Глава Македонии: Россия — большой друг

Актуально
Москва, 22.04.2019
«Русский репортер» №7-8 (473)
21 апреля в Северной Македонии состоялись президентские выборы. Глава государства, премьер-министр страны Зоран Заев, несмотря на активное участие в президентской кампании своего однопартийца Стево Пендаровского и ежедневных митингах по всей стране, согласился встретиться с корреспондентом «РР» после одного из подобных мероприятий в Скопье и ответить в числе прочего на острые вопросы. Несмотря на вступление страны в НАТО, Заев говорит о дружбе с Россией и поддерживает «Турецкий поток»

Сергей Белоус

— В последний раз мы с вами виделись в 2016-м, когда на улицах Скопье происходила «разноцветная революция». Что существенно изменилось с тех пор, как она фактически победила и вы стали премьер-министром Македонии?

— В Республике Северная Македония многое поменялось. В 2016 году, когда я давал вам интервью, мы были Республикой Македония, а для отдельных стран мира — БЮРМ (Бывшей Югославской Республикой Македония), поскольку государство признали не все, была блокада. В таких обстоятельствах произошли реальные перемены: мы заключили исторический договор с нашими друзьями из Болгарии, затем договор с Грецией. Были внесены изменения в Конституцию; мы получили признание нашего македонского народа, признание македонского языка. Произошло и географическое разграничение с историческим регионом Македония, и сейчас наша страна называется Республика Северная Македония. Таким образом, мы установили дружеские отношения со всеми нашими пятью соседями.

В нашем многонациональном государстве проживают македонцы, албанцы, турки, сербы, влахи, цыгане, босняки. Сейчас все мы сплочены, образуем единое общество и развиваем концепцию равных граждан. В экономическом плане страна идет вперед: рецессия в 2016 году составила минус 1,8%, а сейчас наблюдается рост 3,7%. Увеличился и приток иностранных инвестиций. В целом уровень жизни в нашей стране вырос.

— Всего 37% граждан вышли на референдум о соглашении с Грецией и переименовании в Северную Македонию. Почему так мало?

— Потому что из 1,8 миллиона избирателей, или 2,1 миллиона жителей, более 600 тысяч уехали из страны и живут в Швейцарии, Германии, Италии — везде. Кроме того, сложность вызывает сам вопрос: «Согласны ли вы изменить наименование нашей страны, чтобы она стала членом Европейского Союза и НАТО?». По моему мнению, 667 тысяч граждан, которые вышли на референдум, — это огромное большинство. Референдум был успешным, право на окончательное решение в итоге было передано Парламенту. Парламент двумя третями голосов в течение 110 дней завершил процесс конституционных изменений, чтобы можно было осуществить ратификацию Преспанского соглашения и проголосовать за изменение Конституции. И сегодня у нас нет каких-либо проблем с соседями или с какой-либо другой страной мира.

— Россия признала Македонию под новым именем. Но в Москве задаются вопросом, стоит ли ожидать перемен в македонско-российских отношениях после победы «разноцветной революции». В российских СМИ высказывались предположения о том, что вы собираетесь ввести санкции против России. Так ли это?

Нет. Российская Федерация — наш большой друг, российский народ — большой друг. Мы два православных народа, у которых есть общая культура, общая вера. Между нами  братская связь, которая, как я ожидаю, в будущем будет крепнуть, а не регрессировать.

Конечно же, Российская Федерация сделала большой дружеский жест, признав двустороннюю договоренность, которая была достигнута между нашей страной и Грецией, проявила к нам уважение. И мы продолжаем двигаться в этом направлении. Наша страна пока не входит в Европейский Союз, и мы — вместе с очень немногими странами — не присоединились к санкциям против России, поскольку развивать экономические отношения с Россией в интересах нашего народа. По результатам первых трех месяцев экспорт и импорт выросли более чем на 40%; Северной Македонии необходимо сотрудничество со всем миром. Неверно утверждать, будто бы мы хотим взаимодействовать только с Америкой и Европой. Мы хотим сотрудничать и с Россией, и с Китаем. Мы маленькая страна, нам необходимо укреплять отношения и с Российской Федерацией, и с российским народом.

 

молодой активист с флагом «Разноцветная революция» на центральной площади Скопье (июнь 2016) 027_rusrep_07-1.jpg Сергей Белоус
молодой активист с флагом «Разноцветная революция» на центральной площади Скопье (июнь 2016)
Сергей Белоус

«Мы — вместе с очень небольшим количеством других стран — не присоединились к санкциям против России, поскольку развивать экономические отношения с Россией в интересах нашей страны»

— Заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Мэтью Палмер заявил, что Москва якобы «тщательно стремилась» подорвать договоренности между Грецией и Северной Македонией. По-вашему, это обоснованное или ошибочное суждение?

