7 вопросов Сергею Шаргунову, писателю и депутату

Интервью
Москва, 17.06.2019
«Русский репортер» №11 (476)
Известный писатель и депутат Госдумы Сергей Шаргунов публично выступил в защиту Ивана Голунова и отправил депутатский запрос этого дела. А после освобождения Голунова призвал защищать не только «своих» и знакомых, но и забытых всеми жертв несправедливости, в частности украинку Ирину Воронцову, которую российский суд приговорил к депортации в Киев, где ее, вероятно, ждет арест

Молли Таллант

1. Сергей, вы часто защищаете непопулярных людей, истории которых не могут сделать хайпа. Это какое-то осознанное решение — быть на стороне слабого маленького человека?

Наверное, это христианское воспитание, которого придерживались мои родители. Позиция поповича. Ну и понимание своих обязанностей как литератора, гражданина и депутата — милость к падшим призывать, в жестокий век восславлять свободу, защищать «маленького человека», униженного и оскорбленного.

2. Вы защищали украинскую журналистку Елену Бойко, известную не всегда приятной ролью «украинского эксперта» на скандальных ток-шоу. Ее выдворили из России на Украину, где она считается врагом. Вы знаете, что с ней сейчас происходит?

Знаю, что ее все предали. Потому что система, начав жевать человека, его обычно не выплевывает. Елену схватили тупые исполнители по доносам украинской московской диаспоры, увлеченной конфликтами и интригами. Елена бежала от преследований майданных властей, была известна миллионам телезрителей в России. А в итоге ее выдали обратно, сдали плачущую на границе автоматчикам с рук на руки. И отправили во Львов, в тюрьму, где она и продолжает сидеть, обвиняемая в сепаратизме. Ее уже и в карцер бросали. Но нашим лоялистам и охранителям до этого нет дела! Я обошел по ее поводу все кабинеты власти — никто не смог помочь.

Надеюсь на ее скорое освобождение.

3. Активистка антимайдана Марина Меньшикова, выдворенная из Крыма, повесилась в украинской тюрьме. Или ее повесили. Вы защищали и ее — но не смогли. Почему вы продолжаете?

Больно и страшно, когда поздно узнаешь о выдаче человека и не успеваешь помочь.

Продолжаю прежде всего потому, что счастлив за тех, кому помочь удалось. Некоторых ополченцев снимали возле границы прямо с поезда и спасали. Некоторых я навещал в месте их заточения — в центре временного содержания и боролся за них до конца. Короче говоря, очень многих ополченцев отстоял и не дал выдворить. Некоторые теперь и гражданство получают. Значит, усилия не напрасны.

4. Как вы узнали о деле Ирины Воронцовой? Кто она, если коротко?

Она сама ко мне подошла, обратилась после одной литературной встречи в Петербурге. Интеллигентная хрупкая девушка. С декабря 2009 года Воронцова живет в Санкт-Петербурге, работает веб-дизайнером, замужем за гражданином РФ. На Украине в период с 2006 по 2008 годы была организатором и участницей многих политических выступлений в поддержку «русского мира». Много раз подвергалась нападениям со стороны украинских националистов. В 2014 году принимала участие в сборе гуманитарной помощи для Донбасса. В 2015-м отправилась в Донецк в качестве волонтера.

Внесена в базу сайта «Миротворец» как «пособник террористов». Ей грозит срок до 15 лет.

В сентябре 2018 года Ирина подала ходатайство о предоставлении временного убежища на территории РФ. В декабре 2018-го в предоставлении временного убежища отказано. Теперь суд ее приговорил к выдаче на Украину.

Будем откровенны: причина в ее близости к лимоновцам, активистам «Другой России», среди которых были и погибшие в донбасской войне. Она фотографировала их антиолигархическую акцию в Питере и теперь за это должна стать жертвой украинского режима.

5. Вы говорили, что общий гражданский настрой в деле Ивана Голунова был очень правильный, но несправедливо не распространять такой же на других невинно осужденных. Мне показалось, что вас задевает такое неравномерное распределение гражданского ресурса. Так ли это?

Когда арестовали Ивана Голунова, я отправил запрос генпрокурору, перечислив все нелепости этого дела, свидетельствующие о его сфабрикованности. Нет, я не осуждаю журналистов за то, что они сделали все, чтобы вытащить невиновного коллегу. Проблема скорее в наших «государственниках». Они злятся на правозащитную активность неприятных им сил. А сами предпочитают оправдывать систему и ничего не делают для защиты единомышленников. Вот это постыдно! В защиту той же Елены Бойко не было даже никаких пикетов…

6. Почему Россия выдает тех, кто на ее стороне?

Потому что нет патриотичного гражданского общества. Слишком многие инертны и архаичны. Если бы они заставили с собой считаться и себя слышать — никого бы не выдавали.

7. Есть ли шансы помочь Ирине остаться в России? Что общество должно для этого сделать?

Буду делать все, чтобы ее отстоять. Но в значительной степени ощущаю себя одиночкой. Только получаю в Фейсбуке кучу комментариев от тех, кто считает, что государство всегда право. Не будьте малодушными. Берите пример с тех, кто вызволил Ивана Голунова.

У партнеров

    Реклама