Жаль, что у России не женское лицо

Тема недели
Москва, 08.03.2004
«Эксперт Сибирь» №4 (18)
Деловым женщинам России приходится принимать трудное решение: чему отдать предпочтение - семье или бизнесу. А если пытаться то и другое совместить, то каким образом?

По мнению социологов, в России среди женщин политиков, ученых, руководителей значительно меньше, чем в странах Запада. В сфере малого предпринимательства их не более 30% . К ним относит себя и Нонна Бархатова, директор Новосибирского Центра Развития Малого Бизнеса. Она закончила экономический факультет Новосибирского государственного университета по специализации "социология", изучала проблемы адаптации государственных промышленных предприятий к новым экономическим условиям и такое необычное для России явление, как малый бизнес. Этой темой она занималась в Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН, потом в аспирантуре Манчестерского университета (Великобритания). Результатом работы стала диссертация, в которой подробно была исследована история развития российского бизнеса с XIX века до наших дней. Защитив диссертацию, Нонна Бархатова получила докторскую степень (Ph. D.) и приняла участие в совместных исследовательских проектах с Манчестерским университетом и фондом Джорджа Сороса на тему развития семейного бизнеса и регулирования налогообложения малого бизнеса в России.

Спустя десять лет, проведенных в научных исследованиях, она решила, что период созерцания, констатации фактов, публикаций итогов исследований в зарубежных и отечественных журналах позади. Настало время применить теоретические знания на практике.

- Нонна Михайловна, вы человек академической среды. Родились и выросли в новосибирском Академгородке, в семье научных сотрудников. Ваши родители тоже работали в Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН. Вы в свое время даже не смогли учиться в Томском государственном университете только потому, что там, по вашему мнению, воспитывали не исследователей, а жестких практиков, заранее ориентированных на жизнь по заученным догмам. И вдруг вы четыре года назад разрываете связи с академической жизнью и создаете свое дело. Наверное, не просто далось такое решение?

- Да, когда-то я и представить себе не могла жизнь за пределами Академгородка. Казалось, как из той особой, научной атмосферы, где, согласитесь, несколько другие люди, другие жизненные установки, другие цели, замкнутый круг общения, я вдруг перееду?! Например, в Новосибирск - шумный, суетливый, несколько суховатый и сдержанный город. Таким он был тогда... Сейчас Новосибирск - стремительно развивающийся мегаполис, один из крупнейших финансовых и бизнес-центров России с очень активной деловой и развлекательной жизнью. Таким он мне нравится сегодня. Но тогда... Я постепенно оставляла свой родной Академгородок. Сначала попробовала жить в Томске, так как мне хотелось самостоятельной жизни. Но потом быстро разочаровалась и в университетских преподавателях, и в условиях студенческой жизни (нас поселили в общежитие по шесть человек в комнате!). Поэтому через год я сдала экзамены в НГУ и перебралась под крылышко родителей в родной Академгородок.

А к жизни в большом городе мне помог привыкнуть Манчестер, куда я попала, выиграв конкурс на обучение в аспирантуре Манчестерского университета. Там я снова поселилась в общежитии, правда для иностранных студентов-аспирантов, но теперь уже в английском, равном по классу хорошей четырехзвездочной европейской гостинице, в самом центре индустриального города. Театры, клубы, торговый центр - все рядом. Мне постепенно стало нравиться.

-Неужели не хотелось остаться в той роскошной жизни? Любимый вами Академгородок поставил за границу немало прекрасных специалистов, которые там живут припеваючи.

- Не все так просто. В Англии таких, как я, 100 человек на место, причем не в самом престижном университете, а в каком-нибудь Ливерпульском. Там свои перекосы государственной политики. В свое время повышение уровня образования было провозглашено как метод борьбы с безработицей. То есть если человек не занят в производстве, он может продолжить обучение. Сначала в университете до степени бакалавра. Если опять не находит работу, учится до магистра. Потом, если по-прежнему не нашел работу, может получить государственный грант и работать над диссертацией, идти к докторской степени. А это уже просто обязывает человека работать преподавателем. И таких в Великобритании немало. Так что по существующей там практике сегодня с преподавателем заключают контракт только на полгода, а труд иностранцев оценивается соответственно уровню жизни в их стране. Одной моей знакомой, англичанке, в ответ на просьбу о работе сказали, что лучше возьмут китайца или русского, чем британца. Дискриминация. Меня это, конечно, не устраивало. Да и преподавание никогда особенно не прельщало. А после одной истории окончательно отбило охоту делать в Англии карьеру преподавателя. Во время учебы в аспирантуре пришлось проводить семинарские занятия. Я знакомила студентов с некоторыми социологическими теориями. В том числе и с марксизмом. Во время занятия одна из студенток спрашивает: "Зачем столько внимания Марксу? Что он вообще в жизни сделал? Написал "Капитал"? И все?"

