От "упрощенки" легче не стало

Николай Анютин
8 сентября 2003, 00:00
  Сибирь

Несмотря на то, что новые подходы в налогообложении малого бизнеса должны были облегчить его положение, в жизни все получилось по-другому: отношения предпринимателей и местных властей зашли в очередной тупик

Больше восьми месяцев российские предприниматели живут по новым правилам. Введены упрощенная система налогообложения (УСН) и единый налог на вмененный доход (ЕНВД), которые должны были значительно снизить фискальное давление на бизнес.

Но налоговые новации радикально уменьшили поступления в местную казну от деятельности малого бизнеса. Например, владелец маршрутного такси в Новосибирске стал платить казне 600 рублей в месяц, вместо прежних 4000 рублей. В результате чиновники стали терять интерес к судьбе малого и среднего бизнеса на своей территории. Демонстрируя с одной стороны намерение давать кредиты, льготы, иные преференции малым и средним предприятиям, власти на самом деле стараются взять как можно больше, проявляя при этом недюжинную изобретательность, - на социальные программы, ремонт дорог, тротуарную плитку, наконец.

Инструмент получения денег с малого бизнеса местными властями достаточно прост - они стараются на уровне местного законодательства трансформировать нормы нового Налогового кодекса России.

Кто кого?

Предприниматели, слов нет, с энтузиазмом встретили новации, внушающие надежду на лучшую жизнь. Однако быстро утратили свой оптимизм, столкнувшись с реакцией властей, которые от дарованных сверху налоговых послаблений малому бизнесу испытали едва ли не шок. Выход, правда, был найден достаточно быстро: тем же новосибирским автоперевозчикам было отказано в праве на "вмененку". Однако, если в Новосибирской области такое решение осталось обществом практически незамеченным, то в других местах попытки чиновников ограничить число видов деятельности в рамках ЕНВД вызвали противодействие. Так, например, было в Алтайском крае, где администрации пришлось создать согласительную комиссию для выработки компромиссного решения спорных вопросов. Дело затянулось, но предприниматели, хоть и со второго квартала 2003 года, но все же смогли начать работать в рамках единого налога на вмененный доход. Борясь со снижениями поступлений в местную казну чиновными способами, региональные власти формально не против генерального курса, заданного самим президентом.

В центрах практически всех субъектов Федерации, входящих в Сибирский федеральный округ, суммы "вмененки" для розничной торговли оставлены без изменений. Кое-где есть даже стремление ввести понижающие коэффициенты в зависимости от ассортимента реализуемой продукции. Например, в Алтайском крае понижающий коэффициент был установлен для торговли книгами и газетами, в Новосибирской области - в хлебной торговле. Уступили бизнесу и власти Кемеровской области, установив понижающие коэффициенты в зависимости от месторасположения торгового предприятия.

В то же время "вмененка" вовсе не была введена на те виды деятельности, с которых, по мнению властей, взять нечего. Поэтому, например, под ЕНВД в Новосибирской области не попали автоперевозчики, сфера бытовых услуг и общественного питания. В Омской области этот налог не платят за ветеринарные услуги, за услуги по техобслуживанию, ремонту и мойке автомобилей.

Важнейшая цель новаций Налогового кодекса России - изъятие из экономической тени как можно большего числа предпринимателей и включение их в ряды законопослушных налогоплательщиков - полностью пока не достигнута. Но сдвиги есть. В большинстве сибирских территорий сборы единого налога увеличились за счет роста числа бизнесменов, сумевших воспользоваться правом на применение упрощенной системы налогообложения. Рост сборов по упрощенному налогу обусловлен переходом на эту систему тех структур, которые лишились возможности платить единый налог на вмененный доход.

