Товарищ Елбасы

Актуально
Москва, 25.03.2019
«Русский репортер» №5 (469)
19 марта 2019 года ровно в 19:00 президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, тридцать лет возглавлявший страну, объявил о своей отставке. Назарбаев продолжает удивлять стилем своей политики. У этого решения не было очевидного повода — ни болезни, ни непреодолимого давления, ни революции. Что это было и что воспоследует?

Zuma/TASS

— Я был удостоен чести моим народом стать первым президентом независимого Казахстана… Вспомним, как пала советская империя, оставив нам неразбериху и душевную смуту, разрушенную экономику и политику, — сказал Нурсултан Назарбаев в самом начале своего, как сам обозначил, исторического обращения к народу по поводу отставки с поста президента страны.

Он говорил по-русски и почти сразу завел речь об СССР. Назарбаев — единственный из лидеров республик, кто выступил против беловежского развала Союза; идеолог евразийской интеграции, которому тем не менее пришлось энергично строить национальное государство восточно-авторитарного типа, и оно прямо сейчас переводит казахский алфавит на латиницу. Говорил он предельно спокойно, профессионально ровно дыша, читая с экрана без всякой тени ельцинской экзальтации, типа «простите меня, я мухожук» («я ухожу»). Это было продолжение планомерной политической работы — видимо, это только начало спецоперации по мягкой и постепенной передаче власти следующему поколению лидеров, а не личный эмоциональный поступок.

Речь началась ровно в 19:00. До того никто из журналистов ничего не знал — никаких намеков и сливов. И вот в первые минуты после семи — сообщение «Назарбаев уходит» в мессенджере Вотсап, где тусуются самые оперативные группы казахских журналистов.

За годы независимости Казахстана было много разных новостей, но уход лидера — просто шок. Некоторые политологи, вероятно, прокручивали сценарии этого дня, но даже их новость застала врасплох.

Один из авторов текста только накануне за обеденным семейным столом обсуждала кадровые перестановки, которые последовали после трагедии в Астане, когда во времянке сгорело пятеро детей. Пожар, вспыхнувший в ночь на 4 февраля, уничтожил дом и унес жизни пяти девочек-сестер. Оба родителя в этот момент работали в ночную смену, семья была очень бедной. Власти посчитали это всего лишь «упущением департамента по ЧС», что разозлило казахстанцев. Ситуацию многие примерили на себя: бедность, неустроенность на фоне бюрократического равнодушия неприкасаемого государства.

Похороны детей молниеносно превратились в политическую акцию, волна публичных протестов прокатилась и по другим регионам страны — трагедия послужила поводом к тому, чтобы разжались пружины общего социального недовольства. Сотни женщин в разных городах вышли на улицы с обращенными к местным властям требованиями улучшить социальную помощь многодетным семьям. Самые массовые митинги прошли в Караганде, Актобе и Шымкенте. Это достаточно корректные митинги-пикеты, демонстраций не было — их в Казахстане «не принято» проводить. Любое проявление явного несогласия с политикой властей страны в публичной сфере жестко пресекается полицией. Но, несмотря на риск, группы людей (в основном женщины) приходили в офисы президентской партии «Нур Отан» и иногда кричали даже об ответственности властей страны за массовую бедность.

— Пусть правительство защищает права матери и ребенка по конституции! Если наши права защищены по конституции, то мы можем потребовать и землю, и квартиру. У нас есть богатства: золото, серебро, уран, уголь. Они все должны делиться на 18 миллионов человек, новорожденным — в виде процентов, — требовала мать шестерых детей Кунсулу Искакова. — Говорят, у нас богатая страна. Это нам дал Аллах, это наши предки нам оставили. Богатства должны принадлежать нашим детям! Наши дети должны их освоить. Почему мы должны жить в нищете?

Надо заметить, что в данный момент экономика Казахстана на подъеме, рост экономики — порядка 4%, то есть не взрывной, как в 2000-х, но и не дохло-призрачный, как в России, а настоящий. По многим параметрам управление экономикой здесь гораздо более внятное и целесообразное, чем российское. Падение, связанное с обвалом цен на нефть в 2014 году, естественно, тоже наблюдалось, но уже в 2016-м возобновился реальный рост. А за все время распада СССР, как сказал Назарбаев в своем обращении, «удалось поднять объем экономики в 15 раз, а доходы населения — в 9 раз (в долларовом выражении), что позволило сократить уровень бедности почти в 10 раз».

