Книги

Афиша
Москва, 24.03.2018
«Русский репортер» №6 (445)

Наш Толстой

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

Не особо замеченной прошла новость — в Киеве не стали переименовывать площадь Льва Толстого. А хотели: был вариант вернуть площади название Караваевская, в честь знаменитого хирурга; был вариант дать ей имя Романа Шухевича, был вариант переименовать ее в честь писателя Евгения Чикаленко. Но не получилось, причем воспрепятствовали горожане: проголосовали против на сайте киевской мэрии. 1800 человек высказалось против и только 1200 — за.

Удивительное дело. Толстой Киев любил, здесь жили его родственники, но все-таки это для него не главный город. С Москвой и Петербургом у него побольше связей будет, и именно эти города он описывал в романах. Но только в Киеве площадь Льва Толстого — одна из важнейших в городе, а еще есть одноименная станция метро. В Москве Толстой заслужил Хамовники, в Петербурге — Петроградскую сторону. Районы милые, но далеко не центр. А метрополитена и вовсе не заслужил, в отличие, скажем, от Фонвизина или Чернышевского, вклад которых в русскую культуру все-таки скромнее толстовского.

Ну да, конечно, все дело в истории градостроения: в Москве улица Толстого четко привязана к его московскому дому, рядом метро нет. Относительно недалеко станция «Парк Культуры», но не стоит думать, что я призываю к переименованию. Переименование — зло, потому что лишает человека привычной картины мира, превращает место, где он живет, в чужое. И все-таки очень хочется метро с Толстым. Чтобы колонны с бородатыми ордерами, чтобы барельефы героев романов и рассказов по всей станции.

Вообще же литературный деятель имеет шанс появиться на карте крупного города, только если нравится главе государства. Солженицын и Высоцкий нравятся — и им подарили по улице. Борис Рыжий нравится только мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману, и проект переименования одной из безликих улочек Вторчермета в его честь так и остался проектом. В честь Довлатова названы улицы в Ухте, Воронеже и Нью-Йорке, но ни в коем случае не в Санкт-Петербурге. Улиц Бродского довольно много, но все они в честь художника. Мандельштам на карте Москвы — не поэт, а революционер. Зато у Бунина есть аллея в Бутово.

Сергей Зотов, Михаил Майзульс, Дильшат Харман

Страдающее Средневековье

Для людей, для интеллектуалов

 sredn.jpg

Издательство АСТ

Редкий случай, когда шутка из интернета превращается в нечто великолепно-просветительское на бумаге. Сперва было сообщество в Фейсбуке и паблик во «ВКонтакте», где выкладывались средневековые миниатюры со смешными комментариями из современной жизни. А теперь есть книга, вполне серьезный нон-фикшн о правилах и логике средневекового изобразительного искусства, объясняющий, почему то, что 800 лет назад было в порядке вещей, в нашу просвещенную эпоху кажется страшным кощунством.

Фэнни Флэгг

Дейзи Фей и чудеса

Для людей

 fenni.jpg

Издательство «Фантом Пресс»

Фэнни Флегг — суперзвезда американской массовой литературы, производитель качественной прозы для женщин и про женщин, о глубоком Юге и безудержном оптимизме. Это дебютный роман Флэгг, дневник девочки: мы наблюдаем за героиней в 10, потом 15, наконец в 17 лет. Дейзи смотрит на жизнь широко открытыми глазами, и все ей нравится. Собственно, в этом главный литературный инструмент писательницы: она объясняет, как оптимизм может стать средством выживания.

Мари Бреннан

Естественная история драконов

Для людей

 drak.jpg

Издательство АСТ

Юная девушка из эпохи угнетения женщин мечтает изучать драконов. Попытка написать роман а-ля Джейн Остин и создать справочник по выдуманным существам — все это под одной обложкой. Наверное, реши писательница выступить лишь в одном из жанров, ничего бы не вышло, но в итоге получилось неплохое легкое чтение. Уши Гарри Поттера и «Песни Льда и Пламени» торчат из текста, и никто их даже не пытается скрыть. Но меньше здесь отсылок к Брему Стокеру и Мэри Шелли.

Хлоя Бенджамин

Бессмертники

для людей

 bes.jpg

Издательство «Фантом Пресс»

Четыре юных представителя большой еврейской семьи из Нью-Йорка отправляются к гадалке, которая умеет точно предсказывать судьбу. «Что вы там высматриваете?» —беспокоится Варя. — «Твой характер». Дальше гадалка начинает рассуждать с ней о Гераклите. А затем сообщает, что Варя умрет 21 января 2044-го — сухо, будто объявляя прогноз погоды. Но это вовсе не сказка о предсказаниях, это философский трактат об издержках бессмертия и опасности копания в собственном будущем.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (445) 24 марта 2018
    Когда мы полетим на Марс
    Содержание:
    Волонтеры не рвутся в политику

    О причинах волонтерского бума, о превращении добровольцев в политических активистов и о том, как рост волонтерства соотносится с ростом гражданского общества, «РР» поговорил с социологом, деканом школы социальных и гуманитарных наук Санкт-Петербургского филиала Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», профессором Даниилом Александровым

    Реклама