Джорджо Мородер: «Диско по-прежнему популярно, потому что люди любят танцевать»

Среда обитания
Москва, 22.04.2019
«Русский репортер» №7-8 (473)
Итальянского композитора Джорджо Мородера называют «крестным отцом диско» и «пионером синти-попа». В этом году лауреат «Грэмми», «Оскара» и «Золотого глобуса» отправится в свои первые в многолетней карьере гастроли. В московском «Крокус Сити Холле» 13 мая пройдет шоу The Celebration of the 80’s, на котором музыкант будет петь, играть на разных инструментах и рассказывать «очень личные истории о своих творческих союзах». «Русский репортер» поговорил с Джорджо Мородером об электронной музыке и о том, как рождалось диско

Zdenko Hanout

С чего началась ваша карьера?

В 1975 –1976 годах я записал первую диско-композицию с певицей Донной Саммер. Мы с ней выпустили множество песен, которые стали хитами. После Love to Love You Baby вышло еще 50–60 песен. Кажется, в 1978-м я записал I Feel Love, которая стала одной из первых электронных диско-композиций.

Почему вы решили работать именно в этом направлении?

Мне всегда нравилась ритмичная музыка. Песни, под которые можно танцевать. Правда, сам я танцевать не умею… Но знаю, что многим понравилась песня Love to Love You Baby. Так родилось диско.

Что вошло в программу вашего тура?

В программу включены 19–20 песен, каждую из которых я записал сам, включая наши лучшие хиты с Донной Саммер. На концерте можно будет услышать саундтреки к фильмам: Take My Breath Away к киноленте «Лучший стрелок», трек Call Me, записанный для фильма «Американский жиголо». Все самые успешные композиции.

Вы уже бывали в России?

Нет. Буду очень рад увидеть Москву, красивый туристический город. Сюда приезжает множество людей из самых разных стран — здесь есть что посмотреть. И мы немного побудем туристами, осмотрим город.

У вас три премии «Оскар» за лучшее музыкальное сопровождение к фильмам. Что вы испытали, получая эти награды?

В моем сердце остался первый «Оскар». Это была композиция Flashdance… What a Feeling к фильму «Полуночный экспресс». Потом были и «Танец-вспышка», и «Лучший стрелок», они мне тоже очень нравились. Но первый был особенным.

Есть фильмы, к которым вы хотели написать музыку, но не смогли?

Да, таких много. Например, фильм «Слава» [Паоло Бенвенути. — «РР»]. Было много кинолент, к которым я не смог написать музыку из-за своей работы… Очень жаль.

На дискотеках в конце 70-х годов родилась новая культура. Что изменилось с тех пор?

На самом деле мало что изменилось. Диско по-прежнему популярно, только теперь его называют dance music. Вы можете также назвать этот жанр электронной танцевальной музыкой — EDM… Поскольку люди, как прежде, любят танцевать, музыка не сильно меняется. Времена меняются в том смысле, что в один день на дискотеках выстреливает диско, затем хорошо идет панк, потом рэп. Но в любом случае диско есть и сегодня, и оно все так же востребовано.

В Мюнхене у вас была своя студия Musicland. Какие воспоминания у вас остались о том периоде?

У меня о ней лучшие воспоминания. Там мы записывали Love to Love Me, Baby с Донной Саммер. Там у меня побывали такие группы, как Led Zeppelin, Rolling Stones, Queen, а также музыканты Элтон Джон, Род Стюарт. Студия работала очень хорошо.

Какие современные группы вам нравятся?

Даже не знаю… Есть несколько английских исполнителей, которые мне нравятся. Например, очень люблю Дуа Липу. Еще впечатляют американцы, особенно рэперы: Пост Мэлоун, Канье Уэст. Всех их объединяет прекрасное исполнение.

В композиции Giorgio by Moroder говорится, что синтезатор — это инструмент будущего. Ваше мнение не изменилось?

Нет, я и сегодня считаю, что синтезатор, если вы с ним хорошо работаете, — это инструмент, который поможет вам найти новые звуки. Это действительно инструмент будущего, который дополняет гитару, фортепиано, скрипку. Хотя сегодня он уже не вызывает удивления: им пользуются все.

Вы больше не играете на гитаре, с которой когда-то начинали?

В начале своей музыкальной карьеры я играл на гитаре — нас было трое человек в группе. Потом понемногу я начал играть на басу, а затем на фортепиано. Теперь я играю только на небольшом фортепиано. Гитара и бас больше не звучат.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №7-8 (473) 22 апреля 2019
    Джулиан Ассанж
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Фотополигон
    Реклама