастся отбить? И политическую услужливость по поиску врагов  среди блогеров и общественников удастся снизить? Может, получится сбить масштабы посадок за мелкую наркоту? Может, получится убедить правительство и местные власти начать уже управлять по здравому смыслу, а не по бумажкам контролеров и следователей, чтобы не было страшно лечить, учить, изобретать, ставить спектакли и делать дело? Все будет хорошо!

И вот через пару страниц после чудесной, оптимистичной статьи про Федора Овчинникова, у нас заметка про то, как в тюрьме оказался чудный человек и популяризатор науки, директор Новосибирского планетария Сергей Масликов.

Ну слушайте, как же так? Когда можно будет просто работать, а не вытаскивать постоянно живых невиновных людей из тюрем?

У партнеров

    Реклама