Не читать, опасно

От редактора
Москва, 01.07.2019
«Русский репортер» №12 (477)

— Было 25 минут шестого. Мы въехали на улицу Латыгино на Трудовских, к бабушке, которой очень нужна была помощь, припарковались на правой стороне улицы у ворот… Выстрел. Что такое — обстрел, и странно, в это время? В 30 метрах от нас взрыв мины РПГ, явно по нам стреляли. Непонятно зачем, но они увидели нашу машину, явно не военную, — ну ты видел, какая у меня машина. Мы уже вышли — я, Эдик, Ирина, которая нам рассказала о нуждающейся бабушке, Лена и Олег Приворотов из «АиФ». Срочно в машину! Я думал, пока они перезарядят миномет, мы успеем уехать подальше от линии. Но, блин, опять выстрел вдогонку, потом еще один… Три залпа по нам сделали.

Это рассказывает Андрей Лысенко, который помогает на линии фронта гражданским людям продуктовыми пакетами и всем самым необходимым, — мы о нем писали (см. «В последний миг увидела меня», «РР» № 4 (468) от 11 марта 2019 года). Андрей давно знает красную зону вокруг Донецка, в ДНР; после работы помогает там нуждающимся. И с ним прекрасные люди, Эдик, Лена и все, кто перечисляет им деньги. Обстрелы — не новость. Новость — обострение. Местные жители (те, что на линии огня) говорят: похоже на то, как начиналось в 2015-м. Но непонятно, сейчас-то чего. Идут какие-то переговоры, даже украинская сторона наконец объявила об отводе войск с линии разграничения у станицы Луганской, что было согласовано еще в 2015 году. И стреляли по гражданской дешевенькой машине с маниакальным упорством, три раза подряд. Это не единичный случай, это точно обострение — раненая девочка в Горловке, женщина ранена в живот на окраине Донецка.

Я зачем вам все это рассказываю? Понятно, мне важно: я сам донецкий, и у меня болит. А вообще-то, я так думаю, россиян задолбал телевизор разговорами «за Украину», которые ничего не приносят кроме стресса, боли и раздражения.

Обычно, когда я говорю о том, что видел в ДНР, знакомый народ делится на два лагеря. Одни знают: что бы ни случилось — виноват Путин и имперская Россия; другие винят русофобские силы, их убеждения тверды как лоб коммуниста. Лишняя инфа — яд.

Но как может быть правда ядом? Только в том случае, если правда неблагожелательная, бесплодная. Я же не хочу вас сейчас уверить, что украинские войска стреляют по гражданским (хотя это, конечно, правда) для того, чтобы вы изменили свои убеждения. Это вряд ли — убеждения приличные люди меняют редко.

Мне противно, что война у нас под носом, в которой погибают такие же люди, как мы, стала обыденностью. Но что можно сделать?

Во-первых — и это говорит Андрей Лысенко, — не нужно поддерживать призывы типа «Путин, введи войска», которые участились после того, как жители ДНР стали получать, к счастью, российские паспорта. Не нужно новое обострение войны. Во-вторых, надо, как и раньше, в 2014 году, по-братски, по-человечески относиться к жителям Донбасса и беженцам из Украины — доброта точно не помешает. Не соглашаться с тупой позицией российского правительства, которое жалеет денег на Донбасс (типа «не наше дело») — хотя понятно, российские представители там всем управляют вручную и чаще всего очень плохо. И, в третьих, можно просто помочь таким чудесным благотворителям, как Андрей Лысенко, Алексей Березовский, фонд «Доброта» — несложно найти надежных людей, через которых можно оказать помощь мирным людям.

Но если есть другие дела и другие идеи, как сделать что-то хорошее, — лучше вообще не читать эту колонку; бесплодные переживания никому не помогают.

У партнеров

    Реклама