Фантазии Андроида

Культура
Москва, 24.03.2018
«Русский репортер» №6 (445)
Цифровые полотна, крупномасштабные проекции, динамические скульптуры и фильмы в формате 360°, картины, которые перформеры создают прямо перед зрителями с помощью приложения Microdose VR в купольном кинотеатре, — все это иммерсивная выставка проекций и 3D-шоу «Самскара» американского художника Андроида Джонса в центре современной культуры Artplay. Корреспонденту «РР» Джонс, известный, в том числе и как автор интерактивных проекций на здания Сиднейской оперы и создатель обложек альбомов для групп Papa Roach и Bluetech, рассказал о любви к иконографии и невозможности проецировать изображение прямо на сетчатку глаза

Самскара

В России сейчас бум иммерсивного театра — вам рассказали об этом во время визита в Москву? Вы были на иммерсивных спектаклях?

К сожалению, у меня во время последнего визита в Москву не было времени посетить театр. Хотя в прошлом году получилось попасть на представление Sleep No More (речь о спектакле команды Punchdrunk, законодателей иммерсивного жанра и вдохновителей многих российских команд. — «РР»). Это было так: я будто оказался взаперти в игре на выживание в стиле фильмов ужасов, с соответствующим звуковым сопровождением, призраками и коктейлями. Во время представления были моменты, когда я начинал думать: а в здравом ли я уме сейчас? Я был в восторге. Масштаб, великолепная координация всего происходящего и такая четкая партитура многих переменных, несомненно, очень вдохновляют.

Вы анализировали, насколько успех вашего творчества зависит от технологий и техники, а насколько — от идей?

Идея — это, конечно, суть. Первичный катализатор. Когда я создаю свои работы, то стараюсь выжимать максимум из лучших инструментов, которые доступны мне благодаря технологиям. Делаю все возможное для того, чтобы воплотить идеи наиболее точным образом. Так что мои креативные идеи, как и их реализация, во многом обязаны технологиям.

Вы согласны с тем, что главное в современном художнике — не умение рисовать, а умение мыслить?

Да, конечно. Но мне также важна возможность видеть, как работы отражают мир, в котором мы живем. Требуется очень много знаний, чтобы объективно наблюдать этот мир. Полагаю, что любой художник, который хочет оставить след, быть в тренде и говорить на одном языке с современниками, должен понимать психологию и основные принципы, которые правят динамикой сознания человека.

Знакомы ли вы с русскими классическими художниками? Возможно, по чьим-то работам вы учились?

Я изучал Василия Кандинского в Академии искусств. Также прошел курс русской православной иконографии. Процесс и техника создания русских икон — возможно, художественная традиция с самой большой отдачей. Это самый сокровенный творческий ритуал, который я совершал в жизни. Как только ты накладываешь последний сусальный лист золота, ты медленно выдыхаешь свою душу, чтобы создать влагу, которая приклеивает золотой нимб к отполированной глине.

Есть ли современные российские художники, которые кажутся вам интересными?

Да, есть один русский художник-визионер, которым я восхищаюсь и которого уважаю много лет. Это Олег Королев. Некоторые из его работ отображают современные интерпретации трансцендентных планов сознания.

О какой технологии вы мечтаете?

Я мечтаю об оборудовании, которое сможет проецировать изображения в дополненной реальности на сетчатку человеческого глаза. О программах, позволяющих работать с безграничным разрешением и бесконечным количеством полигонов.

Объемные голограммы и виртуальные миры, которые благодаря самообучающимся машинным алгоритмам управляются процедурно в режиме реального времени в зависимости от живого отклика. А иногда мечтаю найти время, чтобы написать еще одну икону.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (445) 24 марта 2018
    Когда мы полетим на Марс
    Содержание:
    Волонтеры не рвутся в политику

    О причинах волонтерского бума, о превращении добровольцев в политических активистов и о том, как рост волонтерства соотносится с ростом гражданского общества, «РР» поговорил с социологом, деканом школы социальных и гуманитарных наук Санкт-Петербургского филиала Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», профессором Даниилом Александровым

    Реклама