Анна Макарчук: «Самое главное, чтобы у волонтеров не отбили желание помогать»

Новое
Москва, 25.03.2019
«Русский репортер» №5 (469)

предоставлено Еврейским музеем и центром толерантности

Как появилась идея «Хорошего дела»?

Это реинкарнация нашего предыдущего проекта «Пять шагов толерантности», который мы около пяти лет вели в Москве. Тогда мы тоже готовили команды волонтерских образовательных организаций и столкнулись с серьезной проблемой: в реальности самые лучшие фантазии ребят разбиваются о невозможность их реализовать. После обучения волонтеры возвращаются в свои школы или колледжи, где есть свое представление о том, как нужно задействовать новоприбывших. И люди, вдохновленные и полные энтузиазма, вскоре понимают, что осуществить ими задуманное почти невозможно! Стремление к социальной активности сменяется разочарованием, которой порой даже приводит к отказу от волонтерской деятельности. Ведь проекты делают исходя из личного представления о том, как должна выглядеть идеальная картинка. Баланс сразу нарушается.

В чем отличие от предыдущей программы?

В этом проекте учтены предыдущие ошибки. У многих после негативного волонтерского опыта исчезает всяческое желание продолжать идти по пути волонтерства. Поэтому мы теперь не берем темы, подвешенные в воздухе. На этапе зарождения идеи мы тут же подключаем к работе профильную некоммерческую организацию, которая в будущем станет площадкой для осуществления проекта. Вместе с представителями НКО волонтеры лучше понимают, в какой помощи есть реальная потребность.

В чем выражается непонимание между волонтерами и организациями?

Оказывается, мы не всегда знаем, в чем именно нуждается та или иная организация. Нам кажется, что ответ лежит на поверхности, но в процессе диалога выясняется, что людям нужна помощь в совершенно неожиданных вопросах. Например, есть организация, которая занимается ресоциализацией бездомных. Команда колледжа или вуза вызвалась помочь и направить своих волонтеров. О чем они думали в первую очередь? О базовых вещах: как накормить, одеть, обуть и так далее. Затем выяснилось, что, хотя это тоже важно, но на данном этапе не критично. А актуальный запрос организации, с которым требовалось тогда разбираться, состоял в оформлении страницы в соцсетях и сайта — потому что некому было этим заняться! Кто мог такое предположить? Эти вещи выясняются только при разговоре.

Стереотипов об НКО предостаточно. Организации, занимающейся животными, нужны не только корма и услуги ветеринаров. Хоспису — не только игрушки и одежда. Без диалога добрые намерения часто могут обернуться провалом.

Кто участвует в »Хорошем деле»?

Наши волонтеры (хотя, строго говоря, они не «наши», мы против волонтерского рабства) — самые обычные люди, чаще всего школьники и студенты колледжей или вузов. Так как изначально для нас на первом месте стояла задача уменьшить вред демотивирующего влияния неумелой организации волонтерских проектов, в качестве основной аудитории мы выбрали для себя команды некоммерческих организаций; некоторые уже раньше попадали в поле зрения. Параллельно мы обучаем руководителей волонтерских организаций правильному выстраиванию работы с волонтерами. Руководители проходят программы повышения квалификации параллельно с ребятами, то есть у них есть и общие занятия, и отдельный образовательный трек, в котором они получают более системные знания. Преподают наши сотрудники Центра толерантности.

Каким должным быть главный результат работы проекта?

В мае команды вместе со своими НКО кураторами будут представлять свои проекты, которые они готовили эти полгода, и рассказывать о начале их реализации. У каждой команды свой проект. И мы понимаем, что для каждой команды их проект — важнейший, единственный, выстраданный. Поэтому в данном случае речи о конкурсе вести не хочется. Это большая этическая дилемма. Мы постараемся сделать так, чтобы для каждой команды эта история стала мотивирующей, и идеи, разработанные ребятами, были реализованы по максимуму. Я хочу, чтобы наши ребята остались волонтерами. Это будет самый лучший подарок. Мы хотим, чтобы они убедились в том, что могут быть полезными, и что изменить мир в лучшую сторону возможно.

Станет ли « Хорошее дело» проектом на постоянной основе?

Мы будем делать выводы, после того как пройдет наша майская презентация. «Хорошее дело» мы проводим в первый раз. Возможно, потребуются какие-то корректировки; может быть, они будут незначительными, а может, и глобальными. Но мы совершенно точно продолжим работать в этом направлении, потому что пропасть между волонтерами и организациями — это серьезная социальная проблема, на которую мы не можем не реагировать. По мере наших сил будем добиваться позитивных изменений. Как? Время покажет. Пока что мне нравится, как развивается наш проект.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (469) 25 марта 2019
    Добро как система
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Фотополигон
    Реклама