2003 9 (9)

20 октября 2003, 00:00
  Сибирь

Культура финансиста в зеркале международного стандарта

Сегодня существуют два "международных языка бизнеса" - Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО ) и Общепринятые стандарты бухгалтерского учета США (US GAAP).

С точки зрения удобства применения участниками хозяйственных процессов, обе системы находятся в одной "весовой категории". US GAAP опираются на значительно большее количество разработок. Поэтому в американских стандартах заметна тенденция более четкого регулирования всех операций и меньшей гибкости для отдельно взятой компании. В МСФО упор делается на разработку единых принципов, придерживаясь которых, можно формировать отчетность с определенной степенью гибкости.

В России в качестве "проправительственного" варианта выбраны стандарты МСФО.

Однако при этом отсутствует утвержденная Правительством РФ стратегия перехода России на международные стандарты. На сегодняшний день существуют лишь проекты, которые разнятся в сроках. В частности для банков датой перехода было определено 1 января 2004 года, для предприятий перспективы очень далекие - 2010-2011 гг.

Также не определены и группы компаний, для которых подготовка отчетности по МСФО станет обязательной.

Не вызывает сомнения, что использование международных стандартов отчетности является мировой тенденцией, и к этому необходимо готовиться уже сегодня. Неторопливость в этом вопросе одновременно с поспешностью вступления в ВТО является следствием того, что российские чиновники не слишком представляют себе необходимость данных стандартов.

Более того, мы наблюдаем антагонистическую дискуссию Минфина и Минэкономразвития о внедрении практики международных стандартов. Например, Минфин предлагает использовать МСФО только для сводной консолидированной отчетности компаний. Отчетность отдельных юридических лиц в МСФО Минфин готовить запрещает.

Таким образом, для нехолдинговых структур сохранится обязанность ведения трех видов учета: налогового, бухгалтерского, международного.

Позиция Минфина продиктована исключительно фискальной целью, т. к. при отмене российских стандартов "база всех налогов будет определяться по правилам лондонского Комитета по международным стандартам". Для фискальных властей это неприемлемо.

Важным, на мой взгляд, является внесение изменений в налоговое законодательство, разрешающее относить расходы по аудиту международных стандартов отчетности на затраты при расчете налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. Однако такие изменения неизбежно натолкнутся на противодействие Минфина, понимающего МСФО как консолидированную отчетность холдингов, а не отдельных предприятий.

Я думаю, что поменять менталитет чиновников быстро вряд ли удастся, поэтому внедрение МСФО в ближайшем будущем будет частной инициативой динамично развивающихся компаний.

Чем больше компания, тем эффект выше. Для малого бизнеса, возможно, эффект будет не очевиден и затраты чрезмерны. Для более крупных предприятий затраты окупаются и очень быстро (привлечение денег, качественные управленческие решения и т. п.).

Наталья Яхнова, финансовый директор компании "Инмарко"

2003 8 (8)

Рядом с большим соседом

Уважаемая редакция!

С немалым удивлением в последнем номере вашего почтенного издания "Эксперт-Сибирь" мною была прочитана статья Юрия Курьянова, Андрея Думлера и Ларисы Южаниновой, посвященная взаимоотношениям России и Китая. Авторы задались целью развенчать ни на чем, с их точки зрения, не основанный миф о "желтой угрозе". Удалось, надо сказать, им это скверно. Уже в первой части статьи, повествуя о взаимоотношениях России и Китая, они справедливо отмечают наличие у Китая значительных территориальных претензий к нашей стране. Говоря о том, что на китайских географических картах Приморье, Тыва, Амурская область и иные наши по сей день территории изображаются в качестве части КНР, о том, что правительство Китая не признает договоры 1858 и 1860-го гг., считая их навязанными силой, авторы не сочли необходимым остановиться подробнее на этом вопросе. Изложение краткой и весьма неполной истории взаимоотношений Китая и нашей страны, несомненно, поучительно, но едва ли относится к теме статьи. Между тем, уже из сказанного в тексте с неизбежностью следует, что будущее растущего Китая и слабой России отнюдь не представляется для последней безоблачным.

