Путь муравья

Культура
Москва, 01.07.2019
«Русский репортер» №12 (477)
8 июля сольной программой «Акустика» Диана Арбенина отметит 45-летие. На сцене Crocus Citi Hall обещают два отделения: в первом солистка «Ночных снайперов» выступит в сопровождении оркестра, во втором — останется с публикой наедине. Певица, которая однажды объявила: «Я и есть “Ночные снайперы”», рассказала корреспонденту «РР» о том, как провоцировать людей на творчество и чем песни похожи на цветы

— Давайте начнем с вашего концерта в «Крокус Сити Холл»: чего ждать?

— Я придумала этот акустический концерт в ноябре, когда шла играть на бис в Олимпийском. Поднималась по ступенькам на сцену и вдруг поняла, что сильно соскучилась по акустике, когда есть только гитара, микрофон и зал, внимающий каждому твоему слову. Но 8 июля я сыграю очень разноплановую и абсолютно неожиданную программу. Это будет большой концерт в день рождения, на котором я планирую спеть 45 песен. Не то чтобы я специально высчитывала количество песен по количеству прожитых лет — так случайно вышло… Будут два отделения и абсолютно неожиданные сюрпризы для поклонников, и, конечно, песни, которые любят люди, недавно познакомившиеся с моим творчеством. Будет и огромное количество старого материала, который ждут фанаты. Надеюсь, они будут рады услышать песни образца 1994 года.

— Вы предвосхитили следующий вопрос — он касался как раз старых песен…

— Помните песни «Юнкерская», «Рулетка», «Я больше не ревную», «Sumarok»? Вот на такие песни, которые никогда не исполняются в электрических программах и в принципе исполняются очень редко, будет сделан акцент в первом отделении.

— «Романс № 4»…

— О, спасибо, что напомнили, внесу его в список. Конечно, я о нем забыла. Знаете, мне порой даже становится грустно оттого, что я никогда уже не смогу спеть и вспомнить все, что написала. Может, и не надо. Но иногда кто-нибудь напоминает про старую песню и спрашивает: «Почему ты ее не поешь?». И я понимаю, что таких песен стало очень много. А песни — они как цветы: за ними надо ухаживать и заботиться, иначе из них уходит жизнь.

 arb2.jpg

— Почему вы выбрали именно «Крокус»? Многие не любят эту площадку. Лично я зареклась туда ходить много лет назад, после концерта Garbage.

— Почему?

— Мне не понравилось, как охрана пыталась посадить танцующих людей и заставить их стоять-сидеть спокойно.

— Когда ты заряжаешь концерт, в первую очередь надо танцевать от программы. Если это электрическая программа, надо так трансформировать зал, чтобы всем было удобно. Это принцип. И это целиком ответственность организаторов концерта, а не зала, который они выбирают! Строго говоря, при чем тут «Крокус»? Мы играли там юбилейный концерт в год двадцатилетия группы, и зал прекрасно делился на танцпартер, партер, амфитеатр и балкон. Поэтому охрана в данном случае ни при чем.

Что касается нашего концерта, то я выбрала «Крокус», потому что для меня это уже родной зал, где я чувствую себя как дома, где количество мест не слишком большое и не слишком маленькое. Для акустического концерта это то что надо.

— Однажды я была у вас на квартирнике в клубе «Дума», и меня приятно удивило, что в конечном счете пустили всех людей, которые пришли. Это было очень красиво с вашей стороны.

 arb1.jpg

— А как можно закрыть дверь у человека перед носом? Представьте, что к вам в гости придут, например, не 15 гостей, а 20 — вы пятерым откажете во входе? Я всех без исключения рада видеть на нашем ежегодном квартирнике. И все конкурсы и задания создаются, во-первых, для того, чтобы спровоцировать людей на творчество, а во-вторых, чтобы хоть как-то ограничить количество (на квартирники приглашают победителей и участников конкурсов от Арбениной. — «РР»). Квартирник — это специальное событие. Это не концерт, не творческий вечер. У меня особое к нему отношение, как и к клубу «Дума», где работает моя очень близкая подруга Катя Шумкова. Это она дает нам крышу над головой каждый декабрь.

— Концерты к 25-летию группы вы играли в Олимпийском в Москве и в Ледовом в Санкт-Петербурге. В Ледовом я, к сожалению, не была…

— О боги, какой же классный был концерт! Абсолютно не похожий на московский, чему я очень рада. Не зря мы так растянули эти два концерта во времени. Один был зимний, в ноябре. Питерский мы сыграли в марте. Очень правильная была пауза, чтобы осмыслить все, что было сделано. Останавливаться я не собираюсь. Меня очень куражит жизнь: я чувствую необыкновенный подъем. который произошел весной и продолжается сейчас. Группа в великолепной форме. Надо играть, когда это в кайф и есть новый материал.

— А вот в Олимпийском я была. И меня, если честно, потрясла ваша искренность в этот момент, когда вы вышли к залу и сказали: «Боже, вас так много!» — как будто вы не ждали.

— Да, я была в шоке от того, что моя 25-летняя работа получила такой мощный результат. Когда это все начиналось в Питере, в 1993 году, я представить себе не могла, что через четверть века группа сможет собрать такое количество людей! Огромное спасибо всем, кто помог нам сделать крутой продакшн, всем, кто впахивал на этом концерте, не выпячивая себя, всем, кто верил в то, что мы соберем этот стадион. И здорово, что мой путь — путь простого рабочего муравья — принес свои плоды. Настоящие. Не купленные. Не ангажированные. Но главное, что я поняла тогда, — люди любят написанные мной песни. Это самое главное.

У партнеров

    Реклама