Бизнес с органическим лицом

Новые рынки
ОРГАНИЧЕСКОЕ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
Создавая в России правовую и технологическую базу для органического производства, следует заложить в нормативные документы также условия для масштабирования этого бизнеса. Тогда можно будет резко нарастить объемы производства и сделать органическую еду доступной не только обеспеченным потребителям

В последние годы российский рынок органики рос быстрее, чем мировой, демонстрируя ежегодный прирост в 30–40%. В 2012 году оборот российского рынка биопродуктов, по различным оценкам, составил 120–140 млн долларов, а в 2014-м, по данным Союза органического земледелия, составил 190 млн долларов. Более 90% этого объема составлял импорт — в основном из стран Европы, которые продают в России продукты, изготовленные в том числе из купленного у нас сырья.

Пока только 2–3% россиян потребляют органическую продукцию, хотя исследования РОМИР, например, показывают, что переплачивать за здоровую еду готовы уже 58% опрошенных, а 21% знают, что такое органическая продукция, и стараются хотя бы изредка ее приобретать. Это говорит об огромном отложенном спросе, что и позволяет делать вдохновляющие прогнозы по производству.

«Потенциал рынка органической сельскохозяйственной продукции для России в среднесрочной перспективе — 300–700 миллиардов рублей. Просто потребитель пока дезориентирован и не понимает, какая именно продукция является чистой, — уверен бывший исполнительный директор Союза органического земледелия Яков Любоведский. — Если в этом году закон об органической продукции будет принят, то уже к 2020 году в России количество сертифицированных производителей органической сельскохозяйственной продукции превысит 15 тысяч — сейчас их около ста. На селе будет создано от 750 тысяч до миллиона новых рабочих мест с высоким уровнем дохода. В странах ЕС в производстве органической продукции занято в среднем 10–15% фермеров. Соответственно, в России их число может составить более 30 тысяч человек».

Пока же объемы внутреннего производства органики и экспорта трудно подсчитать даже приблизительно: таможня не различает чистую продукцию и обычную, Росстат и вовсе не дает ясной картины. По подсчетам участников рынка, сертифицированной органики в России производят на уровне 2–3% от потребления, то есть примерно на 200–300 млн рублей в год.

Кто есть кто и что почем

Сам рынок органики у нас развивался стихийно. Лишь после 2000-х он начал очаровывать энтузиастов, которых сейчас около сотни (сертифицированных по эквивалентам европейских стандартов), а в целом, по результатам опросов региональных властей, проведенных различными институтами в 46 регионах страны, насчитывается от 70 до 260 хозяйств, практикующих биодинамическое земледелие. Крупнейших производителей и «пионеров» многие уже знают: это корпорация «Горчичная поляна» Александра Бродовского, «Органик» главы банка «Уралсиб» Николая Цветкова, «Агранта» Сергея Бачина, «Аривера» Ильи Калеткина и др. В основном они комбинирует импорт органики с собственным производством, в том числе в кооперации с частными фермерами. Из агрохолдингов органическую говядину, «молочку» и овощи практикует «Рузское молоко», а «Русагро» планирует запустить вскоре линейку биопродукции (незначительные технологические отличия от органики).

Многие крупные органические фермеры имеют прочную основу за счет особого встраивания в рынок. Например, «Экокла

«В России около 42 миллионов гектаров чистых от химии сельхозугодий, в то время как во всем мире под органику задействовано около 43 миллионов гектаров»

Как Германия поддерживает свое органическое земледелие

Прямые субсидии пропорционально используемым площадям (300–350 евро на гектар).

Компенсация затрат на контроль за технологиями (35 евро на гектар, максимально 530 евро на предприятие).

Программы инвестиционной поддержки (25–40% от инвестированных средств).

Аграрно-экологические программы:

— субсидии для производственных объединений (кооперативов);

выплаты при переходе на органический способ производства и премии биопредприятиям за сохранение этого способа производства (от 210 до 900 евро на гектар в зависимости от культуры)

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzbiznes_andrey.jpg

Андрей Ходус, президент НП «Агрософия»:

— Для обозначения продукции, произведенной по принципам экологического земледелия, российский ГОСТ, аналогично украинским экостандартам, предлагает россиянам в качестве термина англо-американское определение «органический». Причем без введения каких-либо эквивалентов, как, например, в ФРГ, где такая продукция и способ хозяйствования именуются «экологический» или «биологический» либо их производными («эко», «био»), что расширяет возможности для применения различных технологий.

