Зачем украинцам слуга народа

Актуально
Москва, 25.03.2019
«Русский репортер» №5 (469)
31 марта состоится первый тур выборов президента Украины. Это естественная ближайшая во времени точка, когда можно было бы ожидать хороших новостей — в том, что касается мира в Донбассе и снижения остроты противостояния России с Западом. Ничего подобного, скорее всего, не произойдет

Efrem Lukatsky/AP/TASS

Слуга народа

— Если Зеленский станет президентом, радикально ничего не изменится. Вернее сказать, так: он не будет в той же мере, как Петр Порошенко, пытаться форсировать конфликты с Россией, но это вопрос стиля, а не курса страны, — утверждает главный редактор издания Strana.Ua Игорь Гужва. — И уж точно до парламентских выборов он вынужден будет договариваться со всеми имеющимися сейчас силами, то есть не будет обладать полнотой власти.

Актер, продюсер и бизнесмен Владимир Зеленский — лидер гонки с внушительным отрывом от ближайших конкурентов, Петра Порошенко и Юлии Тимошенко. Если его ничто не заставит снять свою кандидатуру, то его выход во второй тур чрезвычайно вероятен.

Это яркий пример самого сильного политического тренда в мире — антисистемного голосования граждан, которым ненавистны любые элиты, и те и эти. Безусловно, яркая кампания Зеленского полностью построена на роликах из нового сезона комедийного сериала «Слуга народа — 3», где он играет как раз президента от народа.

— У него есть минус: он не политик, довольно плохо формулирует мысли и не держит удар, когда задают острые вопросы. Поэтому он и минимизирует реальные встречи с людьми, вместо этого эффективно «стреляя» роликами из «Слуги народа», — рассказывает Гужва.

Например, герой Зеленского в ролике читает речь на похоронах предыдущего президента: «Спасибо, что ты нас наконец покинул». Или раздает депутатам наградные часы, на которых написаны имена не получателей, а какие-то другие. Депутаты в недоумении, герой же поясняет: это имена погибших на Майдане, вот их-то точно надо помнить.

Все эксперты, тем более конкуренты Зеленского, отмечают, что он не самостоятельный игрок, а ставленник олигарха Игоря Коломойского; в особенности его поддерживает соратник Коломойского Игорь Палица. Тот самый Палица, что стал губернатором в Одесской области после (и в результате) трагедии 2 мая 2014 года. Он некоторое время обеспечивал интересы Коломойского и успел напоследок (перед тем как Порошенко начал выдавливать его из страны) реализовать довольно много продукции своих предприятий, в том числе через одесский порт. Это тот случай, когда «кому война, кому мать родна»: Коломойский открыто и прямо финансировал эскалацию кровопролития не только в Одессе, но и в Донбассе; на его бюджете поначалу были националистические добровольческие батальоны, именно ему принадлежали плакаты «10 000 долларов за москаля. Выгодное предложение от ПриватБанка». Коломойский, конечно, никакой не украинский националист, а просто делец, будто специально ведущий себя как предписано в антисемитских карикатурах или пародиях на Мефистофеля. Он готов договариваться даже с ДНР, что показали его известные разговоры с пранкерами Вованом и Лексусом. И в данный момент у него война с Порошенко, отсюда парадокс: с «его» кандидатом многие связывают, видимо, напрасные надежды на то, что курс Украины станет менее антироссийским.

Герой Зеленского в ролике читает речь на похоронах предыдущего президента: «Спасибо, что ты нас наконец покинул». Или раздает депутатам наградные часы, на которых написаны имена  погибших на Майдане

— При этом и сам Зеленский — совсем не пустое место, — говорит Гужва. — У него есть сильный опыт успешного бизнеса. Он создал крупное кинопроизводство. Никто не может отрицать, что он очень талантливый человек. Но в политическом плане он чистый лист. И с ним будут пытаться работать все. Он, пытаясь усидеть на всех стульях, сначала делал небольшие реверансы в сторону русскоязычного избирателя Юго-Востока страны. Но потом скорректировал риторику, поддержал ставленницу американцев непопулярного министра здравоохранения Супрун, не стал, подобно своему герою из фильма «Слуга народа» посылать куда подальше МВФ.