Я, конечно, не отношу себя к марксистам. И никогда не была партийным человеком. Но мне за Маркса как за ученого и философа стало обидно. Что бы там ни было, великий человек. И я в свою очередь спросила: "А ты какую-нибудь его работу читала? Разве можно говорить так безапелляционно?" На следующий семинар ко мне никто не пришел. Видимо, я повела себя слишком жестко, нарушив какие-то этические правила. Коллеги сказали, что в этом ничего страшного нет. И вообще не стоит обращать внимания на студентов, главное - наслаждаться самим процессом преподавания и ни в коем случае не снижать планку. Потом, конечно, ко мне ходили на семинар человек шесть самых продвинутых и думающих. Но по большому счету студенты Манчестера меня разочаровали.

- Значит, разочарование было взаимным, и вы вернулись на родину, в Новосибирск...

- Хотя Манчестер - это международный центр образования, ориентированный на привлечение иностранных студентов, разочарования в нем у меня нет. Там я себя ощущала в центре деловой и студенческой жизни города. У меня были отличные условия для написания работы - шикарная библиотека, думающие коллеги, известнейший в мире руководитель по диссертации - социолог - и много-много друзей, с которым я до сих пор поддерживаю отношения.

После успешной защиты диссертации, что случается не так часто в Манчестерском и других английских университетах, я вернулась в Новосибирск, к своей семье. Пока отсутствовала, здесь все так изменилось. Я уезжала в Манчестер в 1993 году, как раз в то время, когда российское предпринимательство набирало силу, шел бурный рост числа деловых людей и компаний. Где-то на горизонте маячила тенденция качественного роста русского малого бизнеса. И это было весьма интересно.

Процесс адаптации государственных предприятий к новым экономическим условиям и зарождение малого бизнеса выявили проблемы, с которыми столкнулись предприниматели в отношениях с властью. Коррупция буквально душила бизнес. Другой головной болью бизнеса стала нестабильность законодательства, особенно налогового.

Проблемы на пути малого бизнеса нарастали как снежный ком, но государство словно их не замечало.

-А как быть с тем, что федеральному фонду поддержки и развития малого предпринимательства в минувшем году исполнилось 10 лет? В связи этой датой были опубликованы данные о том, что профинансировано около 200 региональных программ, в рамках которых реализовано свыше 1500 предпринимательских проектов на сумму более 250 млн рублей, а также ряд отдельных проектов малого бизнеса более чем на 160 млн рублей. В настоящее время создана государственная система поддержки малого предпринимательства, в которой действуют 77 региональных и более 170 муниципальных фондов поддержки малого предпринимательства.

-Я не утверждаю, что перемен нет вовсе. К счастью, ситуация начинает меняться и мы становимся свидетелями реальных перемен в отношениях между бизнесом и властью. Минувший 2003 год породил некоторые надежды. Правительство предложило предпринимателям упрощенную систему налогообложения, ввело налог на вмененный доход и правила взаимодействия с контролирующими органами. Затем шла речь о снижении ставки единого социального налога, может быть, случится и это, сегодня сказать сложно. Если подобное станет тенденцией, можно будет говорить о качественных изменениях в отношениях власти и предпринимателей.