Приводя пугающие цифры численности китайского населения в приграничных с Россией районах (каковое, по другим данным, составляет не 100, а 150 млн человек) и несопоставимую плотность населения, авторы, однако, вполне благодушно пишут о том, что ввиду демографического кризиса в России и нехватки рабочих рук именно китайцы и станут здесь работать. С последним утверждением невозможно не согласиться. Учитывая, что в КНР количество безработных, как минимум, сопоставимо с численностью населения РФ, несложно догадаться, что китайцы охотно будут приезжать в нашу страну и работать здесь. Вопрос лишь в том, к чему этот факт приведет в будущем.

Правительство Китая, как известно, не так уж давно прекратило политику насильственной стерилизации собственных граждан, имеющих большее, нежели рекомендовано, количество детей. Сегодня в Китае на третьего и всех последующих отпрысков в семье просто не выдается никаких документов. Без необходимых бумаг эти люди не имеют возможности устроиться на работу и просто не существуют для государства. Их так и называют - "черные китайцы". Точное количество таких людей не известно никому, можно лишь ориентировочно оценить его в 120-200 млн (некоторые эксперты называют существенно большие цифры). Примечательно и то, что если большинство нелегальных иммигрантов рассматривают Россию в качестве транзитной территории и стремятся оказаться на Западе, то китайцы, напротив, оседают у нас. Не говоря уж о Дальнем Востоке, где наших узкоглазых соседей такое множество, что едва ли не все аборигены в большей или меньшей степени говорят на китайском языке, и в иных регионах страны китаизация стремительно нарастает. Вывески на китайском уже можно видеть на рынках Иркутска и Красноярска, не говоря о более близких к границе городах.

В Новосибирске сегодня существуют семь китайских ресторанов, есть несколько кафе, китайцам принадлежат более 1700 фирм, оформленных, как правило, на местных жителей, зачастую бомжей. Фирмы занимаются, по преимуществу, оптовой торговлей, но есть и такие, которые проникают в АПК. Стоит особо акцентировать внимание на том, что Новосибирск - отнюдь не приграничный город, а крупнейший транспортный и, соответственно, транзитный узел, а осваивается выходцами из КНР сравнительно недавно. Примечательна история, приключившаяся в Новосибирске прошлой зимой: тогда милицией и ФСБ был ликвидирован подпольный китайский притон в Кировском районе. Суть дела оказалась простой и незамысловатой - на территории бывшей мебельной фабрики был открыт подпольный бар, кафе, сауна и, как водится, бордель. Вывеска была только на китайском языке, и клиентами были исключительно китайцы. Единственным исключением были девки - они-то были местными. Характерно, что это преуспевающее заведение было закрыто лишь потому, что новосибирская китайская диаспора начала издавать газету на китайском языке. В ней обнаружилось объявление о том, что по указанному адресу, в том самом притоне, можно по сходной цене приобрести поддельные документы для проживания в России. Газет на китайском языке вообще нынче в России издается множество - три в Москве, в Красноярске, Иркутске, Новосибирске, не говоря уже о Дальнем Востоке.

Что же до тезиса о том, что России катастрофически не хватает рабочей силы, то можно возразить: в той же Новосибирской области в 2002 году официально зарегистрированных безработных было 39,1 тыс. человек, что на 35% больше, нежели в 2001 году. По оценке же независимой группы МОП, количество безработных существенно больше официального - 162 тыс. человек. Как бы то ни было, но около 10% граждан России - безработные, и потому беспочвенными представляются разговоры о такой уж острой нехватке рабочих рук. Да, китайцы соглашаются работать на самых тяжелых работах за мизерную зарплату, но это лишает рабочих мест граждан России, а государству и предпринимателям позволяет платить россиянам мизерные зарплаты, очень часто оказывающиеся ниже прожиточного минимума. Притом ввиду того, что китайцы, в подавляющем своем большинстве, работают "вчерную", не утруждая ни себя, ни работодателей оформлением необходимых бумаг, то и налогов они практически не платят, что едва ли идет на пользу экономике.

С уважением, Дмитрий Горбачев