Попытка поговорить с экспертами из лагеря Зеленского «РР» не удалась: они ссылаются на то, что неразумно «подставлять хорошего парня» из-за контактов с москальскими СМИ.

Голос Востока

Михаил Погребинский, известный украинский политолог, обратил наше внимание на почти сенсационный опрос Киевского международного института социологии (КМИС), старого и авторитетного института, работающего в том числе с российским Левада-Центром, об отношении украинцев к русским. В феврале 2019 года хорошо или очень хорошо относятся к России 57% украинцев, плохо или очень плохо — 27%. Причем процент тех, кто относится хорошо, вырос с 30% в 2015 году. И это больше, чем процент россиян, хорошо относящихся к Украине.

— Это на фоне разочарования действующей властью?

У Юлии Тимошенко партийная структура есть, есть сторонники во власти, но пока нет доступа к телевидению 023_rusrep_05-1.jpg  SERGEY DOLZHENKO/EPA/TASS
У Юлии Тимошенко партийная структура есть, есть сторонники во власти, но пока нет доступа к телевидению
SERGEY DOLZHENKO/EPA/TASS

— Нет, дело гораздо глубже, чем актуальный индикатор доверия к власти, — говорит Погребинский. — Это отношение ко всему курсу последних лет — милитаристской истерике, войне с церковью, с русским языком, памятью о 9 Мая. На Украине всегда было много людей с ненационалистическими взглядами, но еще три года назад об этом не решались открыто говорить.

Иными словами, теоретически даже после потери Крыма и части Донбасса ненационалистические и не антироссийские голоса на Украине могли бы быть важным политическим ресурсом. Но не являются. Почему?

— Адекватного представительства Юго-Востока нет и сейчас быть не может. Прежде всего из соображений безопасности, — говорит Погребинский. — За этой позицией нет никакой внушительной силы. Если Виктор Медведчук еще может занимать не пророссийскую, конечно, но и не антироссийскую позицию, то только потому, что системе все-таки нужен хоть какой-то интерфейс переговоров с Россией. Но людей на местах защитить просто некому — ни от преследования силовиков, ни от атак «активистов»; именно поэтому нельзя развернуть политическую партийную структуру реальной борьбы за власть.

Ситуация в условном «пророссийском», а точнее, не антироссийском лагере такова. Часть лидеров оппозиции попыталась объединиться вокруг самого рейтингового «провосточного» кандидата, члена правительства времен Януковича Юрия Бойко. В пользу него снял свою кандидатуру бизнесмен Вадим Рабинович, объединили свои медиа и прочие ресурсы группа Фирташа-Лёвочкина и группа Виктора Медведчука.

Но в коалицию не вошел некогда самый богатый олигарх страны, донецкий предприниматель Ринат Ахметов. В данный момент, похоже, он сделал выбор.

— Ринат Ахметов — бизнес-партнер Порошенко, — подтверждает Погребинский, — в том числе и по поводу широко обсуждаемой на Украине скандальной схемы «Роттердам+» (по сообщениям украинских СМИ, позволяющей сторонам получать сверхприбыли на угле и электроэнергии. — «РР»).

По нашей информации, Ринат Ахметов, вероятно, финансирует деятельность ряда американских организаций, занимающихся как раз «помощью Украине». То есть, в отличие от вечно затратной и топорной российской внешней политики, американцам удается порой переводить свое внешнеполитическое влияние на самоокупаемость.

Позиция Рината Ахметова привела к расколу в «Оппозиционном блоке» и выдвижению других кандидатов, из которых в гонке остался еще один бывший член правительства Януковича Александр Вилкул. Его рейтинг растет, но все равно более чем вдвое уступает рейтингу Бойко, который колеблется в районе 10%.

— При этом многие лидеры мнения антипорошенковской и ненационалистической части Украины, такие как суперпопулярный блогер Анатолий Шарий, прямо поддержали именно Вилкула. Почему?

— Да, на мой взгляд, это выглядело даже несколько неприлично, — говорит Погребинский. — Но я все равно могу понять их логику, хоть с ней и не согласен. Да, Вилкул говорит правильные и разумные вещи, и да, Бойко — это группа Лёвочкина, который, будучи главой администрации Януковича, как многие полагают, приложил руку к его свержению. Но все-таки, если бы у Юго-Востока был один кандидат, он мог бы претендовать на выход во второй тур с 15–16% голосов.

