И жизнь, и слезы, и 3D

Среда обитания
Москва, 17.12.2018
«Русский репортер» №25 (464)
В Театре Российской армии с 21 декабря по 8 января можно будет увидеть шоу-мюзикл «Пола Негри». Историю о жизни голливудской актрисы, секс-символа эпохи немого кино, еще в 2011 году поставил польский режиссер Януш Юзефович. Позже мюзикл был адаптирован для российского зрителя. «Русский репортер» поговорил с актрисой Ириной Медведевой — одной из исполнительниц главной роли в российской постановке.

из архивов пресс-служб

Мюзикл можно назвать долгожителем. В чем причина успеха? Наверняка не только в 3D?

Наверняка. Но и не упомянуть спецэффекты, говоря о «Поле Негри», невозможно. На нашем спектакле театральный зритель впервые надел 3D-очки — и увидел живых лошадей, проплывающий «Титаник», взлетающий над сценой самолет. Во всем этом задействовано более 60 артистов и 15 каскадеров — этакий «цирк дю солей»! Но, конечно, дело не только в этом. У спектакля есть душа. Успех любого проекта зависит от того, что остается в сердце зрителя. Актер Дмитрий Харатьян говорил: «Я не мог подарить цветы, потому что вытирал слезы». У нас плачут и смеются даже тогда, когда отключают 3D и остаются играть два актера.

Мне очень интересно слушать отзывы. Недавно ходила к доктору, и она сказала: «Я была у вас, это жизненно». В спектакле есть история, на которую можно опереться.

Критики пишут одно и то же: «Спектакль, который развенчал представление о том, что спецэффекты прикрывают недостатки драматургии».

Да, у нас пытались найти изъяны. Но мы все выкладываемся по полной. Моя героиня почти не уходит со сцены. При этом у меня 14 переодеваний, иногда секундных.

Эта роль — подарок. Зритель наблюдает за Полой на протяжении более чем 30 лет, видит, как складывается ее характер и судьба. Здесь мощная драматургия. Нас спрашивали: не боитесь, что 3D-картинка вас переиграет, сможете с ней соревноваться? Но я ни с кем не соревнуюсь, 3D — мой помощник.

Когда сзади море, шторм, горы, корабль или Аллея славы, чувствуешь себя Алисой, которую забросили в Страну чудес.

Насколько сильна в мюзикле художественная составляющая, проще говоря — вымысел?

Ни одну биографию не получится воспроизвести со стопроцентной точностью. Роль исторического персонажа — это и поле для догадок, и в то же время очень большая ответственность.

Помню, в программе «Шесть кадров» Федор Добронравов и Эдуард Радзюкевич отказались играть Пушкина и Гоголя. Они сказали: школьники запомнят, что они были такими. Кому это нужно?

Честно вам скажу: в постановке есть вымысел. Возможно, жизнь Полы была гораздо интереснее, чем мы показываем. Мюзикл писали польские сценаристы — им виднее, ведь Пола Негри полячка.

Зачем российскому зрителю идти на мюзикл о жизни польской актрисы?

Чтобы узнать о ее судьбе! Пола Негри удивительная: в 16 лет прославилась на всю Европу, в 22 стала первой европейской актрисой, покорившей Голливуд.

Мы идем в театр за эмоциями, за ответами на вопросы о своей жизни. Я надеюсь, каждый сможет вынести из спектакля что-то свое.

И что вынесли лично вы?

Размышления об актерской судьбе. И в конце, когда я взлетаю над сценой для финального монолога, я каждый раз думаю о смысле жизни, о том, для чего все это?

В США Полу Негри называли «страдающей женщиной-вамп». Вы такой ее играете?

Вы знаете, нет. Она не вамп, и я не хочу показывать ее такой. Наивная девочка, росшая с мамой без отца, не могла быть женщиной-вамп. Детство Полы во многом предопределило то, как складывались в дальнейшем ее отношения с мужчинами. Это психологический момент. Возможно, для кого-то здесь слишком много драматизма, но у нас вообще не такой мюзикл, где все время поют, — в этом и кайф. Кстати, настоящую Полу Негри мы тоже показываем: в спектакле есть кадры из ее фильмов.

Вы как-то сказали, что перед гастролями в Сочи «подчистили грустинки». Что это значит?

Мюзикл вышел за рамки стандарта не только в части спецэффектов — он оказался не развлекательным, а серьезным. Например, там есть очень грустная ария, когда Пола теряет ребенка. Когда мы собирались на гастроли в Сочи, продюсеры решили, что зрителя не надо перегружать.

Но в Москве вы вернете оригинальный сюжет?

Да, конечно. Но мы понимаем, что никто не хочет страдать и думать: быть или не быть? Люди каждый день в реальной жизни решают, жить или не жить.

Мне нравится жанр трагикомедии. Пусть будет так: здесь подумать, а здесь погрустить.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (464) 17 декабря 2018
    100 ВЫДАЮЩИХСЯ ЛЮДЕЙ РОССИИ
    Содержание:
    Людоедоед

    Недавно в России случилось чудо. Власти взялись смягчать 282-ю — печально известную уголовную статью за экстремизм, в народе именуемую «статьей за репосты». В Госдуме готовится второе чтение, и есть шанс, что поправки примут до Нового года. Все уже забыли, что у репрессивной государственной машины имеется задняя передача. Все, кроме депутата ГД, писателя и журналиста Сергея Шаргунова. Именно он был застрельщиком и мотором этой инициативы. За что, помимо прочего, мы и наши эксперты включили его в наш итоговый годовой список «100 уважаемых людей года» (см. раздел «Политика»). «РР» поговорил с Сергеем Шаргуновым о том, как удалось побороть систему и зачем ему это вообще нужно — спасать «маленького человека»

    Реклама