Алексей Конторович

14 апреля 2003, 00:00
  Сибирь

Нефтяники поделятся со всеми, если начнут работать

Нефть и газ сегодня - реальные ресурсы России. Поскольку основные запасы углеводородного сырья находятся в Сибири, стоит разобраться, по какому сценарию начнут развиваться события вокруг крупных нефтегазовых месторождений в Восточной Сибири, будет ли вообще этот проект рентабельным.


Алексей Конторович

Как уже известно, проект экспорта нефти в Китай предусматривает поставки 30 миллионов тонн нефти в год. Расчеты показывают: если начнется энергичное освоение Юрубчано-Тохомской зоны, Талаканского и Верхнечонского месторождений, то мы сможем только к 2020 году обеспечить восточносибирской нефтью Ангарский и Хабаровский нефтеперерабатывающие заводы и намеченные поставки на Китай.

Нефтепровод же на Дальний Восток оправдывает себя только при наличии 50 млн. тонн экспортной нефти в год. Пока столько нефти в Восточной Сибири нет. Речь идет о перспективах, которые при успешной работе геологов могут превратиться в реальность. Только тогда заполнятся обе трубы, обеспечив как внутренний рынок, так и внешний.

На языке цифр это выглядит так: если мы ограничиваемся экспортом в Китай, то на геолого-разведочные работы в Восточной Сибири в ближайшие 10-12 лет необходимо направить 2-3 млрд. долларов за счет средств недропользователей. Если же мы "замахнемся" к 2020 году на 80 миллионов тонн экспорта нефти из Восточной Сибири, сумма вложений в геологоразведку увеличивается до 12-14 миллиардов долларов.

Невзирая на астрономические, казалось бы, затраты, наши расчеты показывают - эти инвестиции оправдаются. Причем инвестор практически готов - инвестиции могут быть получены внутри страны.

По нашим оценкам, если ведущие нефтяные компании, которые работают в Сибири, будут заинтересованы вкладывать деньги в эти проекты, то от реализации добытой нефти, после выплаты всех налогов и дивидендов, средств на инвестиции хватит. Хватит на полномасштабное финансирование проектов, включая строительство нефтепроводов, даже без существенного привлечения иностранных инвестиций.

Есть в этом процессе один момент. Как уже было не раз заявлено, частных трубопроводов в стране не будет, их построит государство. Таким образом, даже если недропользователь готов начинать добычу, он вынужден ждать, пока "трубу" сделает государство.

Бывают ситуации, когда подобный подход оправдывает себя. Например, в Китае есть Таримский бассейн - это самый дальний северо-западный район страны, пустыня, мертвая земля, но она перспективна для поисков нефти и газа. Китайцы это знали и начали с того, что проложили через эту пустыню великолепную автомагистраль, вдоль этой магистрали - нефте- и газопровод. Понятно, что в бассейн сразу пришли компании и начали разрабатывать месторождения.

Наверное, позиция государства обоснованна и имеет право на жизнь. По большому счету и я с ней согласен, но при условии энергичного исполнения заявленных планов. Еще 5-7 лет назад я говорил - если государство вложит деньги, построит трубопроводы в Восточной Сибири - месторождения будут разрабатываться немедленно. Тогда решение не созрело. Сегодня же ситуация иная - наполняемость бюджета лучше, так что пришло время этот вопрос решать.

Ситуацию сильно усложняет наша любовь "разговаривать разговоры" без видимого желания принять окончательное решение.

Чем больше мы этим занимаемся, тем больше ухудшаем ситуацию. Когда начались первые прикидки по экспорту нефти в Китай, считалось, что в 2005 году нефтепровод уже будет построен. Сейчас уже 2003 год, а мы все еще трассу выбираем. Я все-таки надеюсь, что в этом затянувшемся споре о выборе маршрута нефтепровода будет поставлена грамотная и экономически оправданная точка.

Спор ведь перестал носить чисто академический характер. Пока нет решения - не создаются новые рабочие места, новые заказы для своих перерабатывающих предприятий и, наконец, висят в воздухе огромные средства в виде неполученных нами налогов. Ведь, например, при объеме добычи за 30 лет 1800 млн. тонн нефти, налоги составят 55 млрд. долларов при средней цене на нефть 23 доллара за баррель. То есть с каждой тонны нефти налоги составят около 30 долларов. При этом 70 процентов налогов будет поступать в федеральный бюджет, 25 процентов - в бюджет субъекта Федерации и пять - в местный.