Поправки Путина погоду не меняют

Актуально
Москва, 27.01.2020
«Русский репортер» №1 (489)
15 января президент в обращении к Федеральному собранию инициировал ряд изменений в Конституцию. Событие редкое, некоторыми государственными СМИ уже названное «революцией сверху». Оппозиционные комментаторы видят в этом элемент интриги по сохранению власти в руках Владимира Путина. Но объективно, в явном виде, в поправках нет ничего революционного или консервирующего — вообще кардинальных изменений. Зато есть повод для всенародной полемики о государстве, функциях президента, парламента и судов накануне большого выборного цикла. В рамках этой полемики «РР» поговорил с Сергеем Пашиным, известнейшим юристом (см. «Подарок матери осужденного», «РР» № 21 (486) от 4 ноября 2019 года), в прошлом — федеральным судьей и автором закона о Конституционном суде 1991 года

Александр Земляниченко/POOL/ТАСС

Одно из главных предлагаемых изменений — перераспределение полномочий между президентом и парламентом. Госдума сможет назначать премьера, вице-премьера и министров. Также по новым правилам игры, для утверждения глав силовых ведомств президент должен будет консультироваться с Советом Федерации. Насколько ощутимо будет усиление представительных органов? Сейчас Дума — довольно послушный орган власти; станет ли у парламента больше самостоятельности? Станут ли выборы в Госдуму в следующем году более интересными и судьбоносными?

В нашей стране главным фактором является не столько текст, написанный на бумаге, сколько реальное соотношение сил. Нынешний режим — это одно, а конституционный правопорядок — совсем другое. Поэтому, насколько я понимаю, ничего серьезного с точки зрения перераспределения власти в стране не произойдет. Речь скорее идет о том, что президент при каких-то проблемах и нестыковках всегда сможет ссылаться на глупость и неправильное поведение депутатов. То есть разделена будет не столько власть, сколько ответственность. Схожую роль играет и предложение закрепить в Конституции статус и роль Госсовета. Сейчас это совещательный орган, «клуб губернаторов», который обсуждает социально-экономические вопросы. Упоминание Госсовета в Конституции не предвещает никаких принципиальных изменений кроме того же распределения ответственности. Чтобы народ уповал не только на центральную власть, а в случае ошибок и просчетов можно было бы указать в сторону членов Госсовета.

Заметна критика предложения гарантировать приоритет Конституции над международным правом. Получается, Россия сможет игнорировать международные нормы: законодательства, договоры, решения таких органов, как Европейский суд по правам человека?

 

Военнослужащий роты специального караула Президентского полка вносит конституцию Российской Федерации во время церемонии инаугурации избранного президента России Владимира Путина в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца 020_rusrep_01-1.jpg MAXIM SHIPENKOV/EPA/TASS
Военнослужащий роты специального караула Президентского полка вносит конституцию Российской Федерации во время церемонии инаугурации избранного президента России Владимира Путина в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца
MAXIM SHIPENKOV/EPA/TASS

На самом деле приоритет Конституции над международным правом никогда не повергался сомнению. Да, она должна соответствовать международным актам, которые мы по доброй воле подписали. Но Конституция всегда имела высшую юридическую силу на территории России. Это вы можете прочитать в третьей и четвертой статьях Конституции, которые относятся к несменяемым статьям — то есть их изменение означало бы, что действующую Конституцию надо отложить в сторону и разрабатывать новую. А в статье 79 явно говорится, что Россия «может участвовать в международных организациях и международных соглашениях если они не противоречат закреплённым в Конституции правам и свободам человека, и основам конституционного строя». Предложение президента, наверное, направлено на повторение этой мысли? Но два раза повторять в Конституции одно и то же — это бессмысленно, это плохая законодательная техника. Можно, конечно, наделить национальные суды правом игнорировать решения международных органов по защите прав человека под предлогом того, что их решения не соответствуют Конституции РФ. Однако такие инструменты уже используются на уровне федеральных конституционных законов. Так, Конституционный суд может проверять международные договоры до их ратификации, вправе высказаться по поводу  решений Европейского суда по правам человека, и эти постановления не будут исполняться в России. Например, в 2016-м году Конституционный суд посчитал, что, потребовав предоставить избирательные права заключенным, Европейский суд нарушил суверенитет России. Ведь российская Конституция четко указывает: все лишённые свободы лишаются и избирательных прав.

