7 вопросов Ирине Самохиной руководителю ИД «Крестьянин»

Интервью
Москва, 21.10.2019
«Русский репортер» №20 (485)
В Ростове-на-Дону после жалобы «разгневанного читателя» Роспотребнадзор закрыл типографию издательского дома «Крестьянин», печатавшую 45 газет, в том числе «Коммерсантъ». Среди нарушений, из-за которых суд посчитал работу типографии опасной, в частности названы «отсутствие рассекателей в душевых кабинах» и «потертости напольного покрытия в бухгалтерии». 65 сотрудников типографии отправлены в неоплачиваемый отпуск. За типографию уже вступились местный журфак, ростовский Союз журналистов, предприниматели и клиенты, большинство из которых отказалось печататься у единственного конкурента «Крестьянина», который в случае закрытия типографии превращается в монополиста

из личного архива Ирины Самохиной

1. Что у вас случилось?

У нас есть издательский дом «Крестьянин» и типография, заместитель директора типографии — мой муж. Это все начиналось 30 лет назад как семейный бизнес. Мне позвонил муж и говорит: «У нас проверка Роспотребнадзора по письму разгневанного гражданина». Мы не думали, что можно взять старый технологический прием и использовать его так же еще раз.

2. Такое уже бывало?

Восемь лет назад нашу типографию уже закрывали по решению районного суда. Шли выборы, было два кандидата — от «Единой России» и коммунистов. Сотрудники «Единой России» просили остановить станок и не печатать листовки КПРФ. Мы отказались. Приехал наряд милиции по анонимке, что мы печатаем антисемитские листовки. На следующий день было решение суда, работу типографии приостановили на 90 дней. Это было очень громкое дело — во-первых, оно шито белыми нитками, а во-вторых, мы встретились с представителем администрации, который сказал: «Мы готовимся к думским выборам, и если вы пообещаете лояльность на выборах, то мы просто одним звонком откроем». Мы отказались. Об этом писали все. Вступился Михаил Федотов, и типографию открыли через 18 дней.

3. В чем были отличия на этот раз?

Пришли представители Роспотребнадзора, сказали, что поступила жалоба читателя, который в киоске «Роспечать» купил газету «Крестьянин», и он недоволен качеством печати. Жалоба написана профессиональным языком, на трех страницах, с использованием очень глубоких полиграфических терминов. Несколько предложений — про портрет губернатора в газете. Там была маленькая новость про губернатора, и на фото губернатор с девочкой — так вот, жалобщик наряду со всеми претензиями написал: «А еще прошу обратить внимание контролирующих органов на то, что у губернатора разъехались глаза на этой фотографии, это безобразие. У губернатора пиджак с неправильной цветопередачей, это безобразие. Вот такая фигня у них там происходит все время — они еще и портреты губернатора плохо печатают». Прокуратура мгновенно санкционировала проверку.

4. Как вас проверяли?

Роспотребнадзор два дня тщательно проверял типографию, приехала передвижная лаборатория, которая фиксировала уровень шума, пыли, и об этом у нас тоже есть акт. В итоге разгневанному читателю Роспотребнадзор дал ответ о том, что сведения, указанные в его жалобе, не подтвердились и газета «Крестьянин» полностью соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам «Газета для взрослых». Но это типографию не спасло. Роспотребнадзор составил три протокола, и два отправили на административную комиссию, а третий — в суд. Исполнитель в личной беседе сказал, что это по личному распоряжению руководства. Сначала мы думали, что мы должны поработать на пополнение бюджета, потому что по одному из первых двух протоколов нам вменялся штраф в 200 тысяч. Но эта версия отпала, когда третий протокол отдали в суд. Из двух вариантов — 20 тысяч рублей или приостановка работы предприятия — суд выбрал приостановку работы. При этом нужно отметить, что типографий нашего уровня в Ростовской области осталось две — мы и типография «Молот».

5. Что вы печатаете?

Мы печатаем 45 газет, в том числе «Коммерсантъ», газету правительства Ростовской области «Наше время» и муниципальную газету «Молот». Мы можем печатать листовки миллионными тиражами да и вообще что угодно, у нас большая полиграфическая машина. Никто не может обеспечить того полноцвета, который обеспечиваем мы и типография «Молот». И по ночам работаем только мы и «Молот». И в типографии «Молот» сменился собственник. Раньше это было государственное предприятие, а три года назад типографию и землю под ней купила ростовская предпринимательница Татьяна Шишкина за 470 миллионов рублей. Совладельцем типографии стал Андрей Рывин. Это человек, который возглавлял в свое время управление информационной политики Ростовской области, потом городское управление информационной политики. Известный в городе политтехнолог, который достаточно часто принимал участие в выборах, а потом издавал известный в городе толстый глянцевый журнал, который назывался «Кто главный?» Совершенно внезапно он, со своим чиновничьим и глянцевым прошлым, стал совладельцем типографии. После смены владельца типографии наступила очень жесткая конкурентная борьба за госзаказы. Они могли себе позволить понижать на торгах цены на 25% ниже себестоимости. Но это нормально — конкурентная борьба, мы все это понимаем. И, в принципе, мы делим, вернее, делили с ними рынок пополам. После всего, что с нами случилось, по логике вещей, все наши заказы должны были бы перейти в типографию «Молот». И есть две точки зрения. Одна — что это такая тупая конкурентная борьба, которую ведет такими способами человек с большим политтехнологическим прошлым. Другая версия — есть какая-то политическая сила, и принято решение о том, чтобы во всей Ростовской области типография осталась одна, и она была бы «ручная». И это не мы, потому что мы не останавливаем станки по звонку.

6. Вы придерживаетесь второй версии?

Мы думаем, что это какая-то связка. Тому, что наши конкуренты здесь поучаствовали, есть документальные подтверждения. О дате суда нас наш районный суд забыл уведомить. И на первое заседание мы не явились, а Роспотребнадзор явился. Мы даже не знали — это было 16 сентября. А во второй половине того же дня сотрудник типографии «Молот» обзвонила многих наших клиентов и сообщила им, что нас «закрыли по суду». Дальше — больше. Та же сотрудница типографии «Молот» написала нашим клиентам (у нас есть скриншот): «Их закроют 23 сентября на 30 дней». И когда наши клиенты ее спросили: «Откуда у вас эти сведения?» — она им отвечает: «Ссылка с верха». Смешно звучит, но получилось-то так, как она писала. Единственное, на этом заседании было уже много журналистов, и судья дело отложил до 8 октября.

7. Это политика или деньги?

Мы этого никогда не узнаем. Но за два месяца не было еще ни одного человека, которому бы я рассказала об этом и кто бы на это ответил: «Ребята, наверное, вы сами виноваты». Все говорят: «Ну, это подстава. Дело носит заказной характер».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (485) 21 октября 2019
    Елена Погребижская: 90% моих героев лучше меня
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотополигон
    Реклама