Роль фондов сегодня тоже очевидна. Предприниматели чаще обращаются за кредитами именно к ним. В новосибирском областном фонде, в частности, на отсутствие клиентов никогда не жалуются. Причина популярности фондов скорее всего состоит в том, что банки только начали сотрудничать с малым бизнесом. Механизм предоставления кредитов еще не отлажен. Между тем, у фондов есть многолетний опыт, есть модель предоставления денежных средств в кредит. Конечно, когда-нибудь наладится и банковское кредитование, это лишь вопрос времени. Успешные примеры и технологии подобного кредитования хорошо известны в стране. Очевидно, что мы сейчас находимся лишь в самом начале пути. Сегодня в первую очередь, как мне кажется, необходимо пересмотреть федеральные и региональные нормативные правовые акты и целевые программы. Только общероссийских официальных документов на тему малого бизнеса сегодня более пятидесяти. Часть из них посвящена непосредственно поддержке малого предпринимательства, часть государственным мероприятиям по поддержке мелких и средних предпринимателей, и более десятка документов регулируют деятельность федерального фонда поддержки малого бизнеса. Аналогичная ситуация на региональном и муниципальном уровне. Там еще по старой советской привычке (как правило под копирку) создавалась своя нормативно-правовая база и целевые программы. И во всех документах только общие слова: "рекомендовать", "разработать", "предусмотреть", "создать условия, предпосылки", "оказать содействие" и так далее. Слова, ни к чему не обязывающие, а значит, и не побуждающие к действию.

Не могу вновь не обратиться к зарубежному опыту. Там идут обычно по пути узкоспециализированных программ, направленных на конкретную цель, например, развитие мобильного наукоемкого производства или сети услуг населению. Это облегчает разработку, реализацию программ и контроль за их исполнением. У нас пока это не происходит. Необходимо проводить серьезные исследования, чтобы выяснить, насколько реальна декларируемая властью поддержка малого бизнеса. Результаты даже последних наших исследований неутешительны.

- Вы проводите исследования в Новосибирске. Каковы региональные особенности?

- Отличий особенных нет. Ситуация по России приблизительно одинакова, и о причинах этого легко догадаться. Центр Развития Малого Бизнеса регулярно проводит социологические исследования. Последнее включало опрос 386 руководителей малых предприятий. В качестве базы данных был использован список адресов почтовой рассылки, анкеты доставлялись в офисы курьерами. Так вот, высокие ставки налогообложения до прошлого года оставались одной из главных проблем предпринимательства (55% опрошенных назвали эту позицию в первую очередь), отсутствие правовых гарантий развития и нестабильность законодательства на втором месте (44% респондентов). Дефицит финансовых средств на развитие предприятия и оборотных средств для повседневной работы заняли почетное третье место среди проблем современного малого бизнеса (40%). При этом в качестве наиболее оперативного и эффективного канала получения средств, необходимых для открытия или ведения бизнеса, предприниматели до сих пор отмечали личные связи. В этом случае, говорили в ходе опроса сами руководители, цепочка "кредитор-получатель" становится максимально короткой, в меньшей степени обремененной "представительскими расходами". Вот вам, пожалуйста, оценка эффективности выстроенной властью системы поддержки малого бизнеса.

- Как вы оцениваете законопроект "Об особенностях принятия решений в сфере государственного регулирования предпринимательской деятельности"? Заявленная цель документа - оптимизация госрегулирования предпринимательской деятельности, упорядочение нормотворчества федеральных и субфедеральных ведомств, а так же органов местного самоуправления?

- Этот закон помог бы решить одну из главных проблем, с которой сегодня сталкиваются предприниматели. Я имею в виду факты, когда то или иное правило принимается задним числом, и предприниматель оказывается без вины виноватым. Так часто происходило с налоговым законодательством. Хотелось бы, конечно, чтобы об этом законопроекте новый состав правительства не забыл и довел его до логического конца.

А пока определенная часть предпринимателей (16% опрошенных) воспринимает государственную власть, скорее, как барьер на пути к коммерческому успеху. Невмешательство государства в дела предприятия считают одним из главных составляющих эффективной работы. Многие делают расчет на своих сотрудников, 47% респондентов в качестве главной движущей силы бизнеса назвали профессиональные качества работников предприятия. Интересно, что на себя они рассчитывают в гораздо меньшей степени (7,5%), а стратегии развития бизнеса придают минимальное значение, только 4% респондентов назвали этот фактор залогом успеха. Если честно, меня такой подход немного удивил. Только 2% предпринимателей назвали отношения с государством партнерскими.