— Еще раз повторяю: наш народ решил использовать свое суверенное право быть членом НАТО и вступить в Европейский Союз. Но это не означает, что мы намерены с кем-то враждовать. Мы хотим развивать дружеские отношения со всеми. Конечно, каждая страна дала свой комментарий, и комментарии были принципиальными. Российская Федерация против расширения НАТО, но не против Македонии или граждан Республики Северная Македония. Я убежден, что Россия нам друг и в будущем поддержка с ее стороны будет расти.

— Значит, лично вы не заметили попыток России помешать Македонии заключить это соглашение и вступить в НАТО?

— У России была своя позиция, которая в каких-то пунктах не нравилась мне или части наших граждан. Но я эту позицию понимаю, потому что Россия, как я уже сказал, против расширения блока НАТО. Тем не менее наша страна хочет быть членом НАТО, хочет чувствовать себя уверенно, безопасно и способствовать установлению мира во всем мире.

— Год назад вы выслали одного из российских дипломатов из посольства РФ в Скопье в связи с делом об отравлении Скрипаля. Зачем? Это был знак солидарности с НАТО?

— Речь не о солидарности. Речь о международных конвенциях и правилах, которые все должны соблюдать. Когда наши дипломаты или наши аккредитованные сотрудники работают в России, они должны придерживаться международных правил. Так и с русскими дипломатами и сотрудниками, которые аккредитованы для работы здесь. Все мы подписали международные конвенции. В данном случае была нарушена граница несоблюдения правил международных конвенций — со всеми доказательствами, которые мы предоставили нашему другу, Российской Федерации, чтобы объяснить, что и как нарушено.

— Однако расследование еще не закончено, и убедительных доказательств вины России британской стороной не было предоставлено.

— Мы не комментируем события в Великобритании. Мы экстрадировали дипломата потому, что он нарушил международные договоры и конвенции здесь, работая в Республике Северная Македония. И сделали это аккуратно, предоставив доказательства российскому посольству, чтобы было видно, о чем речь. На этом было заострено внимание, чтобы в будущем мы могли строить дружеские отношения.

— Что касается «Турецкого потока», еще недавно были планы провести одну из его веток через Македонию. Но теперь вернулись к варианту с Болгарией, македонская опция оставлена в качестве запасной. Какова ваша позиция по этому вопросу?

Протест «Разноцветной революции» перед Домом правительства в 5-ю годовщину смерти Мартина Нешковского (6 июня 2016 г.) — студента, забитого до смерти охраной премьера Н. Груевского 028_rusrep_07-1.jpg Сергей Белоус
Протест «Разноцветной революции» перед Домом правительства в 5-ю годовщину смерти Мартина Нешковского (6 июня 2016 г.) — студента, забитого до смерти охраной премьера Н. Груевского
Сергей Белоус

— Мы хотим, чтобы газопроводы проходили через нашу страну. Она действительно является перекрестком на Балканах, и мы заинтересованы в том, чтобы здесь проходили и «Турецкий поток», и Трансадриатический газопровод (Trans Adriatic Pipeline), и российский газ (от «Газпрома») через Болгарию — пусть будет все. Это реальная возможность для нашей страны и наших граждан получать дополнительный доход.

— То есть вы поддерживаете проект «Турецкий поток»?

— Разумеется.

— Сейчас часто поговаривают о том, что, мол, албанцы стремятся создать «Великую Албанию». И вас критикуют за расширение прав албанцев в Македонии, поскольку это им на руку. Существует ли, на ваш взгляд, угроза образования «Великой Албании»?

— Нет. Я являюсь одним из сторонников проекта единого общества для всех. Мы боремся за то, чтобы все граждане Республики Северная Македония имели одинаковые права и одинаковые обязанности по отношению к государству. Только при этом условии мы можем утверждать, что страна наша — общая. Помимо македонцев здесь живут албанцы, турки, сербы, влахи, цыгане, босняки; их отцы и деды родились здесь, их дети рождаются здесь, и уже на подходе внуки. Эти люди хотят чувствовать страну своей. Только сейчас мы на законодательном уровне предоставили им право использовать родной язык: это гарантирует Конституция. Закон принят несколько месяцев назад, он функционирует…

— Ваши оппоненты говорят, что таким образом вы создали «угрозу федерализации» Македонии.

