7 вопросов Анастасии Татуловой, основателю кафе «АндерСон»

Интервью
Москва, 08.04.2019
«Русский репортер» №6 (470)
В марте Роспотребнадзор заявил о нарушениях в 14 из 17 кафе сети «АндерСон» в Москве: в 15 из 25 образцов была найдена кишечная палочка. Основательница семейного кафе Анастасия Татулова подала иск о клевете против Роспотребнадзора и публично выступила за изменения устаревших норм СанПиНа, которые мешают честному бизнесу. Предпринимать объяснила «РР», почему считает проведенную экспертизу ошибочной

Лана Павлова

1. Роспотребнадзор ранее уже обвинял сеть «АндерСон» в несоблюдении норм?

Нет, до этого были только внеплановые проверки Роспотребнадзора, и ни одна из них не касалась пищевой безопасности. Повышенного внимания к нам нет — есть проблема с контролем бизнеса в стране. Статистика грустная: на каждого предпринимателя в стране приходится по 4,5 проверки в год. Это огромное количество. Дело не в «АндерСоне»: с такими проблемами сталкиваются все. В Москве недавно была похожая история со «ВкусВиллом». Просто я хотела бы это изменить, и моя позиция не вызывает восторга у чиновников, работающих в Роспотребнадзоре. Ввязываться в такую борьбу — дело неблагодарное и опасное: мой случай показывает, насколько мы не защищены. Не высовывайся, не выступай за реформу ведомства, заплати штраф — и палочек никаких не найдут.

2. Почему вы уверены в том, что экспертиза Роспотребнадзора была ошибочной?

Они не соблюдают элементарных правил забора и анализа продукции на микробиологические исследования. Какие-то тетеньки пришли, взяли руками пирожные, положили их в сумку, а не в специальный контейнер, который должен охлаждаться, доставили его в лабораторию на следующий день… Это полностью дискредитирует результаты исследований: отбирать продукцию надо в стерильные контейнеры, перчатками, доставлять в лабораторию не позже чем через час — но это если ты хочешь получить реальный результат, а не то, что тебе сказали написать. При таком способе проверки можно обвинить кого угодно и закрыть любое кафе.

У нас есть внутренняя служба контроля качества, которая каждое кафе проверяет и с помощью видеонаблюдения, и живым аудитом, а зарплата сотрудников кафе зависит от того, как пройден аудит. Каждый продукт, который мы производим, регулярно проверяется на микробиологию, в том числе и на кишечную палочку. Любое предприятие, занимающееся пищевой продукцией, обязано раз в квартал сдавать смывы и продукцию на проверку — мы это делаем раз в месяц. Наши мартовские анализы чисты все до единого, мы сдаем их в сертифицированную независимую лабораторию. Служба качества также проверяет, соблюдены ли все сроки годности, контролирует санитарное состояние кухни, безопасность и чистоту детских зон.

3. Ваша внутренняя проверка когда-либо находила кишечную палочку в продуктах?

Есть допустимые нормы, превышение которых теоретически может привести к отравлению. У нас такого превышения никогда не отмечалось.

4. Вы не думаете, что проверки были инициированы кем-то, кто хотел помешать сети «АндерСон» как успешному бизнесу?

Я об этом даже думать не хочу — это деструктивно. То, что Роспотребнадзор использует в разных ситуациях давление на бизнес, — это общеизвестный факт. Для обычного потребителя звучит страшно, когда Роспотребнадзор заявляет, что в таком-то заведении найдена кишечная палочка. Никто же не помнит, что эту кишечную палочку, когда надо, Роспотребназдор находил и в грузинском вине, и в боржоми, и в «Макдональдсе», где запредельно высокий уровень санитарии… Я выступаю за полную реформу этой службы! От некомпетентных проверок «воет» не только индустрия питания вне дома, но и гостиницы, крупные производства, больницы, детские сады, магазины, салоны красоты. Недавно Нюта Федермессер (учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера». — «РР») написала пост о том, как Роспотребнадзор у них сосиски линейкой мерил — были не по ГОСТу.

5. Вы говорили об устаревших нормах СанПиНа, которые мешают честному бизнесу. Что это за нормы?

Десятки пунктов давно неактуальны. Например, требование мыть посуду в трех раковинах, вести вентиляцию выше чем на метр от крыши, тогда как во всем мире уже десять лет используются фильтры, с помощью которых можно очищать воздух и выводить его в общедомовую шахту, а не выбрасывать его грязным в город. Это хаотический набор правил, которые уже никак не защищают потребителя. Приходится постоянно отслеживать, какие требования по-прежнему имеют отношение к безопасности и профилактике. А все должно быть как в правилах дорожного движения: однозначно, коротко и обязательно для всех.

6. В пресс-релизе Роспотребнадзора говорилось о многочисленных жалобах на кафе. Это правда?

Это обман и одна из причин, по которой мы подали иск о клевете против Роспотребнадзора — впервые в стране. За прошлый год у нас были всего две внеплановые проверки Роспотребнадзора, и ни одна из них не была связана с тем, что люди пожаловались на отравление. Обе проводились в связи с шумом вентиляции. Мы с каждым сообщением, которое нам поступает от потребителя, работаем.

7. Вы обсуждали с Роспотребнадзором варианты решения конфликта?

Сейчас, после того как разразился публичный скандал, Роспотребнадзор ведет с нами активную коммуникацию. Мы остановились на том, что сдадим образцы в независимую лабораторию и параллельно в лабораторию Роспотребнадзора, а затем примем решение.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (470) 8 апреля 2019
    Политическое не страшно; страшно то, что внутри происходит
    Содержание:
    Реклама