Вместе с тем при разработке российского ГОСТа изначально не было видно стратегии по построению законодательно-нормативной базы в области экологического сельского хозяйства в стране. Возможно, отсюда несоответствие ГОСТа стандартам ведущих биорынков (ЕС, США, Япония и другие), где можно зарабатывать, продавая российскую экологическую (органическую) продукцию. Для российского биопроизводителя все это повлечет за собой необходимость использования различных экостандартов и биосертификаций других стран (в зависимости от планируемого целевого биорынка), что понижает возможности и перспективы российского экологического (органического) сельского хозяйства в целом.

Но даже в предлагаемом сегодня правовом поле количество экопроизводителей увеличится. В том числе возрастет число производителей, ориентированных исключительно на прибыль. А значит, при только строящейся системе сертификации и контроля общий рынок органики сохранит риски поступления псевдобиопродукции, хотя уже и меньшие, чем сейчас.

Возможно, начнет расти экспорт, хотя ГОСТ здесь может быть только «инфоповодом» — экспорт и сейчас пытается расти. Импортеры, по идее, станут более контролируемы, как и в других странах, — чтобы исключить биофальсификат. Для ответственных биоимпортеров это не будет проблемой, но другие покинут рынок, что позволит первым укрепиться по ассортименту и объему завозимой продукции.

Политика существующего органического ритейла, скорее всего, по-прежнему останется узкосегментированной. Возможно, продавцы будут требовать от производителя как подтверждения ГОСТа, так и подтверждения каких-либо частных экостандартов, что чревато дополнительными издержками. В целом интерес к органике среди ритейлеров вырастет. И биопродукция, ранее отвергнутая одними продавцами, сможет найти свой путь к потребителю у других. Это же послужит началом «расслоения» органики на VIP-сегмент, продукцию среднего качества при средних ценах и продукцию приемлемого качества при относительно низких ценах. То есть в целом биопродукция станет более доступной для потребителя

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzbiznes_boris.jpg

Борис Акимов, организатор интернет-магазина «Лавка»:

— Будущий закон поможет наладить новые производства органической продукции, если предусмотрит для начинающих предпринимателей меры господдержки. Важно не упустить время. Дело в том, что в Китае сейчас органический бум: там, например, выкупают наш кедровый орех, хотя свой, менее экологичный, продают на экспорт. Берут у нас все подряд: целебные травы, ягоды, грибы, воду из Байкала… Как минимум здесь можно широко организовать первичную переработку (хотя бы сбор и упаковку), а не продавать сырье на вывоз

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzbiznes_ilya.jpg

Илья Калеткин, президент ГК «Аривера»:

— Средний европейский органический фермер живет не хуже банкира, в том числе потому, что наряду с высокой рыночной премией получает от государства около 50 процентов компенсации затрат и доступ к почти бесплатным кредитам. У нас всего этого нет. Но особых преференций от государства нам и не надо, мы даже выступаем против дотаций (кроме как для начинающих «органических» фермеров), поскольку в этом случае за бюджетными деньгами потянутся все кому не лень. В том числе управляемые чиновниками крупные госхолдинги, которые по определению не способны производить органику

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzbiznes_pasha.jpg

Павел Наумов, директор ООО «Эфирмасло»:

— Будет печально, если у нас, приняв закон, будут слишком долго выстраивать справедливую систему сертификации органики. На Украине, например, по этой причине аналогичный закон оказался пустым, неработающим. Крайне опасно и то, если аккредитационный орган начнет в упрощенном порядке выдавать право сертификации продукции кому попало, а получившие документ будут просто «продавать значки». Тогда производители органики окажутся в еще большем проигрыше в сравнении со спекулянтами, которые будут встроены в новую коррупционную модель

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzbiznes_alesha.jpg

Алексей Сахаров, председатель совета Союза органического земледелия «Мелекшинское поле»:

— Мало кто говорит о таком важном препятствии для развития органики в России, как отсутствие в нашей агрономической науке научной школы органического сельхозпроизводства. Как следствие, у нас нет отработанных технологических приемов возделывания культур по органической методике. Надеемся, что с появлением законодательной базы вузы начнут включать в свои программы обучение биодинамическому земледелию, тем более что спрос на рынке на эти специальности будет только расти

 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzbiznes_denis.jpg

Денис Прасолов, генеральный директор корпорации «Органик»:

— Думаю, государство оказало бы большую услугу производителям органики не столько дотациями, сколько тем, что взяло бы на себя миссию по популяризации потребления органической продукции. Сейчас это происходит за счет энтузиазма отдельных крупных производителей, но охват аудитории ничтожный