«Проблема Порошенко в том, что силовая вертикаль в раздрае. Если он прикажет что-то рискованное, то не факт, что выполнят. Но если он победит за счет фальсификации, у него все равно есть шансы удержаться»

Действительно, персонажи времен Януковича не вызывают большого энтузиазма у избирателя в том числе и Юго-Востока страны. Но после политической зачистки поля, массовых уголовных дел «за сепаратизм», запрета левых партий и движений, полной поддержки националистических групп со стороны властей выход во второй тур не антироссийского кандидата мог бы дать пространство для изменения страны. Однако это вряд ли произойдет.

— Ситуация в стране нестабильна, и может быть всякое, — уточняет Гужва. — Кроме того, никто не знает как повлияет на результат выборов массовая эмиграция населения в последние годы. Дело в том, что опросы общественного мнения проводятся по стандартной репрезентативной выборке исходя из официальных данных по числу людей того или иного возраста, пола, географии проживания. Но молодежь массово уезжает из страны. А доля старшего поколения среди избирателей увеличивается. Поэтому итоги выборов могут сильно отличаться от результатов опросов.

После Порошенко

На самом деле эти выборы на Украине очень интересные и конкурентные — ничего сколько-нибудь драматичного на выборах президента в России не было с 1996 года и, возможно, не будет, если не вспыхнет новый гражданский конфликт.

Президент Петр Порошенко, несмотря на войну, попытку ввести военное положение, невероятно активную кампанию, включающую основание Автокефальной украинской церкви и поход кораблей прямо в лапы российским пограничникам у Керчи, казалось бы, контролировавший силовиков и патронирующий националистические группы, действительно может потерять власть в результате демократических выборов.

Но может и сохранить власть.

— Петр Порошенко навязал и стиль, и характер этой кампании, все остальные более-менее реальные кандидаты лишь пытаются хоть как-то отвоевать себе куски информационного пространства, прочно оккупированного президентом, — говорит Погребинский. — За ним все каналы, в том числе и «оппозиционные». А уж ТРК «Украина» Ахметова — просто главный рупор Порошенко, хотя и должен был, по идее, скорее поддерживать Вилкула.

 Предвыборный плакат Владимира Зеленского 024_rusrep_05-1.jpg Анна Марченко/ТАСС
Предвыборный плакат Владимира Зеленского
Анна Марченко/ТАСС

И даже телеканалы группы Виктора Медведчука, которые поддерживают оппозиционного кандидата Юрия Бойко и транслируют его позицию, например, в отношении того, что надо договариваться с Донбассом и Россией, в новостях все равно продолжают говорить о «террористах» и стране-агрессоре. Получается так: в рекламе и на ток-шоу кандидат говорит о мире и недопустимости давления на Украинскую православную церковь, а новости доказывают, что нельзя вести переговоры с террористами и страной-агрессором и ходить к москальским попам.

— На самом деле, конечно, и телеканал «Интер», который поддерживает Бойко, и телеканал Коломойского «1+1», который поддерживает Зеленского, уже не лояльны Порошенко, — объясняет Гужва.

Но это не значит, что кто-то может выйти за пределы общего антироссийского информационного поля.

В войне с Порошенко теперь и часть элиты. Так, министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, который патронирует батальон «Азов» и его гражданский корпус, инициировал даже акции против Порошенко на его агитационных поездках. Теперь президента атакуют не только недовольные граждане Украины, которые донимают его вопросом «Почему вы преследуете журналиста Анатолия Шария?», но и националисты.

— Проблема Порошенко в том, что силовая вертикаль в раздрае, — говорит Гужва. — Если он прикажет что-то рискованное, то не факт, что исполнители выполнят. Но если он победит даже за счет фальсификации, у него все равно есть шансы удержаться. Так как я не уверен, что оппозиция сможет организовать против него новый большой Майдан. Поэтому для Порошенко важнее всего, чтобы подсчитали правильно. Если же он этого не добьется и ЦИК не зафиксирует его победу, от него сразу отвернутся все. Оспорить он уже ничего не сможет.