Но надо понимать, что Казахстан рос с очень низкой базы. В 1990-е был не просто обвал, а возвращение всего региона в полуфеодальное прошлое со сломом всей социальной ткани. Это было время массового отъезда городской русскоязычной интеллигенции, закрытия заводов, обвала образования и медицины. И сейчас за исключением небольшого «среднего класса», занятого в нефтянке и на госслужбе, народ живет бедно, существенно беднее, чем в среднем по России, притом что Казахстан значительно успешнее всей остальной Средней Азии. Медианная зарплата (это более точный параметр, чем средняя или минимальная) здесь составляет 85 600 тенге (примерно 14 500 рублей), то есть в два с лишним раза меньше, чем в России. Зарплата в столицах и нефтяных регионах может быть вдвое больше медианной, но в бедных регионах и отраслях — в два с лишним раза меньше. Так что в реальности у массы населения есть поводы для недовольства, даже несмотря на то, что рост зарплат, согласно статистике, возобновился. Назарбаев уходит на волне роста, но отнюдь не в ситуации всеобщего благоденствия.

После трагедии в Астане чиновники пообещали принять меры. А в конце февраля 2019 года Нурсултан Назарбаев раскритиковал работу кабинета министров, возглавляемого премьер-министром Бакытжаном Сагинтаевым. Он заявил, что правительство «не умеет работать с населением», не создало «реальные стимулы и инструменты для качественного роста экономики» и в целом не решило множество проблем. Вслед за этим последовала отставка правительства. А спустя месяц в отставку ушел сам президент.

— Нурсултан Назарбаев блестяще разыграл эту партию. Он уходит на взлете, побив все рекорды. Ушел, оставив после себя страну, которая сформирована им и под него. И при этом ушел, в принципе, недалеко. Очевидно, что он находится в форме, достаточной для того, чтобы контролировать ситуацию в стране. Тем более что с его уходом фактически вступает в силу закон «О Первом Президенте — Елбасы», — отмечает политолог Данияр Ашимбаев.

Назарбаев — единственный из лидеров республик, кто выступил против беловежского развала Союза; идеолог евразийской интеграции, которому тем не менее пришлось энергично строить национальное государство восточноавторитарного типа, и оно прямо сейчас переводит казахский алфавит на латиницу

По его словам, проведенная недавно смена правительства, назначение нового генпрокурора и руководителей регионов говорят о том, что эти «вопросы во многом обозначены первым президентом и вряд ли будут подвергнуты ревизии вторым».

Последние тридцать лет в Казахстане слово «президент» и фамилия «Назарбаев» были синонимами. Когда Нурсултан Назарбаев стал президентом, одного из авторов статьи еще и на свете не было — молодое поколение Казахстана не знает, что в стране может быть другой лидер. Назарбаев занимал пост президента (еще Казахской ССР) с 24 апреля 1990 года.

На пути к власти в 1987 году в журнале «Дружба народов» Назарбаев написал: «Руководитель не должен десятилетиями занимать один и тот же высокий пост. Нет той мобильности. Желание “казаться” на своем месте в конечном итоге создает ореол непогрешимости. Тут нужен временной ценз. И, само собой разумеется, гласность. Это лекарство от всех болезней. Вопрос состоит в моем искреннем убеждении, что любой авторитаризм в Казахстане — это путь в никуда. Огромные его портреты (речь идет о Динмухамеде Кунаеве, тогдашнем первом секретаре Компартии Казахской ССР. — “РР”) во всех городах и селах, конторах, школах, вузах — даже в бомбоубежищах! — в какой-то мере отождествляли его имя с судьбой Казахстана. Отсюда безнаказанность, нарушение законности, затушевывание проблем, нарушение норм социальной справедливости».

