Книги

Афиша
Москва, 27.01.2020
«Русский репортер» №1 (489)

Нет веры

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

Одной из любимых книг детства у меня была «События и люди 14 декабря» Якова Гордина. Там подробно, минута за минутой, описывалось неудачное восстание декабристов, а заодно Гордин рассказывал краткую биографию всех основных участников тех событий. Но, что самое важное, в этой книге были ответы на вопросы, особенно волновавшие неокрепшие умы: если кавалеристы против пехотного каре, то кто кого? Правильный ответ — пехота. Не прорвут даже самые элитные кавалеристы каре хорошо обученных пехотинцев. Когда в эти новогодние каникулы я смотрел фильм «Союз спасения», то, конечно же, вспоминал Гордина. Кавалеристы против каре бессильны, но декабристам это не помогло. Обсуждать картину о декабристах в рамках данной колонки мне кажется бессмысленным, а вот сравнить ее с главным советским фильмом о декабристах — «Звездой пленительного счастья» — вполне уместно. Первое, что бросается в глаза: зрителям картины 1970-х ничего не нужно было объяснять. Люди и события 14 декабря были настолько хорошо известны советским гражданам, что создатели «Звезды» могли бросать их в любой из эпизодов декабристской эпопеи. В 2020 году зритель о декабристах имеет самое общее представление, а посему ему нужно все разжевывать, начинать аж с Наполеона и подробно знакомить зрителей с каждым из героев. В старом фильме курили; в новом, конечно же, нет, но это предсказуемо. Старые актеры неплохо говорили по-французски — на языке Руссо чуть ли не четверть всех диалогов, даже перевели на русский не все. Новые актеры с трудом выдавили из себя полторы фразы на французском. Но самое интересное — это, конечно, религия, которой в советском фильме очень много. В атеистические времена нам показывали положительных декабристов и их еще более положительных жен, которые ходят в церковь и молятся. В наши вроде как федерально-воцерковленные времена — никакой религии. Только положительный цесаревич Николай один раз попал в церковь. И все. Нет веры.

Джордж Оруэлл

Дневники

Издательство «Альпина нон-фикшн»

 

 dnevn.jpg

Оруэлл отправляется на лондонское дно, спит на улице вместе с бездомными и безработными, чтобы посмотреть, как живут самые бедные из англичан; Оруэлл выращивает кур и овец, высаживает овощи и цветы, кропотливо описывая день за днем погоду, урожай и количество яиц; Оруэлл внимательно наблюдает за войной в Европе и дает совет (не услышанный) английскому правительству срочно захватить Испанское Марокко. Все равно он великий — хотя в дневниках он, скорее, трагический и местами смешной обыватель.

Джон Каррейру

Дурная кровь

Издательство АСТ

 

 krov.jpg

История одного из самых впечатляющих случаев жульничеств прямиком из Силиконовой долины: стартап «Теранос» обещал перевернуть мир при помощи нового дешевого и всем удобного способа брать анализы на все болезни из одной капли крови, а создательницу компании Элизабет Холмс называли новым Стивом Джобсом. В итоге выяснилось, что приборы компании не работают, а ее создательница страдает манией преследования.

Андрей Зорин

Жизнь Льва Толстого

Издательство «Новое литературное обозрение»

 

 opit.jpg

Проза Льва Толстого как его бесконечная автобиография и жизнь Толстого как бесконечный источник вдохновения для его прозы. Новую биографию стоит почитать даже тем, кто считает себя специалистом по жизни Толстого. «Постановочная гармония была невыносима для Толстого, который с отвращением писал о желании жены изображать на фотографиях счастливую пару. Софья Андреевна не хотела, чтобы он фотографировался со своими последователями, и заставила его убрать портрет Черткова. Когда Толстой в ответ на упреки Александры Львовны повесил его обратно, Софья Андреевна сорвала фотографию со стены и сожгла ее».

Фредрик Бакман

Мы против вас

Издательство «Синдбад»

 

 my.jpg

Бакман сейчас, наверное, главный шведский писатель, а экранизация его книги «Вторая жизнь Уве» в свое время даже претендовала на «Оскара». Бакман пишет про темную сторону шведской жизни, про неприятных людей, неравенство, расизм, агрессию, насилие. «Мы против вас» — продолжение романа «Медвежий угол», хроники жизни вымышленного города Бьёрнстада, депрессивной дыры где-то на севере Швеции, где жители города думают только о хоккее. Но и с хоккеем не все так просто.

Новости партнеров

    Реклама