В то же время региональные и федеральный бюджеты потеряли от применения ЕНВД. Например, в первом квартале в целом по стране сумма платежей составила около 1 млрд рублей, или 15% от поступлений за тот же период 2002 года. Сказалось как уменьшение количества налогоплательщиков, так и снижение ставок единого налога. Сегодня, по итогам семи месяцев, поступления по "вмененке" составляют не более трети от сборов прошлого года.

Возможен ли брак по расчету?

Итак, новации НК привели к падению роли малого бизнеса в формировании налоговых доходов территорий. По данным "Э-С", полученным на основании анализа фискальных сборов в регионах Сибирского федерального округа, в прошлом году доля налоговых поступлений от предпринимательской деятельности снизилась практически в 2 раза(см. график) . Не исключено, что региональные, а в особенности муниципальные власти, будут пытаться "вернуть свое" иными способами. Как собрать деньги с предпринимателей - этому власть учить не надо. Достаточно вспомнить "добровольную помощь" торгового бизнеса в облицовке городских тротуаров плиткой (Новосибирск) и требование властей при переводе помещения в нежилой фонд оплатить половину его рыночной стоимости (Кемеровская область).

Со своей стороны бизнесмены не желают воевать с властью, они хотят заниматься своим делом. Поэтому ищут позитивного выхода из противостояния. Все чаще они высказывают такое мнение: все поступления от "упрощенки" и "вмененки" следует передать на уровень муниципальных и региональных бюджетов. Только так можно будет всерьез наладить, по мнению предпринимателей, конструктивный диалог с местной властью. Понятно, что пока малый бизнес не в состоянии формировать бюджет. Например, в консолидированном бюджете Томской области доля предпринимателей - не более 3%. У малого бизнеса другая задача - формировать структуру потребления и создавать рабочие места, что особенно актуально в Сибири, где существует невостребованность трудовых ресурсов крупными предприятиями. От этой проблемы не могут стоять в стороне и местные власти.

Решению проблемы взаимоотношений малого бизнеса и власти может способствовать достижение полной прозрачности муниципальных бюджетов. Если предпринимателю покажут, что его деньги расходуются с толком и на благое дело, то он, скорее всего, охотнее станет делиться с бюджетом.

Борис Брусиловский, президент Новосибирской торгово-промышленной палаты

Планируя очередные изменения в налоговой политике, власти нередко озабочены лишь тем, что будет с поступлениями в бюджет: увеличатся они или снизятся. Видимо, это идет от точки зрения на человека, как наполнителя бюджета, и только. Думаю, что у каждого из нас в отдельности на это другая точка зрения. Мы хотим строить свое благополучие собственными руками, жить не хуже, чем люди в других странах.

Работая в Новосибирской торгово-промышленной палате, я ознакомился с политикой государства по отношению к малому бизнесу в Великобритании и Германии. В этих странах экономическая политика направлена и на то, чтобы снять нагрузку с государства по выполнению социальных обязательств, способствовать развитию экономической активности граждан, которые не хотят быть иждивенцами. Поэтому государство всячески поддерживает деловые устремления граждан - человеку после 45 лет бывает трудно найти работу. Но это весьма дееспособные и опытные люди. Они могут создать свой бизнес. В западных странах понимают: если предпринимателя не давить непомерными поборами и административными барьерами, то государство получит с этих людей не только налоги. Обеспечив себя, человек создаст дополнительный спрос на потребительском рынке, что вновь косвенно позволит пополнить бюджет.

С моей точки зрения, разумно передать налоги от малого бизнеса на уровень муниципальных образований. Наш собственный опыт подсказывает этот вариант. В 1989 году, когда зарождалось кооперативное движение, первоначальное отношение к бизнесу, особенно со стороны старого, еще советского чиновничества, было хуже теперешнего.

Налоги от кооперативов (они были небольшие, но налоговая система поощряла деловую активность) поступали в районы, которые не имели практически никаких бюджетных средств. Так вот районные власти очень быстро оказались в числе активных сторонников кооперативного движения, способствуя тому, чтобы число предпринимателей увеличивалось.