Конституционного суда также коснутся изменения: президент предложил наделить суд полномочиями проверять конституционность законопроектов до подписания главой государства. Для чего это нужно?

Это подается как повышение роли Конституционного суда, но на деле ее уменьшает. Потому что, если суд берет на себя функцию перепроверять законопроекты, до подписания и обнародования их президентом, - то из высшего органа конституционного контроля он превращается в маленькое подразделение администрации президента.

Более того, по другому предложению, прозвучавшему в обращении к Федеральному собранию, президент получит право представлять Совету Федерации судей Конституционного и Верховного суда к увольнению. Представляете, в каком положении оказывается суд, когда будет проверять законы и указы самого президента? Это ситуация правосудия под дамокловым мечом.

При этом в обращении прозвучали довольно загадочные фразы. Например, что наделение президента такими полномочиями  в отношении судей «истекает из опыта и практики». Что Владимир Владимирович при этом имеет в виду? В чем заключается этот опыт, который требует убрать несменяемость и независимость судей Конституционного и Верховного суда?

Судьи еще раз были упомянуты в послании в списке госслужащих, в отношении которых президент предложил ввести запрет на иностранное гражданство и вид на жительство. Такое же ограничение распространяется на премьера, министров, глав федеральных органов, губернаторов, сенаторов, депутатов. А для кандидата в президенты было предложено увеличить срок проживания на территории России до 25 лет, в то время как сейчас требование — «не менее 10 лет».

На самом деле это требование уже существует и распространяется на всех лиц, находящихся на государственной службе. Просто запрет не внесен в Конституцию. Я думаю, немного неразумно вводить такие ограничения в отношении большого количества людей. Но раз ограничение уже есть, то фиксирование его в Конституции ничего не меняет. В поправке ценза оседлости для президента с 10 до 25 лет я тоже не вижу особой проблемы. Тем более что президентская власть у нас передается преемнику или местоблюстителю.

Поста президента коснется еще одно изменение. Норму об ограничении количества сроков на посту главы государства — «не более двух сроков подряд», — предлагают сократить ровно на одно слово — «подряд».

По поводу устранения оговорки «подряд»: Владимир Путин многократно занимал пост главы государства, и эта поправка его не касается. Это для кого-то другого. Но у меня есть опасение, что такое изменение Конституции каким-то образом не будет распространяться на прошлое время. То есть после принятия поправки произойдет «обнуление» предыдущих президентских сроков. И старый президент продолжит играть уже по новым правилам.

В предложениях есть и социальные пункты — закрепление в Конституции индексации пенсий и уравнивание минимального размера оплаты труда с размером прожиточного минимума. Они-то порадуют общественность?

Понятно, что нельзя в государстве, которое считается демократическим, проводить какие-то изменения, не ссылаясь на благо народа. Основная проблема этих социальных изменений заключается в том, что чем большее количество людей затрагивает эта конституционная формулировка, тем с меньшим удовольствием будут менять тот же уровень прожиточного минимума.

Складывается ощущение поспешности: обращение к Федеральному собранию состоялось раньше, чем обычно. За пять дней поправки в Конституцию прошли путь от просто предложений из послания до законопроекта, который президент внес в Думу. Поправки к Конституции также будут реализованы стремительно?

Это зависит от того, захочет ли президент услышать голос общественности. Если надо сделать быстро — то сделают очень быстро, наперегонки будут стараться. Правки могут быть внесены в любой момент.

В послании к Федеральному собранию акцент как раз делался на голос общественности: президент предполагает получить согласие граждан. Как это можно осуществить?

Юридически это может быть референдум или плебисцит то есть опрос населения. , когда опрашивают фокус-группы и делают какой-то вывод о настроении народа. А политтехнологи могут предложить и фокус-группы, реакцию которых объявят  показателем  настроения народа. Есть и другие варианты. Например, предполагается, что депутаты в Госдуме, собственно, передают волю народа. В любом случае и референдум, и плебисцит — это очень дорогие, требующие серьезной подготовки процедуры. Думаю, будет что-то попроще, что будет выдано за всенародную благодарность начальству.

У партнеров

    Реклама