— Нисколько. Угроза федерализации возникает, если мы ругаемся между собой, если не гарантируем прав человека. Тогда люди будут отстаивать свои права иным способом (Заев интонационно подчеркивает слово «иным», намекая на опасность повторения гражданской войны наподобие той, что потрясла Македонию в 2001 году. — «РР»). Вот так, строя свою страну, сегодня и албанцы, и другие этнические сообщества с меньшей численностью борются за нашу Македонию: чтобы все были вместе, чтобы жизнь была лучше, чтобы у людей были достойные перспективы.

— «Разноцветную революцию» в СМИ часто сравнивали с киевским Майданом. В чем, по-вашему, главное отличие?

— Вы же сами были свидетелем «разноцветной революции»… Это был мирный протест, который закончился выборами, где власть поменялась голосованием — без крови, без человеческих жертв, без пострадавших. Это произошло в результате гражданского протеста, который является демократическим правом. В этом состоит разница между какой-либо другой революцией и нашей «разноцветной революцией» в Скопье.

— В соседней Сербии, где сейчас регулярно проходят массовые антиправительственные протесты, говорят об «опасности македонского сценария». Насколько верно это сравнение?

Протесты проходят везде в мире. В том числе и в Скопье, сегодня, против моего правительства. Люди протестуют, когда недовольны. Сербы — наши братья, православный народ. Я желаю Сербии только хорошего. У меня даже мысли не возникнет вмешиваться в дела какой-либо соседней страны! Граждане Сербии знают, что для них лучше. Мы намереваемся по-прежнему сотрудничать с сербским правительством, с сербским президентом. Еще очень многое можно сделать в плане сотрудничества в области экономики, здравоохранения, образования и других сферах.

— В российских СМИ цитировали ваше заявление: «Если не принять дополнительных мер в связи с низким интересом ЕС и США в этом регионе, у России появится больше пространства для продвижения своих интересов». А может, наоборот, американское влияние уже настолько велико, что ставит под сомнение суверенитет Македонии? Часто приходилось слышать от македонских коллег и дипломатов: посол США в Скопье ведет себя как «губернатор»…

— Наша страна является суверенной, решения принимаются в нашем парламенте, в нашем правительстве. Народ принимает решения на выборах. Для нас важно, чтобы все были с нами в мирных отношениях. Пускай «вмешиваются» — но в экономическом плане: помогают инвестициями, строят фабрики. Давайте налаживать сотрудничество — строить газопроводы вместе, давайте развивать страну, экспортировать отсюда овощи, а у России мы возьмем газ и железо… В этом и состоит интерес. Так и с Америкой, так и с Германией, и с Британией, и с Китаем, и со всем миром! Мы маленькая страна. Мы хотим только дружеских отношений, ничего больше.

 

 Активисты «Разноцветной революции» разукрашивают центральную площадь Скопье в цвет крови (символ убийства М. Нешковского) (6 июня) 029_rusrep_07-1.jpg Сергей Белоус
Активисты «Разноцветной революции» разукрашивают центральную площадь Скопье в цвет крови (символ убийства М. Нешковского) (6 июня)
Сергей Белоус

— В нашу прошлую встречу вы критиковали тогдашнюю власть за раздутую государственную администрацию и заявили, что обязательно ее сократите…

— Когда мы были оппозицией, в государственной администрации было 180 тысяч сотрудников. Затем часть из них вышла на пенсию — это число уменьшилось до 165 тысяч. В настоящий момент в государственной администрации работает 149 тысяч человек. Это число постепенно уменьшается с появлением рабочих мест в частном секторе, за которым будущее развития страны.

Как Македония стала Северной

Небольшая Македония с населением менее двух миллионов человек расположена на стратегически важном участке юго-восточной Европы. В последние несколько лет Македония регулярно привлекает к себе внимание международной общественности: с 2015-го по начало 2017-го страну потрясали массовые протесты, названные впоследствии «разноцветной революцией». Протестующие забрасывали госучреждения и многочисленные безвкусные новоделы в Скопье «капитошками» с краской, выражая справедливое недовольство внутренней политикой правящей тогда партии ВМРО-ДПМНЕ во главе с премьер-министром Николой Груевским. Протест носил ярко выраженный «надпартийный» характер, однако фактически ключевой силой была оппозиционная партия СДСМ (Социал-демократический союз Македонии) во главе с Зораном Заевым — главным оппонентом Груевского и его партии, который в результате и стал премьер-министром. Именно Заев предал гласности материалы, подтверждающие массовое прослушивание 20 тысяч граждан (особенно госслужащих) властями — более того, аудиозаписи, которые в народе назвали «бомбами», скомпрометировали самих властных чиновников и подлили масла в огонь протестов.

