Фильмы

Афиша
Москва, 15.07.2019
«Русский репортер» №13 (479)

Пропало лето

Дмитрий Карпюк, кинообозреватель «РР»

Деликатная Дэни (Флоренс Пью из «Леди Макбет» и сериала «Маленькая барабанщица») и несколько эгоистичный Кристиан (Джек Рейнор из «Макбета» и «Перестрелки») встречаются уже почти четыре года, но их отношения трещат по швам. Некоторые друзья парня прямо советуют ему с ней расстаться — мол, Дэни слишком сложная и грузит его проблемами своей семьи, пусть лучше беспокоит своего психоаналитика. Когда девушку настигает трагедия, Кристиану ничего не остается как пригласить ее в путешествие, куда он собирался поехать исключительно в мужской компании. Цель — север Швеции, община в местечке Хельсингланд, древний праздник летнего солнцестояния, куда их позвал приятель, шведский студент по обмену. Оказавшись в пасторальной местности, среди зеленых лугов, светлых одеяний, улыбающихся лиц и вечного дня, Дэни тут же соглашается съесть псилоцибиновых грибов и переживает бэд-трип. Дальше отдых только ухудшится: друзья начнут пропадать один за другим, а главные герои будут чувствовать себя во время проведения затейливых ритуалов все более странно. Скажем так: как будто им что-то подмешали в еду.

В прошлом году Ари Астер прогремел «Реинкарнацией» — притворившейся мистическим хоррором драмой про распад семьи. Однако сценарий «Солнцестояния» был написан им раньше и, по сути, тоже является способом изжить травму, причем в главной роли он выписал себя — на этот раз к горю потери близких примешивается боль расставания с любимым человеком. Надо отметить, в природе жуткого Астер разбирается как мало кто иной из современных режиссеров. Кроме прямых цитат из «Плетеного человека» и «Техасской резни бензопилой», тут есть много завораживающего и радующего глаз — сложносочиненные танцы на лугах, как у Миклоша Янчо (кстати, фильм снимали в Венгрии), ожившие картины Бёклина и Арчимбольдо, плавно скользящая, в духе фильмов Стэнли Кубрика, камера. При этом Астер не отвлекается от магистральной для него темы — постепенное принятие того, что твой любимый человек уже не очень-то и любимый, набухает и прорывается через весь саспенс, кровавые сцены и психоделические завихрения пейзажа. Хотя о специфическом юморе режиссер тоже не забывает: отдельные сцены фильма напоминают глуповатые хорроры о студентах на каникулах, а уж угощение селедкой и сгорающее чучело медведя вполне могут вызвать искренний или хотя бы нервный смех.

Сравнения с «Реинкарнацией» неизбежны, и, возможно, «Солнцестояние» проигрывает ему на жанровом поле. Это легко объяснить ослепительной, почти надоедливой яркостью в кадре «Солнцестояния», да и некоторая затянутость ощутимо замедляет тревожный ритм. Зато пронизывающий дискомфорт Астер сумел передать отменно — пожалуй, это не самый пугающий, но точно один из самых беспокоящих фильмов нынешнего года, остающихся с нами надолго. Как бесконечное лето, которое все полыхает и никак не хочет сгорать.

Материнский инстинкт

Режиссер Оливье Массе-Депасс

С 25 июля

 076_rusrep_13-3.jpg

Две идеальные семьи живут по соседству в Брюсселе 60-х. Алиса и Селин дружат домами, как и их сыновья, Максим и Тео, посещающие одну школу. Но однажды сын Селин выпадает из окна второго этажа и разбивается, а копавшаяся с живой изгородью Алиса не успевает его спасти. Теперь одна мать винит другую в смерти своего ребенка и окружает Тео чрезмерной заботой. Во всяком случае, так кажется Алисе, и, возможно, она не так уж ошибается. Франко-бельгийская психологическая драма с оглядкой на Михаэля Ханеке довольно быстро превращается в банальный триллер про home invasion, который так любили снимать в Америке 80-х. Женщины отчаянно борются за мальчика, чтобы в финале выйти уже в открытую конфронтацию — и пусть останется тайной, кто победит. Скажу лишь, что последние пять минут вызывают как минимум недоумение.