Михаил Фрадков, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Грузии Михаил Саакашвили и президент Украины Виктор Ющенко (слева направо) во время церемонии инаугурации президента Туркмении   020_rusrep_05-2.jpg Лазаренко Николай/ITAR-TASS
Михаил Фрадков, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Грузии Михаил Саакашвили и президент Украины Виктор Ющенко (слева направо) во время церемонии инаугурации президента Туркмении
Лазаренко Николай/ITAR-TASS

В декабре 1991-го Назарбаев возглавил уже независимое государство в ситуации, когда власть надо было удерживать, а государство — строить. И тут вариантов не было: это националистический, в той или иной мере исламизированный восточно-клановый режим власти. Реальный выбор сводился лишь к тому, будет ли этот авторитаризм способствовать росту, препятствовать гражданским конфликтам и жесткой исламизации — и насколько он будет душить свободы. Играть в демократию и гласность в такой ситуации было не то что неразумным — невозможным; казахский авторитаризм и так оказался мягче, чем в других странах Средней Азии (и даже чем в некоторых национальных республиках России), с одной стороны, и более успешным, чем киргизская клановая демократия, с другой. А портреты основателя страны — они и в относительно успешной и вестернизированной Турции на каждом шагу.

В 2015-м Нурсултан Назарбаев был переизбран на пятый срок с предсказуемым результатом, близким к 98 процентам, что свойственно странам без публичной политической конкуренции. В 2007 году парламент предоставил ему право избираться сколько угодно раз.

— Меня упрекают во всех разных грехах, то ли типа автократ, то ли диктатор. Я всегда говорю: если каждые пять лет мой народ на альтернативных выборах голосует за меня и ни разу это голосование не было ниже 80 процентов, о чем можно говорить? — вопрошал Назарбаев в апреле 2016 года.

Его полномочия истекали в 2020 году, и все думали, что он доработает этот свой срок и тогда уже назовет преемника. Но технология оказалась более сложной и эшелонированной. Передача власти — момент слабости всех авторитарных режимов (и нестабильных демократий); тут нельзя положиться на авось, если ты не ослеплен иллюзией собственного бессмертия и незаменимости, что часто и бывает. Вероятно, замысел в том, чтобы организовать выборы президента в следующем году так, чтобы они прошли под «зонтиком» верховного арбитра — Елбасы — готового погасить любой потенциальный элитный конфликт или попытку внешнего вмешательства своим непререкаемым авторитетом и ресурсами.

 После заявления Назарбаева об уходе Астану, столицу Казахстана, переименовали в Нурсултан 020_rusrep_05-1.jpg Галеев Рамиль/ITAR-TASS
После заявления Назарбаева об уходе Астану, столицу Казахстана, переименовали в Нурсултан
Галеев Рамиль/ITAR-TASS

По закону в случае досрочного освобождения или отрешения от должности президента Казахстана полномочия главы государства на оставшийся срок переходят к председателю сената. С 2013 года этот пост занимает Касым-Жомарт Токаев.

— Рядом со мной он работает с первых дней независимости Казахстана. Я хорошо его знаю. Он человек честный, ответственный и обязательный. Поддерживает всецело проводимую политику внутри страны и вовне. Все программы разрабатывались и принимались с его участием, — так Назарбаев охарактеризовал спикера парламента.

Сам же Назарбаев все еще остается с нами. Казахстанцы и не сомневались в его пожизненном правлении, но с поста президента он все-таки ушел, хотя и не отпустил рычаги стратегического контроля.

— Остаюсь председателем Совета безопасности, который наделен серьезными полномочиями. Остаюсь председателем партии «Нур Отан», членом Конституционного Совета, — говорится в его обращении к нации. — То есть остаюсь с вами. Заботы страны и народа остаются моими заботами.

К тому же Назарбаев сохраняет статус лидера нации, законодательно закрепленный за ним в 2010 году.

— Уже тогда это был первый шаг к построению системы транзита власти, — говорит политолог Досым Сатпаев.

Итак, спецоперация началась еще тогда, и осознание того, что невозможно лично контролировать все в деталях, что нужна какая-то более сложная модель управления, тоже было очевидным уже как минимум несколько лет.

— Назарбаев сделал очень правильный шаг, вовремя уйдя с должности президента. При этом ушел он не объясняясь. Тридцать лет у власти: наверное, просто устал после шестого срока, — говорит экономист Алмас Чукин.

Некоторые эксперты даже полагают, что уход Назарбаева «ненастоящий»:

— Его уход декоративен, ведь все-таки все рычаги власти будут у него как у лидера нации, руководителя Совета безопасности и лидера партии «Нур Отан», — говорит политолог Ербол Едилов.

