2003 5 (5)

22 сентября 2003, 00:00
  Сибирь

Дело принципа

Экономические причины

По мнению Михаила Ходорковского, причина ареста Платона Лебедева, проверок в группе МЕНАТЕП и ЮКОСе заключается в противодействии части российского истеблишмента созданию компании " ЮкосСибнефть". В интервью германскому телеканалу ARD он прямо заявил: "Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что у нашего слияния с "Сибнефтью" существуют противники. Однако я не был готов к тому, что препятствовать этой сделке будут прокуратура и ФСБ".

Многие аналитики видят в прокурорских действиях политический подтекст. Однако и экономических оснований для атаки на ЮКОС немало. Появление на рынке объединенной "ЮкосСибнефти", способной обеспечивать 30% российской нефтедобычи, контролировать пять НПЗ, вряд ли могло оставить равнодушными конкурентов. Понятно, что на предстоящих аукционах по распределению лицензий на месторождения Восточной Сибири с такой компанией тягаться трудно даже "Газпрому" и "Роснефти".

Не зря, обсуждая идею о комплексной разработке Восточной Сибири, госкомпании высказали мнение о нежелательности пребывания в роли оператора проекта "Восточная Сибирь" независимой частной компании.

Экономические методы

В отличие от привычного сценария времен становления капитализма в России, против ЮКОСа не было применено практически ни одного диверсионного экономического приема. Классика жанра предполагает, что в случае осады предприятия нападающая сторона использует комплекс мер. "Заказанные проверки со стороны местных или федеральных контрольных органов обычно дополняются исками мелких акционеров предприятия, - говорит научный руководитель исследовательского общества "Арви" Дмитрий Царегородцев, - по этим искам арестовываются счета или имущество предприятия, обременяются пакеты голосующих акций. Таким образом, компанию парализуют, нанося и прямой экономический ущерб".

Компания ЮКОС не была подвергнута подобным мерам. В отношении нее ограничились обысками, проверками, выемкой документов, что относительно безболезненно для ее хозяйственной деятельности. Именно поэтому рейтинговые агентства остались равнодушны к происходящему, оценивая кредитоспособность ЮКОСа как неизменную.

Экономические последствия

Наиболее серьезное из последствий прокурорской акции - резкое падение цены акций ЮКОСа, а следом - и всего российского рынка. В цифрах потери выглядят следующим образом: накануне ареста господина Лебедева (2 июля) бумаги достигли своих исторических максимумов и котировались по 14,5 доллара за штуку, капитализация компании составила также рекордные 32 млрд долларов. В последующие две недели акции ЮКОСа стремительно дешевели вследствие возникшей среди инвесторов паники. В итоге, по состоянию на 17 июля, акция ЮКОСа стоила 10,5 доллара (падение на 38%), а капитализация сократилась до 23,5 млрд долларов. Учитывая, что ЮКОС составляет основу индекса РТС, за ним "потянулись" и другие ценные бумаги, в результате чего рынок упал с 518 пунктов по индексу РТС до 440. Суммарная капитализация рынка за это время уменьшилась со 125 до 100 млрд долларов. Проще говоря, сложилась ситуация, в которой проиграли все.

Анна Шаргатова

Поздравляю "Эксперт" с отличным автором и с удачным дебютом "Эксперта-Сибирь". Желаю успехов, надеюсь, что и автор, и "Эксперт-Сибирь" останутся на уровне этой статьи.

А. С.

Несмотря на хороший замысел и впечатляющий замах на обобщения, автора подвела поверхностность наблюдений. Многие аспекты темы всерьез не разработаны. В частности аспекты сходства между протестантизмом и старообрядчеством. Для получения выводов с использованием таких аналогий следует глубже понять общие основы, на которых они возникают. Нельзя высвечивать аналогию между большевизмом и протестантизмом в насаждении мещанских (классификационный, а не пренебрежительно-оценочный признак) ценностей. Автор явно не понимает того, что лежит в основе протестантизма и в основе большевизма. Параллели есть, но они проходят на уровне вопросов "что делать" и "как делать", слитых в единую формулировку. Нужно дать более глубокую характеристику отличия православия от католицизма (протестанты - это католики в глубине). И самым сомнительным кажется исходный тезис о том, что капиталистическая мораль (пусть в рафинированном виде) - это наивысшая ценность.

Андрей Бахур