В этом, на мой взгляд, вина не только власти. В мировой практике отношения выстраиваются посредством диалога. В процессе переговоров и совместной работы создаются комфортные условия для развития малого бизнеса. У нас до сих пор фактически превалировал монолог, властных структур, разумеется.

В других странах, где 90% экономики - это малое предпринимательство, ассоциации, общественные объединения, союзы решают проблемы каждого бизнесмена в отдельности. Представители некоммерческого сектора ведут диалог с властью от лица тысяч бизнесменов. У нас, как показали наши исследования, 90% руководителей небольших предприятий просто не знают о существовании общественных организаций, защищающих их интересы. А между тем, сегодня их в России несколько сотен. И это тоже повод для размышлений. По моим данным, только 3-4 организации из созданных сегодня действительно работают, остальные учреждались под гранты иностранных фондов. И как только прекращалось финансирование проекта, об интересах предпринимателей забывали так же, как и о самой организации. Но малому бизнесу, тут нет никаких российских особенностей, нужна поддержка. Скажу, что из тех 10% предпринимателей, которые все-таки знали о существовании общественных объединений, 32% была оказана помощь в получении необходимых документов, 24% - юридическая поддержка. Консалтинг и защита интересов предпринимателей - две основные задачи, которые должны взять на себя общественные организации.

Ведь по большому счету начинающий предприниматель должен обладать всей полнотой информации: о законодательстве, которое регулирует его деятельность, о существующих правилах налогообложения, о конъюнктуре рынка, о том, какие он должен пройти формальности для того, чтобы открыть свое дело, где он может получить кредит, и кто, наконец, будет защищать его интересы.

- Говорят, что стартовый капитал вы получили у известного мецената Джорджа Сороса...

- Да. Чем больше я изучала ситуацию в российском малом бизнесе и сравнивала с тем, что видела за рубежом, тем больше у меня было желание вмешаться и изменить россискую бизнес-среду к лучшему.

Хотелось изменить ситуацию, насколько это в моих силах, показать начинающим и уже работающим предпринимателям западные стандарты. Предложить им более легкое решение многих проблем. Согласитесь, какой смысл изобретать велосипед, если его давно уже не только создали, но еще и обкатали, исправили массу дефектов, которые допустил конструктор. Хотя, конечно, и западному миру еще очень далеко до идеальной модели. Но нам действительно есть чему поучиться. Это и было моей идеей, идеей создания Центра Развития Малого Бизнеса. Я тогда действительно обратилась за помощью к Соросу. Просто решила получить грант как стартовый капитал для своего дела. Но поскольку в то время работала сотрудником будапештского офиса фонда Сороса, прекрасно знала, что под такие проекты деньги не выделяются. Выход был один, рассказать об идее самому владельцу фонда, заинтересовать его. В то время как раз в Будапеште должна была состояться вечеринка с участием Джорджа Сороса. За рубежом решать дела на таких неформальных встречах - обычное дело. Я приехала в Будапешт и, как только Сорос появился на встрече, сразу подошла к нему и рассказала суть дела. Он направил меня к своему первому заместителю. Мартин, кажется, его звали так, американец польского происхождения, посоветовал обратиться в местное отделение фонда. А если ничего так и не получится, тогда перезвонить ему лично. Через полгода я ему позвонила. Дело решилось. Потом я получила еще один грант Сороса, а в третьем мне уже отказали, так как мое дело можно было считать успешным.

Первоначального гранта мне вполне хватало на аренду офиса, оплату труда себе и двум сотрудникам. На эти деньги я приобрела всю необходимую оргтехнику и стала изучать рынок. Маркетинг был необходим для того, чтобы в ближайшее время перейти на самоокупаемость. И мне это удалось - выбрала те направления, которые в рамках изначально заданной миссии приносили и доход, и профессиональное удовлетворение: обучение, информирование и консалтинг.

Помню свой первый семинар. Его темой были трудовые отношения. Мы проводили его за какие-то смешные деньги с тем, чтобы собрать как можно больше участников. Это, кстати, является одной из наших главных целей - обеспечить доступ как можно большему количеству предпринимателей к профессиональным бизнес-семинарам.