Однако исторический анализ политических режимов показывает, что такие системы не бывают только для декора; так например, президентство Дмитрия Медведева проходило под надзором премьера Путина, но отнюдь не было декоративным — вокруг главы страны сложилась реальная элитная коалиция, и «рокировка» 2011–2012 годов была настоящей политической проблемой. А в Казахстане ставки выше, поскольку степень авторитарного контроля тоже выше. Поэтому Назарбаев и строит такой эшелонированный сценарий передачи власти маленькими дозами, видимо, не с целью реального ухода из политики (это было бы риском для системы), а с построением режима в расчете на перспективу после его ухода из жизни.

— По поводу Токаева стоит напомнить, что он будет исполнять обязанности только до следующих выборов. Кто бы ни стал следующим президентом, очевидно, что полномочий у него будет меньше, чем у Елбасы,— говорит Ербол Едилов.

Именно Назарбаев будет решать, если еще не решил, кто будет следующим президентом. Преемственность, сохранение всей системы власти Назарбаева подчеркивается так, чтобы поняли и совсем смелые головы — чтобы вообще ни у кого не возникло идеи, что власть зашаталась и можно попытаться побороться. Месседж «для тупых» доносится прямо и по-восточному вычурно. Действующий сейчас президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал решение Назарбаева об отставке «убедительным свидетельством его величия», которое было продиктовано «соображениями высшего порядка».

Старейший лидер на постсоветском пространстве Назарбаев пробыл у власти 30 лет. Фото 1992 года 021_rusrep_05-1.jpg Будневич И., Устиненко Анатолий/ КАЗТАГ-ИТАР-ТАСС
Старейший лидер на постсоветском пространстве Назарбаев пробыл у власти 30 лет. Фото 1992 года
Будневич И., Устиненко Анатолий/ КАЗТАГ-ИТАР-ТАСС

— Всеми своими достижениями и успехами Республика Казахстан обязана Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, — резюмировал Токаев.

И именно он предложил воздвигнуть в столице монумент в честь первого президента, переименовать в его честь все центральные улицы городов, а столицу страны Астану назвать его именем — Нурсултан.

Решение о переименовании столицы в обход законодательного требования о референдуме было принято немедленно, на следующий день. Петиция против переименования столицы на сайте GoPetition успела набрать 36 721 голосов на момент сдачи номера; народ, конечно, роптал. Политическая система ропота по привычке не услышала.

— Акимат города полностью поддерживает предложение Президента об увековечении имени нашего великого современника, Первого Президента — Елбасы Нурсултана Абишевича Назарбаева. К нам поступают письма от жителей города, трудовых коллективов в поддержку этой инициативы. Например, в социальных сетях один из жителей мне написал, что «новое название столицы станет началом новых побед города». Так и сказал: «сильное имя — Нурсултан», — заявил аким (мэр) бывшей Астаны Бахыт Султанов.

Кроме того, Токаев присвоил Назарбаеву звание «Халык Кахарманы» (Народный герой) и прикрепил к лацкану пиджака Назарбаева знак «Алтын Жулдыз» (Золотая звезда), после чего сложивший полномочия президента Назарбаев покинул здание парламента под бурные и продолжительные овации.

Система стабилизации на период перехода власти, конечно, включает в себя не только символические, но и фактические действия. Так, старшую дочь первого президента Казахстана Даригу Назарбаеву, в чьих руках находятся стратегические экономические активы, назначили спикером сената. Теперь ее новая должность — вторая в иерархии политической системы страны. Кандидатуру Назарбаевой предложил Касым-Жомарт Токаев, а депутаты сената Казахстана «единогласно» поддержали.

Значит ли это, что спецоперация гарантированно позволит сохранить стабильность в Казахстане на среднесрочную перспективу? Степень рисков — и элиты страны это понимают — очень велика. Борьба между Западом и Россией на постсоветском пространстве, что стало очевидным после начала войны на Украине, идет с непрерывным повышением ставок; игроки не жалеют ни стран, ни народов, а тут еще надо учитывать и интересы Китая. Казахстан очень зависим от внешней конъюнктуры, и его рынок не настолько велик, чтобы позволить реальные конфликты с мировыми центрами силы.

Назарбаев это понимает и, возможно, именно потому так перестраховывается. «Многие спрашивают: что будет через 10 лет? А мы не знаем, что завтра будет. Наша планета — песчинка в галактике, в космосе. Может подвергаться астероидным атакам. Может ударить вулкан!»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (469) 25 марта 2019
    Добро как система
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Фотополигон
    Реклама