Книги

Афиша
Москва, 23.09.2019
«Русский репортер» №17-18 (483)

Сорокин и дуб 

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

В прокат вышел фильм «Сорокин трип» — это совместная работа бывшего главного редактора «Афиши», а ныне главреда «Полки» Юрия Сапрыкина и бывшего сотрудника «Русского репортера», а ныне известного тележурналиста Антона Желнова. Наверное, снимать фильм про Сорокина чудовищно сложно и вместе с тем по-своему просто. Сложно — потому, что Сорокин не самый общительный в мире человек, да и в славе он давно не нуждается. Просто — потому, что Владимир Георгиевич — красивый и обаятельный: снимай его непрерывно, и все будут завороженно и с восторгом на него смотреть. Фильм у Желнова и Сапрыкина получился достаточно непривычным, поскольку там вообще нет авторского текста. Почти все время (80 процентов хронометража) говорит сам Сорокин, еще 10 процентов он поднимается по бесконечным эшеровским лестницам, 1 процент фильма он обнимает немецкий дуб, а остальные 9 процентов приходятся на других спикеров и титры.

Что нового о Сорокине можно узнать из этого фильма? Ну, во-первых, что его, еще достаточно маленького, поймали московские концептуалисты и научили плохому — своему взгляду на жизнь и искусство. Среди концептуалистов было полно художников и много поэтов, а вот позиция прозаика была свободна. И Сорокин с радостью ее занял. Во-вторых — и это, наверное, самое интересное, — на Сорокина очень сильно повлияли события начала нулевых. Сперва внезапно свалившаяся на него популярность, когда писателя вдруг стали узнавать на улицах, а затем знаменитый перформанс провластной молодежной организации «Идущие вместе», когда книги Сорокина бросали в унитаз. Именно по итогам этих событий родился странный, страшный и великолепный мир «Нового средневековья», который начался с романа «День опричника». В общем, посмотрите фильм, но приготовьтесь к тому, что здесь вам ничего не объясняют — про все нужно догадываться самим.

Ниал Фергюсон

Горечь войны 

Издательство Corpus

 gorech.jpg

Размахивание кулаками через много десятилетий после драки: экономист и историк Ниал Фергюсон рассказывает о Первой мировой войне в духе «не все так однозначно». Ну то есть в развязывании войны виноват не только прусский милитаризм, преступления совершал не только прусский милитаризм, и вообще англичане тоже хороши. «Вероятно, частым было и стремление мстить за убитого товарища: лейтенант Джон Стэмфорт писал о трех “парнях” из 7-го Лейнстерского полка, которые в июне 1916 года конвоировали в тыл после атаки под Вермелем шестерых пленных и убили их после того, как наткнулись по дороге на тело одного из своих офицеров».

Юджин Роган

Арабы 

Издательство «Альпина нон-фикшн»

 araby.jpg

Известный английский специалист по истории Ближнего Востока рассказывает об истории арабов: от падения Мамлюкского султаната до революций Арабской весны. Когда Роган пишет про XVI–XIX века, это выходит действительно интересно: он дает слово арабским очевидцам, нетривиально анализирует исторические события. Но в ХХ веке ход арабской истории настолько ускоряется, что историк за ними просто не успевает.

Яша Левин

Интернет как оружие

Издательство «Индивидуум»

 levin.jpg

Книга, где, с одной стороны, идет речь о том, как интернет разрушает демократию, а с другой — о том, как кибернетика и компьютеры влияли на культуру. «Контркультурная среда хиппи в заливе Сан-Франциско буквально жила и дышала кибернетическими идеями, нагнетаемыми американским военно-промышленным комплексом. Ричард Бротиган, вечно лохматый писатель и поэт из Сан-Франциско с висячими усами, сочинил оду новой кибернетической утопии. <…> Стихотворение под названием “И всё под присмотром автоматов благодати и любви” было опубликовано в 1967 году. В нем описывается мир, где компьютеры сливаются с природой, чтобы произвести богоподобное альтруистическое существо».

Владимир Березин

Дорога на Астапово 

Издательство «Редакция Елены Шубиной»

 astapovo.jpg

Критик и литературовед Владимир Березин написал литературоведческий (что предсказуемо) роман-травелог, в котором группа стереотипных персонажей следует по последнему маршруту Льва Толстого. «Так вот, — продолжил Архитектор, — давай поедем в Астапово. — И умрем там? — с надеждой спросил я. Он замолчал. Видимо, эта мысль ему в голову не приходила. Он вообще был человек бесстрашный». Главное достоинство книги — хочется и самому проследовать по этому маршруту.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №17-18 (483) 23 сентября 2019
    Нитки «Московского дела»
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Репортаж
    Прогрессор
    Реклама