Сначала к нашим занятиям относились настороженно. Но потом стало практикой, когда на первый семинар приходил только руководитель, на второй уже и его заместители, на третий фирма являлась чуть ли не в полном составе. Происходило это потому, что наши рекомендации носили конкретный характер, были, что называется, по существу. Например, о том, как помочь работнику освоиться в новом для него деле, научить его справляться с непривычно большим объемом работы или как принимать решение об увольнении сотрудников, как стимулировать и поощрять коллег. Нередко ошибки в кадровой политике приводят к тому, что сам руководитель остается не у дел. Как говорят наши зарубежные консультанты, начальника увольняют подчиненные.

- Вам как руководителю удается следовать принципам, которые исповедуют на ваших семинарах? Что-то применяете на практике? В вашей компании всего 5 человек. Вы работаете днем и ночью?

- Нет, у нас нормальный рабочий день, с 10 до 18. Нет только корпоративного обеда. Но мы не можем себе позволить такой роскоши, поскольку люди к нам идут весь день. Не уделишь внимания - потеряешь клиента. А конкуренция на нашем рынке достаточно высокая. В выходные и праздники мы тоже не работаем, за исключением тех дней, когда проводим крупномасштабные мероприятия, что бывает 3-4 раза в год. Я считаю, что мы справляемся не за счет излишней нагрузки на сотрудников, а за счет грамотной организации труда. В нашей компании каждый знает свои обязанности, несет посильный ему груз ответственности. Мы всегда готовы помочь друг другу.

В результате за 4 года нам удалось собрать вокруг себя около 300 компаний и даже создать свой бизнес-клуб, в котором 60 постоянных членов, руководителей, представителей малого и среднего бизнеса. Среди наших постоянных клиентов торговые дома и супермаркеты, такие как "Зебра", "Феникс", частные медицинские клиники "Блеск", "Наедине", "Инсайт", компании БФК, "Новолит", рестораны "Гриль-Мастер", "Макарони", "Чемпивон", страховые компании "Спасские Ворота", "Ресо-Гарантия", агентства недвижимости "Доктор Ключ", "Красный Проспект", сеть цветочных салонов "Сибирская орхидея" и многие другие.

Первоначально мы проводили семинары совместно с мэрией, Новосибирской торгово-промышленной палатой, собирали небольшие аудитории по 20-30 человек. Это, скорее, были курсы для начинающих. С лета прошлого года у нас стали выступать зарубежные эксперты, такие как Милтон Гарретт - консультант администрации президента США по малому и среднему бизнесу, президент консалтинговой компании Garrett Group International, консультант и бизнес-тренер компаний Walt Disney, Marriott, IBM, McDonald's. Один из наших партнеров - звезда мирового бизнеса Майкл Бэнг. Он известен как обладатель титула "Лучший продавец мира 90-х годов", владелец консалтинговой компании Personal & Business Consulting, основатель Международной школы продаж. Кстати, Майкл Бэнг намерен вместе с нами провести целую серию семинаров. Кроме того, мы сотрудничаем с Центром гражданских инициатив США по программам льготных профессиональных стажировок.

Кстати, благодаря американскому Центру гражданских инициатив в марте четыре новосибирских предпринимателя и я, в числе сотни российских представителей малого бизнеса, которые "сделали себя", побываем сначала в Белом Доме на встрече с президентом Америки и его советниками, а потом в Кремле на встрече с российским главой государства. Не удержалась, похвалилась!

Здоровых амбиций у нас много. Но достаточно и того, что о нас знают в других регионах. На наши семинары приезжают предприниматели из Кемерова, Томска, Братска, Барнаула, Бийска. О нас узнают от наших же клиентов, обращаются к нам по их рекомендации. Знают нас и в Сургуте, там мы сейчас помогаем создать что-то подобное тренинговому центру.

-Номер журнала с этим интервью выйдет 8 марта. Как вы относитесь к этому празднику? К идее Клары Цеткин? Не ошиблись ли женщины 94 года назад, взявшись бороться за равноправие? Ведь равные права предполагают и равные обязанности.

- И равные возможности. За рубежом феминистское движение все больше набирает силу. Во Франции появились феминистки даже среди мусульманок. Общемировые тенденции таковы, что женщины будут все активнее участвовать в политической, экономической и общественной жизни, и нам этих тенденций никак не избежать.

У партнеров

    Реклама