Вскоре политический кризис в Македонии стал предметом разбирательств официальных представителей ЕС и США, которые путем переговоров со сторонами конфликта и точечного давления на власть добились ряда уступок (в частности, ухода с поста премьера Груевского, назначения на руководящие должности — например, в МВД — членов СДСМ), а позже и проведения внеочередных выборов.

Несмотря на то что фактически на выборах в декабре 2016 года с перевесом в два мандата победила правящая ВМРО-ДПМНЕ (51 против 49 у СДСМ), впоследствии она потеряла руководящую позицию, так как ее давний союзник, албанская партия ДУИ, вступила в коалицию с СДСМ, которая таким образом получила большинство в парламенте. Следует пояснить, что по закону македонское правительство и парламентская коалиция не могут существовать без политсил албанского меньшинства (которое по различным оценкам составляет от 20 до 30% населения), а те, в свою очередь, сверхлояльны США и выступают для Вашингтона «ручным регулятором» политического климата в стране. В конечном счете в мае 2017 года премьер-министром Македонии был избран Зоран Заев.

В январе 2018-го парламент Македонии принял новый Закон о языках, который предоставил албанскому языку статус второго государственного наравне с македонским. Ранее (согласно Охридскому соглашению) официальный статус албанский язык имел лишь в общинах, где албанское меньшинство составляет более 20% населения. Это возмутило консервативную часть македонского общества и оказавшуюся в оппозиции ВМРО-ДПМНЕ (которая сама, будучи при власти, тайно вела переговоры о подобном законе с албанскими партиями).

Тогда же возобновились переговоры с Грецией, которая блокировала интеграцию Македонии в ЕС и НАТО из-за спора вокруг госнаименования: Афины опасались, что закрепление название «Македония» за их соседом даст возможность Скопье предъявить территориальные претензии на одноименную греческую область, а также обвиняли македонцев, которые приписали себе античные корни, в краже культурного наследия. В июне 2018 года премьер-министры Греции и Македонии достигли компромисса: было принято решение о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию. 17 июня главы МИД обеих стран на берегу озера Преспа, по которому проходит общая граница, торжественно подписали соглашение о новом официальном наименовании Македонии (Преспанское соглашение). Через несколько дней его ратифицировал македонский парламент.

Хотя, согласно соцопросам, подавляющее большинство граждан Македонии выступает за интеграцию в НАТО, подобная цена евроатлантического будущего устроила немногих. На улицы Скопье вышли десятки тысяч людей, протестующих против переименования. А референдум, проведенный в сентябре 2018-го, с вопросом «Поддерживаете ли вы членство в Европейском союзе и НАТО на условии достигнутого соглашения между Республикой Македония и Грецией?» был практически бойкотирован населением: на него вышло всего 36,9% (при минимально необходимой явке в 50%). Хотя референдум был признан несостоявшимся, его назвали «консультативным», и решение о внесении соответствующих правок в конституцию было передано в парламент. Уже под новым конституционным именем Республика Северная Македония в феврале 2019 года подписала протокол о вступлении в НАТО, которое ожидается в конце этого — начале следующего года.

Итоги «разноцветной революции» всецело устраивают албанское меньшинство (чей представитель Талат Джафери, в прошлом комбриг сепаратистской «Армии национального освобождения», стал спикером парламента). А вот среди македонцев оценки разнятся: с одной стороны, стало «свободнее дышать» — канула в лету практика угроз и шантажа в адрес инакомыслящих со стороны чувствительной к критике ВМРО, но реального экономического прорыва пока не произошло. Недовольство насущными проблемами не иссякло, но, похоже, теперь некому стало его канализировать в нужном направлении, и протесты сошли на нет.

Ушедший в результате прошедших выборов президент страны Георге Иванов олицетворял «старый режим» Груевского и эпоху правления ВМРО и до последнего выступал против решений нынешнего правительства — в том числе категорически отказываясь подписывать достигнутые соглашения с Грецией и закон об албанском языке как втором государственном.

Результаты выборов на момент сдачи номера в печать не были известны.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №7-8 (473) 22 апреля 2019
    Джулиан Ассанж
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотопроект
    Фотополигон
    Реклама