Театр

Афиша
Москва, 25.03.2019
«Русский репортер» №5 (469)

Камилле —  и всем женщинам-художникам

Елена Смородинова, театральный обозреватель «РР»

Однажды Марина Давыдова, театральный критик, один из создателей фестиваля Net  и главред журнала «Театр» рассказывала, как выступала где-то за рубежом — говорила про современный российский театр:

 — Марина, а почему вы говорите только про мужчин?

Вопрос поставил Давыдову в тупик. И хотя в том же шорт-листе «Золотой Маски» с каждым годом все больше женщин, 80 процентов номинантов "Золотой Маски" (за ислючением номинации  «Лучшая женская роль»)— мужчины.

И я бы вряд ли написала про это, если бы не два слова в посвящении: «жизни и творчеству Камиллы Клодель и всем женщинам-художникам».

Ученица, натурщица, помощница, любовница и муза великого Родена, Клодель была той, о которой писатель Октав Мирабо написал: «Бунт против природы: женщина — гений!» Многие работы Роден и Камилла создавали вместе. Но стояло там только имя Родена. После разрыва с Роденом, Камилла работала, выставлялась на Всемирной выставке и Осеннем салоне. Но в рецензиях ее упоминали рядом с бывшим возлюбленным, а в соседних залах стояли его работы.  Камилла стала бедствовать. Вернуть в родительский дом она не могла — родители были против связи юной дочери и женатого художника на 24 года старше. Последние тридцать лет жизни Камилла провела в больнице для умалишенных, а на момент смерти у нее не обнаружили ни личных вещей, ни ценных бумаг. 

Историю Камиллы за час времени, полуобнаженная, в двух тоннах муки проживает Анна Гарафеева. Хореограф, танцовщица буто,  это она увидели  танцующую «Клото» семь лет назад в Музее Родена в Париже.  Увидела — и не могла от нее уйти. Как в кино, перед ней пронеслась история Камиллы. И Гарафеева решила, что должна исполнить танец "Клото".

Я пыталась о нем написать много раз.  И всегда выходил провал. «История любви и боли», «даже если вы не знаете ничего про Камиллу, вы все поймете» — слишком пустыми кажутся слова, когда ты вспоминаешь, как в финале в исступлении исполнительница разгребает муку, похожую одновременно на пыль в художественной мастерской и на прах. Много дней после спектакля я закрывала глаза и видела, как Камилла падает в эту пыль — и снова встает.  А слова все не находились и не находились. Поэтому я просто решила напомнить вам историю Камиллы — хотя Гарафеева рассказывает ее гораздо, гораздо лучше.

И пожелать удачи — «Камилле», которая претендует на награды в четырех номинациях, и   сил — всем женщинам-художникам.

Вишневый сад  Режиссер — Юрий Погребничко 

Москва, театр Около дома Станиславского 

26.03, 27.03, 10.02  

 

 079_rusrep_05-8.jpg

В театре Погребничко — ушанки и вечерние платья, постаревшие мушкетеры и шесть сестер на троих, Чехов и Володин. Труппу, которую так любят московские интеллигенты,  за  границей считали главными авангардистами российского театра в девяностые и нулевые. Сам же Погребничко, маг из Вознесенского переулка, будто бы ставит один спектакль о чем-то, о чем трудно говорить, но что можно увидеть в печальных и умных глазах его актеров-учеников. «Вишневый сад», который репетировали больше двух лет, — символ «чего-то, о чем нельзя сказать». Кстати, в спектакле в спектакле использованы фрагменты пьесы Уильма Шекспира «Гамлет», а Раневскую играет молодая актриса Мария Погребничко.

Летели качели  Режиссер — Марфа Горвиц 

Москва, Театр «Практика» 

03.04, 04.04

 079_rusrep_05-5.jpg

35-летний Стас пытается жить по Летову и «Гражданской обороне». Получается  неказисто и явно не в такт. Кризис поколения, которое родилось в одной стране, а живет в другой, раздробленность сознания этих людей — в центре внимания режиссера Марты Горвиц. Из важного. Прошлая работа Горвиц в «Практике», спектакль «Золушка»  — зрительский хит уже несколько лет. Спектакль по переосмысленной французом Жоэлем Помра сказке — отличная возможность вспомнить о своих травмах взросления.  «Летели качели»  же изучают механизм зависания в детстве — как способа защиты психики от потрясений. Да, в спектакле два состава, увидеть стоит оба.

Преступление и наказание   Режиссер  — Константин Богомолов 

Санкт-Петербург, Приют Комедианта 

25. 03, 01.04

 079_rusrep_05-4.jpg

Кто следит за нетеатральной жизнью Константина Богомолова, узнал о распределении ролей в новой работе режиссера сразу после сообщения о том, что сломанный нос спасен. Причастен ли нос к тому, что на сайте театра на момент написания этого текста осталось несколько билетов — наверняка не узнать. Так или иначе, обещают традиционное для Богомолова переосмысление классики — на сей раз в духе криминального чтива. Да, на всякий случай: Богомолов ставит не роман Достоевского, а спектакль по его мотивам.

Питер Пен. Фантомные вибрации Режиссер — Роман Феодори

Москва, Театральный центр им. Мейерхольда

30.03, 31.03

 079_rusrep_05-7.jpg

Вам кажется, что ваш телефон звонит или вибрирует, хотя этого не происходит? Весьма вероятно, что вы родились в девяностые: по крайней мере, синдром фантомных вибраций считают болезнью миллениалов. Кстати, самих миллениалов социологи называют «Поколением Питера Пэна». Рисовать портрет этого поколения будут сами миллениалы — выпускники Мастерской Виктора Рыжакова в Школе-студии МХАТ,  актерская компания «Июльансамбль» (Мастерская Виктора Рыжакова). Обещают перформанс, социальную хореографию, драматическую игру и возможность что-то узнать про поколение, которое Олег Табаков, например, называл «непоротым».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (469) 25 марта 2019
    Добро как система
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Фотополигон
    Реклама