Книги

Афиша
Москва, 10.02.2020
«Русский репортер» №2 (490)

Цыпкингейт, Дарья Донцова и Стивен Кинг

Константин Мильчин, книжный обозреватель «РР»

Не знаю, следите ли вы за скандалами в Телеграме, но в конце января там все обсуждали не русско-польскую войну вокруг памяти, не новый китайский вирус, а противостояние «Беспощадного пиарщика» и литератора Александра Цыпкина. «Беспощадный пиарщик» — это такой анонимный канал, который иногда остроумно, а иногда не очень, комментирует события из мира СМИ, шоу-бизнеса и политики; Цыпкин — это прозаик, который известен в первую очередь благодаря мощной пиар-поддержке, сопровождающей каждый его шаг и вздох. Его рассказы читают известные актеры, его презентации превращаются в светские мероприятия. Могучий пиар всегда вызывает отторжение: посетить мероприятие с Цыпкиным и написать об этом гадости в соцсетях всегда весело. Тем более что Цыпкин и его жена, бизнес-вумен Оксана Лаврентьева, неизменно громко обижаются. На этот раз Цыпкин сходил в хоспис, почитал там свои рассказы, написал об этом гордый пост; пост прочитал «Беспощадный пиарщик» и устроил веселье, намекнув, что а) на тяжелобольных нехорошо пиариться, и б) людям и так плохо, а тут им еще Цыпкина предлагают. В ответ Цыпкин и его группа поддержки обвинили «Беспощадного пиарщика» в заказных постах.

Забудем на минуту о Цыпкине, есть новости и пострашнее: Дарья Донцова больше не самый публикуемый в России автор. По статистике, в 2019 году на первое место врывался коварный Стивен Кинг с суммарным тиражом 1100 тысяч экземпляров, Донцова лишь вторая — 700 тысяч экземпляров. Как связаны падение Донцовой и «цыпкингейт»? Дело в том, что у Донцовой, помимо должности самой тиражной писательницы России, было еще одно звание: писатель-мем, эталонно плохой автор, та, над которой шутят, та, которую используют как пример, нарицательный писатель. Но вот тиражи упали — и о Донцовой вспоминают все реже, усилиями «Беспощадного пиарщика» и других веселых шалопаев нишу писателя-мема вот-вот займет Александр Цыпкин. Тут, наверное, можно было бы пойти дальше и предположить теорию заговора: мол, «цыпкингейт» — это на самом деле часть пиара Цыпкина. Но это слишком сложная версия. Уж слишком искренне сам Цыпкин и его супруга возмущаются наездам. Однако, думаю, скоро они поймут: должность «Худший Писатель Земли Русской» имеет свои пиар-плюсы. И тогда точно любые наезды будут Цыпкину только в радость.

Сергей Федоранич

Бог тебе судья

Издательство «Эксмо»

 

 fed.jpg

Главный герой, помощник адвоката, расследует странное дело. Убиты мать и двое ее детей, их тела частично съедены, а из крови и внутренностей нарисована картина. Маньяк пойман, он признается — да, ел, да, рисовал, но не убивал, убийца кто-то другой. Поиски заводят героя очень далеко, количество трупов растет, а в Подмосковье орудует секта ацтеков-каннибалов. Удивительное дело: автор не умеет держать сюжет, плохо пишет диалоги, не разбирается в человеческой психологии — в общем, если смотреть по частям, то в этой книге все плохо, но на выходе получается достаточно увлекательный триллер.

Крейг Рассел

Аспект дьявола

Издательство «Рипол Классик»

 

 krey.jpg

Еще один триллер о маньяках: Чехословакия, 1935 год, в Праге орудует убийца по прозвищу Кожаный фартук, он убивает и расчленяет. А вдали от Праги в мрачном замке расположена психушка, в ней заточены шесть страшных убийц; с ними проводит эксперименты доктор-юнгианец Косарек. Оказывается, если хорошенько накачать убийцу-чеха наркотиками, то у него внутри просыпается дьявол, разговаривающий по-английски. Все эти ужасы и кошмары происходят на фоне надвигающейся катастрофы: Гитлер уже стоит на пороге.

Милдред Эбботт

Корги-детектив: жестокие вкусняшки

Издательство «Рипол Классик»

 

 ebbot.jpg

Ну и третий триллер: на этот раз в маленьком американском городке убили женщину, которая всем мешала, а следствие ведет главная героиня, которая только что приехала в город. Хотела открыть книжный магазин мечты, а вместо этого нашла в подвале покойницу. И да, тут еще есть корги, мрачный и хамоватый пес (я думал, все корги весельчаки) по кличке Ватсон. Собственно, только наличие корги отличает эту книгу от всех прочих. Впрочем, сам текст не так ужасен, как его название и слово «вкусняшки» в нем.

Леонтий Ланник

После Российской империи

Издательство «Евразия»

 

 imp.jpg

Забытая часть истории России и соседних стран — Брестский мир и то, что последовало за ним: оккупация немцами и их союзниками значительной части бывшей Российской империи. «Из-за отсутствия неангажированной рефлексии по опыту Первой мировой войны и Первой оккупации оказалась столь “неожиданно” неприятной Вторая мировая и следующая версия германского господства».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №2 (490) 10 февраля 2020
    Битва за Грозный: 20 лет спустя
    Содержание:
    От редактора
    Фотография
    Краудфандинг
    Фотополигон
    Реклама