Лицом к реке

Среда обитания
Москва, 23.09.2019
«Русский репортер» №17-18 (483)
Градостроительное бюро Master’s plan — молодой игрок на московском рынке. Однако это не мешает команде бюро браться за крупные и ответственные проекты. «Русский репортер» поговорил с основателем бюро Юлией Зубарик о благоустройстве набережных в Москве и о том, как молодой компании зарекомендовать себя на рынке планировки жилья

из архива пресс-службы

Какие градостроительные проекты в ближайшие пять лет будут самыми важными для Москвы?

Сейчас есть несколько глобальных проектов: строительство метро, развитие уличной дорожной сети, реновация, развитие промзон, благоустройство и строительство набережных. Динамика последних лет такова, что город начинает разворачиваться лицом к реке.

Если посмотреть на карту Москвы, на предложения жилья, то порядка 10–12 проектов предлагают квартиры на набережной Москвы-реки.

В чем основная сложность работы с набережными?

Дело в том, что все набережные в Москве изначально были зашиты в промзоны. Они развивались как производственные предприятия. Основная проблема работы с набережными — это отсутствие дорожной сети, развитой инфраструктуры. Когда мы работаем с проектами планировки набережных, практически в каждом проекте присутствует мостовой переход, мы прокладываем новые дороги, новые сети.

Еще, к сожалению, у нас очень мало набережных, которые естественно озеленены. Промзоны все в бетоне. Наши проекты предлагают не только перевод производственных территорий в общественно-жилые, но и рекреационные мероприятия. Обычно мы всегда резервируем полосу от 20 до 50 метров, которая идет от воды, для создания парков, скверов, бульваров. Так мы стараемся создать центр притяжения у воды.

Примерами каких городов вы вдохновлялись при планировке набережных в Москве?

Мне очень нравится Амстердам, но у нас несоотносимая по масштабу застройка. Если в Амстердаме четыре этажа, то у нас бывает и 25, и 30 этажей. Мы видим разные референсы: Лондон, Париж, Дубаи, но при этом учитываем вкусы и предпочтения москвичей. Основное их пожелание — зона у воды должна быть открытой и доступной для всех. В наших проектах предусмотрено, что зона у набережной для всех москвичей, а не только для жителей района.

Эти проекты помогут разгрузить набережные Воробьевых гор и Парка Горького?

Да. Если у людей будет в районе свое пространство, где они смогут гулять и отдыхать, то они не будут поголовно ездить в Парк Горького. Наша задача — разработать проект так, чтобы люди подумали: «Зачем нам куда-то ехать, когда у нас своя набережная?».

Какой проект в этом направлении для вас был самым сложным?

Все проекты рабочие, нет такого. Здесь важно слышать не только заказчика и горожан, но и правительство Москвы, тогда сложностей будет меньше. Наша задача — совместить идеи, цели всех этих трех сторон.

А чего хочет заказчик?

Он хочет, чтобы меньше было нагрузки по финансированию проекта: не строить дороги, не благоустраивать набережную.

Бывает, инвестор говорит: «Я не хочу эту набережную благоустраивать, пусть этим занимается город». Обычно мы отвечаем: «Господа, вы сейчас построите свои дома, а люди будут приезжать смотреть квартиры, и они увидят, что у вас нет зелени рядом, все серое, нет намека на благоустройство — никто квартиры не будет покупать!» Это сразу отрезвляет.

Что может испортить проект планировки?

Здесь риски небольшие. Девелоперы прекрасно понимают, что подвести своих покупателей и город они не могут, потому что испортят себе реноме. Поэтому они привлекают к работе подрядчиков, строителей, архитекторов с такой же непоколебимой репутацией.

Как вам удалось ворваться в эту сферу в 2011 году, когда у вашего бюро еще не было репутации?

Начиная с 2002 года я четыре года проработала в Институте Генерального плана. Была помощником директора, Сергея Ткаченко. Занималась вопросами проектирования, разработки градостроительных оснований, планировки территорий. Я получила колоссальный опыт, Генплан — моя альма-матер. Эта работа познакомила меня с огромным количеством очень умных людей, настоящих профессионалов. Я работала в Генплане со стороны проектировщика, со стороны города. Потом работала в девелоперских компаниях, поняла, что там происходит. Соединила эти две вещи — и в общем-то стало понятно, чего не хватает городу. На тот момент у меня уже было достаточно много знакомых девелоперов, и мы стали получать заказы.

Первый наш проект планировки, кстати, был на Москве-реке в Марьино, сейчас это ЖК «Домашний». Сейчас у нас 12 таких проектов планировок. Мы поняли, что нужно инвестору: компетенции, скорость и вовлечение в процесс. Разрабатывая проекты, мы полностью отдаемся делу.

Когда проект удается, наверняка хочется потом в другом месте сделать так же. Как вам удается каждый раз оригинально подходить к планировке территории?

Конечно, в нашем деле есть свои постулаты. Чтобы проекты не повторялись, мы с инвестором уже на стадии планировки привлекаем архитектора-объемщика, который будет продумывать красивую архитектуру, создавать формы и образы проекта.

На каждый новый проект мы стараемся привлекать новых архитекторов. Таким образом, и результаты разные. Я всегда за новую кровь, за молодые архитектурные бюро.

За пять лет Москва планирует благоустроить более 100 километров набережных. Насколько это реалистично?

Абсолютно реалистично при условии, что город сам с собой договорится. В основном все эти городские территории вдоль набережных — это особо охраняемые природные территории (ООПТ). И там запрещено что-то строить. Речь даже не о том, чтобы построить жилые дома вдоль набережной — ее даже бетонировать нельзя. Чтобы что-то сделать, нужно вывести эту территорию из ООПТ, а у нас есть другой закон, в котором говорится, что должен соблюдаться баланс озелененных территорий. Чтобы сейчас благоустроить 50 километров такой набережной, нужно найти еще 50 гектаров компенсации. В Москве их нет.

Какое место ваше бюро занимает в России?

Мы только в начале пути. Мы самые молодые на московском рынке — такой амбициозный задорный подросток.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №17-18 (483) 23 сентября 2019
    Нитки «Московского дела»
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Репортаж
    Прогрессор
    Реклама