Я/Мы или Голунов

Актуально
Москва, 17.06.2019
«Русский репортер» №11 (476)
На протестной акции 12 июня, в День России, в Москве было задержано свыше 500 участников; примерно каждый третий попал в автозак, почти все были отпущены в тот же день. Изначально акция планировалась в защиту журналиста Ивана Голунова, но поскольку он был накануне освобожден и сам призвал не выходить на улицу, событие состоялось не очень массовое, лишенное ясных целей. И даже зная это и предвидя столкновения с полицией, протестную мобилизацию активных москвичей «лидеры мнения» отменить не смогли

Виктор Кручинин/ТАСС

Кажется, митинг

— Так это марш за свободу Голунова? Его уже выпустили.

— Нужно, чтобы задержавших полицейских наказали!

— И что, разве других, задержанных по 228-й, тоже отпустили?

— Нет… Но закон же собрались менять (после освобождения Ивана Голунова в СМИ появилась информация, что Госдума собирается смягчить статью о хранении наркотиков без сбыта. — «РР»).

— Всех не отпустят!

Разговор прерывает полицейский. Он просит «не мешать проходу граждан и отойти на пять метров от пешеходного перехода». Окинув всех взглядом, мужчина встает у ограды. Мимо цепочкой проходят росгвардейцы.

«Макдональдс» у станции метро «Чистые пруды», акция официально началась 15 минут назад. В припаркованный у дороги автобус полицейские под руки ведут девушку и парня.

Стоим на светофоре, рядом две женщины: Татьяна в кофте с леопардовым узором и ее подруга Ольга удивляются непраздничной толпе.

— Вы не знаете, что происходит?

— Нет, вот просто шли, а тут толпа, — говорит Татьяна.

— Кажется какой-то митинг, но мы тоже не знаем… Нам женщина говорит: это касается всех, следующими могут быть ваши дети. Говорит: пойдемте с нами. А мы даже не знаем, куда, — смеется Ольга.

Загорается зеленый. Женщины торопятся перейти дорогу и идут по Мясницкой. Там уже стоит полицейское оцепление. Их пропускают, как и пару с коляской, остальных — нет. Бобров переулок тоже перекрыт. Остается два варианта: идти за толпой по Бульварному кольцу или домой.

 

Тоже Голунов

Полиция сбила запланированный маршрут марша. Поэтому толпа разделилась на несколько частей и пошла разными путями на Петровку. Время от времени кто-то начинал выкликивать обычное протестное «Путин — вор! Россия будет свободной». В другом потоке начинали хлопать в такт. Невиданный, мощный и самоорганизованный протест последних дней по очень конкретному и всем понятному поводу вылился в обычный оппозиционный митинг.

На одной из примыкающих к Рождественскому бульвару улице собралась пестрая компания из гражданских и полицейских.

— Но его же отпустили, — вздыхает один из полицейских, обращаясь к девушке.

— Это другие люди, осужденные по этой статье. Вот, почитайте, — девушка протягивает служивому листовку. Он берет несколько бумажек, просматривает их.

Девушки — активистки Катрин Ненашева, известная своими акциями против пыток «Груз 300», и Саша Старость. Девушки раздавали листовки акции #ТожеГолунов с именами и историями тех, кому, по версии адвокатов, юристов и правозащитников, подбросили наркотики.

 019_rusrep_11-1.jpg Роман Демьяненко/ТАСС
Роман Демьяненко/ТАСС

Полиция сбила запланированный маршрут марша. Поэтому толпа разделилась на несколько частей и пошла разными путями на Петровку. Время от времени кто-то начинал выкликивать обычное протестное «Путин — вор! Россия будет свободной!»

— В интернете все есть, — полицейский отдает листовки и уходит в сторону.

Активисток задержали, когда они раздавали листовки. «Внутренне я приготовилась кататься в автозаке в классическом составе: я, Катрин, Наталия Буданцева бежит за воронком с фотоаппаратом», — написала позже Саша Старость в Фейсбуке.

— Вы мешаете работе полиции, — повторяет полицейский, стараясь отодвинуть мужчину с фотоаппаратом от себя.

— Журналистов трогать нельзя! — громко возмущается тот. — Журналистов трогать нельзя.

Но и журналистов в массовом порядке постепенно переселяли в автозаки.

Не Болотная

На Петровском бульваре потоки протестующих с разных улиц сливались в один. Часть толпы встала вплотную к полицейскому оцеплению. Остальные расположились на бульваре между декорациями праздничного фестиваля «Времена и эпохи». К зданию управления полиции проехали три больших автобуса с завещанными окнами. Около лотка с мороженым смешались участники митинга и гуляющие на фестивале семьи.

— Как много молодых людей собралось, — говорит пожилая женщина, замыкающая очередь к лотку.

— А вы знаете, почему?

— Да, мне юноши рассказали. Хорошо, что ходят, собираются. Может, помогут.

— Это же акция за свободу журналиста, которого уже вчера освободили.

— Ну все равно молодцы, что пришли.

Раздаются крики. Среди людей мелькают каски ОМОНа. Свист и крики, из-за толпы не видно, что происходит. Вскоре кого-то из протестующих за руки волокут в сторону автозаков.

— Позор! Позор! Позор! Вам квартиры не дадут!

Собравшимся новый лозунг про квартиры так понравился, что его начинают скандировать.

— Уважаемые граждане! Убедительная просьба освободить пешеходную зону и не мешать проходу других граждан. Ваша акция не согласована с органами исполнительной власти, — говорит мужской голос в громкоговорителе.

Марш превратился в монотонные хождения по площади. Идти дальше уже некуда, к цели марша не пускает оцепление. Полицейские цепочками и небольшими отрядами прогуливаются между протестующими. Время от времени ОМОН выхватывает нескольких человек и тащит их к автозакам. Некоторые участники митинга явно скучают. Компания неподалеку от лотка с мороженым обсуждает, куда пойти поесть. Недалеко от них стоит парень в белой футболке.

— Это все расстраивает. Детский сад!.. Тут все играют в митинг, — бросает он и, резко развернувшись, уходит.

Еще утром 11 июня все готовились к «новой Болотной». На марш собирались не только журналисты и постоянные участники митингов. В ленте новостей можно было прочитать: «Чаща переполнилась. Мы идем не только за Ивана, но и за себя». А потом появилась новость о закрытии дела. Колокольцев обещает наказать главу УВД по ЗАО и главу Управления по контролю за оборотом наркотиков. Марш за свободу Голунова со свободным Голуновым потерял основную цель.

— Если бы вчера его не выпустили, то людей пришло бы раза в четыре больше. И они были бы агрессивней, — говорит парень двум девушкам. Компания пьет кофе в кафе недалеко от места митинга. На площади Петровские ворота в 400 метрах отсюда продолжались задержания, но люди сами уже начали расходиться. За один вечер не удалось придумать весомую причину выходить на улицу.

У партнеров

    Реклама