Маленькое красное платье

Режиссер Питер Стрикленд

С 1 августа

 076_rusrep_13-1.jpg

История про платье из инфернального магазина, несущее проклятье, — кажется, что это нечто из детских страшилок. Эстет и визуальщик Питер Стрикленд («Студия звукозаписи “Берберян”», «Герцог Бургундии») взял приемы из арсенала Дарио Ардженто и Хесуса Франко, добавил абсурда и сатиры на общество потребления, разбил сюжет на две части и снял именно что постмодернистскую страшилку, которую детям смотреть не стоит, а взрослым сложно воспринимать всерьез. И не потому что получилось очень уж смешно — чувство стиля не обязательно совпадает с хорошим вкусом, так что от многих комических сценок становится скорее неловко. Хотя, возможно, за юмор здесь отвечал продюсер Бен Уитли — его манера вполне угадывается. Одно можно сказать точно: первая новелла, про чернокожую мать-одиночку (Марианна Жан-Батист) и ее сына, связавшегося с сущей ведьмой, удерживает зрительское внимание лучше, чем откровенно дурашливая вторая, где малоприятные молодожены (Лео Билл и Хейли Сквайрс) не понимают, что никакое красное платье не принесет им счастья. Но самое лучшее и веселое, что есть в фильме, — Фатма Мохамед, постоянно снимающаяся у Стрикленда. Здесь она предстает в роли сотрудницы зловещего магазина женской одежды, похожей на вдову графа Дракулы и произносящей все слова с сильным восточноевропейским акцентом, и вот про нее хотелось бы посмотреть отдельное кино.

Видок: охотник на призраков

Режиссер Жан-Франсуа Рише

С 25 июля

 076_rusrep_13-4.jpg

Легенда французского сыска XIX века Эжен Франсуа Видок начинал как заядлый дуэлянт и свой человек в криминальной среде, не раз нарушавший закон и сбегавший из тюрем. С такого побега с галер и начинается картина — Видок (Венсан Кассель) с помощью еще одного заключенного Натанаэля (Аугуст Диль) устраивает бунт и прыгает за борт корабля. Спустя какое-то время он является в полицейскую префектуру Парижа и предлагает свои услуги сыщика за снятие с него всех обвинений — ведь никто не знает преступное дно города так, как он. Тем более у него есть старые счеты с главой преступного синдиката Майардом (безбожно переигрывающий и этим украшающий каждый кадр Дени Лаван). Пока Видок набирает команду из верных подельников и влюбляется в симпатичную воровку (Фрейя Мавор), выясняется, что его старый приятель Натанаэль жив и хочет делить с ним город. Провальный по части сценария и элементарной логики и откровенно скучный авантюрный фильм заставляет с ностальгической нежностью вспомнить не только давний «Видок» с Жераром Депардье, но и «Дуэлянт» Алексея Мизгирева. Отметить можно разве что костюмы — все остальное, в том числе и экшн-сцены, не выдерживает никакой критики, и тут уже бессильны актеры калибра Касселя, Диля и даже Фабриса Лукини.

Офелия

Режиссер Клэр Маккарти

С 25 июля

 076_rusrep_13-2.jpg

Экранизаций «Гамлета» существует немало, но Клэр Маккарти сняла по сценарию Семи Челлас неканоническую версию известной истории о том, что не все спокойно в датском королевстве — все события показаны глазами Офелии. Про возлюбленную принца-невротика из текста Шекспира известно мало: любила, сошла с ума и утопилась. Создательницы фильма развернулись и превратили ее из безвинной жертвы в активного участника событий. Именно Офелия (Дэйзи Ридли) открывает Гамлету (Джордж Маккей) глаза на убийство отца, именно она в какой-то мере противостоит коварному Клавдию (Клайв Оуэн) и узнает тайну слабой и податливой королевы Гертруды (Наоми Уоттс), которая к финалу тоже устраивает «бабий бунт». В этой феминистской трактовке все мужчины, кроме разве что Гамлета и Горацио, выставлены по меньшей мере неприятными типами, но если эта версия что-то и доказывает, то только одно: у Маккарти и Челлас не хватило таланта придумать что-нибудь кроме женского взгляда, что сделало бы фильм свежим и захватывающим. В качестве сравнения можно привести вполне постмодернистскую «Марию-Антуанетту» Софии Копполы, где энергия била фонтаном. Тут же получилась сказка на ночь, под которую можно уютно вздремнуть.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (479) 15 июля 2019
    Всероссийский потоп
    Содержание:
    Реклама