Сейчас генеральный прокурор Юрий Луценко выступил в американской прессе с обвинениями в адрес посла США на Украине Мари Йованович, что кажется смелым ходом. Но, по данным Strana.ua, партия поддержки президента Порошенко пытается сыграть на противоречии между сторонниками и противниками Трампа в Госдепартаменте, чтобы вызвать недоверие к депешам посольства о попытках Порошенко построить механизмы фальсификации.

Иногда даже зависимая политическая система умеет успешно играть через голову начальства, все равно как если бы региональные чиновники жаловались в Кремль через голову губернатора. То, что система зависима, по крайней мере, в кадровых вопросах, не вызывает сомнений. Тот же Луценко получил должность в результате того, что, как признавал Джо Байден, потребовал от Порошенко в шесть часов уволить «этого сукина сына» (бывшего генпрокурора Шокина). Чего не могут добиться представители США, так это «антикоррупционного» контроля, то есть контроля над бизнесом украинской элиты, потому что элита согласна пожертвовать всем, но не собой.

 Президент Петр Порошенко действительно может потерять власть в результате демократических выборов1 025_rusrep_05-1.jpg Zuma/TASS
Президент Петр Порошенко действительно может потерять власть в результате демократических выборов1
Zuma/TASS

Но конкретные назначения и отставки они производят вручную. Как написал в своем блоге Анатолий Шарий по поводу продления контракта чиновнику, которого было бы целесообразно уволить после скандала с многомиллионными бонусами в нищей воюющей стране, «Коболев съездил в США. Пожаловался. Мне сказали, что он останется главой Нафтогаз. Я не поверил. Это невозможно. Возможно! И вот уже Коболев остается главой Нафтогаза. Кто управляет Украиной? Мы (нецензурное слово. — «РР») колония уже официально?»

Если так, то от позиции американских представителей зависит многое — в частности, позволят ли Порошенко использовать запрещенные приемы для победы, без которых у него шансов немного и против Зеленского, и против Тимошенко, даже если он выйдет во второй тур.

— На самом деле американцы не делают ставок, которые могут привести к их зависимости от клиентов, — говорит Гужва. — Не так, как Россия до конца поддерживала Януковича. Это и потому, что там нет единой позиции по отношении к Украине — она не приоритет Трампа, и потому, что важнее влиять на курс страны, а не на людей. Вот выдвижение единого кандидата от Юго-Востока им было невыгодно допускать, и они смогли сорвать этот процесс. А с остальными кандидатами они будут работать в прежнем режиме.

У Порошенко есть шанс, поскольку у Зеленского нет партийной структуры и развернутой системы контроля за результатом голосования, у Юлии Тимошенко партийная структура есть, есть сторонники во власти, но пока нет доступа к телевидению.

Взгляд из Донбасса

— Для нас в любом случае ситуация проблемная — либо военный, либо политический вызов, — говорит командир бригады «Восток» Александр Ходаковский, чуть ли не единственный из ныне действующих донецких лидеров, кто имеет независимую позицию. — Если (что маловероятно) победит линия Медведчука на мир, то нам придется обсуждать неприемлемые для нас условия. Пока даже антипорошенковские силы обсуждают неприемлемые и невыполнимые условия. Если же Порошенко будет удерживать власть, то ему может в какой-то момент понадобиться прибегнуть к последнему доводу королей. Ему не впервой инициировать эскалацию с целью мобилизации сторонников внутри страны. И я не верю, что Юлия Тимошенко может изменить политику страны и что она сможет прийти без жестких обязательств перед США, кто бы на нее ни ставил.

Донбасс замер в ожидании, все время именно с выборами на Украине связывали шанс на перемены, которые оказываются призрачными. После убийства первого главы ДНР Александра Захарченко не поменялось ничего.

— Все по-прежнему, — говорит Ходаковский. — Внешторгсервис по-прежнему пытается управлять промышленностью, и стиль этого управления не поменялся — «государство в государстве». Исчезла клановость, появились дробление на мелкие группы влияния, относительная стабильность, переваривание небольшой бизнес-империи окружения Захарченко, замена его ставленников не вызывает турбулентности. В военной сфере тоже изменений нет, тучи сгущаются, страдает не только линия соприкосновения; высока вероятность, что военная карта будет все-таки разыграна Украиной. Пауза не может длиться вечно.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (469) 25 марта 2019
    Добро как система
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Фотополигон
    Реклама