Сибирские речники потихоньку начинают выгребать

В ближайшие годы, возможно, будет создан картель,который позволит упорядочить ситуацию на Оби

Седьмого марта сгорел речной вокзал, принадлежавший Новосибирскому речному порту. Новость "прокатали" все национальные телеканалы, общественность пообсуждала то, как вредно, мол, выпивать на работе, хотя, конечно, женщины требуют внимания перед международным-то днем.

Показали, пообсуждали... остов некогда авангардного здания красуется сегодня на берегу, навевая философическое отношение к бренности бизнес-бытия...

- Удар по нашим планам был сокрушительный, - говорит Игорь Макурин, генеральный директор управляющей компании "СКС", представляющей интересы собственников Новосибирского речного порта. - Потерять около семи миллионов рублей доходов в год от аренды и здание в двадцать пять миллионов в не очень стабильном сезонном бизнесе - практически, катастрофа.

В общем, пришлось корректировать бизнес-план, перетрясать его весь, с начала до конца. В итоге, когда вывели окончательные цифры, выяснилось, что, пусть по самому краешку, но есть надежда, что порт в этом году сработает без убытков.

-Если это случится, то подобное произойдет впервые за много лет, - говорит генеральный директор порта Михаил Панихидников. Положительные тенденции начались в прошлом году, с приходом к управлению команды Макурина. Нам, коренным речникам, тяжело психологически изменить привычный уклад жизни и работы, начать жесткие финансовые процедуры, внедрять управленческие технологии. Но, видимо, пришло время. Время, действительно, пришло. Оставшаяся от советских времен привычка жить, не особо считая копеечку, в рыночных условиях привела к тому, что порт весело и непринужденно набрал долгов, кредитов, выполнив при этом на несколько десятков миллионов рублей работ для бюджетов всех уровней, которые на расчет всегда были скупы, тем более, сегодня.

- Прекрасный коллектив, профессионально подготовленный, требовал только одного - внедрения процедур регулярного менеджмента, - говорит Игорь Макурин, - то есть, элементарного порядка, основанного на профессиональных подходах. Ну и, конечно, необходимо было не нарушить духа предприятия, того, что называется речным братством, которое было, есть и будет.

Результаты совместной работы речников и современных управленцев появились не сразу. Но что самое удивительное, они появились. Первым почувствовали это бюджеты. В прошлом, 2002 году Новосибирский речной порт заплатил больше 50 миллионов рублей налогов. В 2000 - 7 миллионов. Было погашено ранее "проеденных" кредитов больше 20 миллионов, существенно снизилась кредиторская задолженность.

Впервые за многие годы уже в июле начали обсуждать планы предстоящей навигации, начали потихоньку приводить в порядок подвижной состав.

- Определенный прорыв произошел, - говорит Михаил Панихидников, - когда в результате переговоров с Западно-Сибирским речным пароходством, где серьезным пакетом акций владеет "Востокгазпром", "дочка" Газпрома, нам удалось создать собственную судоходную компанию. Когда я несколько лет назад предлагал подобный шаг собственникам НРП, то понимания не встретил. Теперь же все произошло наоборот.

Теперь у порта два десятка барж, корабли и остальной необходимый подвижной состав для ведения самостоятельных перевозок грузов по Оби. Исторически специализацией порта были внутренние перевозки и перевалка грузов, так называемые погрузочно-разгрузочные работы. Теперь добавилась еще одна бизнес-единица. Заказчики, которые традиционно работали с портом, ведут, в основном, свою деятельность в северных районах Сибири - подразделения нефтедобывающих компаний, дорожно-строительные организации, а также администрации субъектов Федерации, в части северного завоза.

- Отношения с администрациями - особый разговор, - заметно волнуется Игорь Макурин, - достаточно тяжко обстоит дело, например, с компенсациями за пассажирские перевозки, с расчетами за перевезенный уголь, - но, в итоге, мы нашли платформу для конструктивного ведения дел, и помаленьку-потихоньку все налаживается. Сейчас, например, в стадии завершения переговоры о введении, по предложению Новосибирской областной администрации, еженедельных социальных рейсов. Если все будет в порядке, то порт будет работать и для малообеспеченных слоев населения.

В средине апреля порт утверждает свой бизнес-план. Цифры и факты, жизнь тысячного коллектива на нескольких страницах: погрузочно-разгрузочные работы, перевозка грузов, сдача складских помещений в аренду, добыча и продажа песка.

- Песок - особая статья, - комментирует Макурин, - мы присутствуем на рынке пока как сырьевая компания. И нам есть с кого брать пример. На что уж всякого повидал, но был потрясен тем, как ведет свои дела руководитель Томской судоходной компании Владимир Антонович Кноль. У него давно идет глубокая переработка песчано-гравийных смесей. И себестоимость процесса такова, что мы по сравнению с ним пока дети.

В этом году порт планирует добыть и продать около двух миллионов тонн песка и попытаться начать его глубокую переработку.

Погружение в проблемы речного бизнеса даже на уровне одного предприятия кажется очень занятным делом. Корпоративность речников порождает в своей среде процессы, которые пока только обсуждаются в высоких кабинетах, проверяются в каких-то исследованиях. Понятное дело, каждый речник имеет свое видение дел на такой реке, как Обь, в целом. И Игорь Макурин, менеджер, который работает на реке недавно и коренной речник, десятки лет проработавший на Оби, в прошлом директор Александровского порта Михаил Панихидников в один голос утверждают, что будущее реки связано с созданием речного картеля.

В их понимании, необходим союз всех работающих на Оби на уровне партнерства. Этот союз должен создать единые координирующие службы, которые бы защитили и людей, и их бизнес от многих рисков, связанных с рынком. Возможна, например, единая диспетчерская служба, единая ремонтная база, единая договорная служба. Необходимо дело поставить так, чтобы никому не приходило в голову демпинговать на реке или не платить деньги за уже проделанную работу.

Понятно, что дело не одного дня, но без этого, как считают профессионалы, не просматривается стратегия устойчивого развития реки.

- Мы достаточно жестко завязаны на то, что происходит с освоением месторождений, расположенных вдоль Оби, - говорит Игорь Макурин, - нефть, газ, золото, все это такие материи, вокруг которых сосредотачиваются очень сильные и жесткие люди. Они не прочь поглотить перевозчиков, каждый борется за снижение издержек. А нам нужно консолидироваться.

Ну а разговор закончился все тем же речным вокзалом.

- Да, головная боль, - признался управленец Макурин. - Сейчас провели тендер на разбор завалов после пожара. Организация, выигравшая его, уже приступила к работе. Через месяц в здание войдут эксперты, оценят нанесенный ущерб, проверят состояние фундаментов, несущих конструкций. И если все будет нормально, объявим инвестиционный конкурс на право построить на месте сгоревшего речного вокзала фешенебельный бизнес-центр.

Более детально говорить не могу, это все еще должно пройти процедуру согласования с собственниками.

Стало понятно, что не пугают наших речников трудности.

- Выгребем, - хмыкнул Макурин.

- А куда мы денемся, - кивнул Панихидников.

Новосибирск