Китайская перспектива сибирского леса

Деньги инвесторов пока обходят стороной сибирский лесопромышленный комплекс, основным направлением его развития остается наращивание экспорта

Российский лесопромышленный комплекс переживает инвестиционный бум. И хотя темпы роста год от года стабильно сокращаются (с 18% по итогам 1999-го до 2,6% по итогам 2001 года и 1,5% в прошлом году), массовая реализация крупных инвестиционных проектов скорее всего переломит эту тенденцию уже в текущем году. На общероссийском фоне сибирский лесопромышленный комплекс (ЛПК) выглядит вроде бы неплохо: рост в прошлом году составил 2%. Но на самом деле такой рост фактически означает стагнацию в отрасли. А вот "суперпроектов", способных переломить эту тенденцию, в отличие от европейской части страны, в регионе нет. Попробуем понять причины такой ситуации.

Кто есть кто в сибирском леспроме

В Сибири расположены два из семи крупных целлюлозно-бумажных комбинатов (ЦБК): Усть-Илимский и Братский, а также менее крупные Байкальский и Енисейский. Два из четырех крупнейших в производстве картона: уже упомянутый Братский и Селенгинский (другие два - Амурский и Пермский). В целом на Сибирь приходится 10% российского лесопромышленного производства, или примерно пятая часть деловой древесины, 55% целлюлозы, около четверти древесно-волокнистых плит, 15% картона и 7-8% фанеры и древесно-стружечных плит (ДСП).


В свою очередь, основное производство лесоматериалов сосредоточено в Иркутской области - почти 70% валового выпуска, пятую часть производит леспром Красноярского края. Ключевым игроком в Иркутской области является группа " Илим Палп", контролирующая Усть-Илимский и Братский лесопромышленные комплексы, на которую приходится примерно половина от общего производства всего сибирского леспрома. Помимо сибирских активов холдинг владеет Котласским ЦБК и Санкт-Петербургским картонно-полиграфическим комбинатом. Корпорация является крупнейшей в России и, по данным PriceWaterhouseCoopers, занимает 67-е место среди ста крупнейших лесопромышленных компаний мира и 21-е среди крупнейших европейских производителей с выручкой 974 млн долларов по итогам 2002 года. Другие компании существенно меньше. "Континенталь Менеджмент", которому принадлежат Байкальский ЦБК в Иркутской области, Енисейский в Красноярском крае, Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат в Бурятии и омская картонная фабрика "АВА+2", контролирует лишь порядка 15% валового производства леспрома Сибирского федерального округа, на остальных крупных игроков - Лесосибирский ЛДК 1 (Красноярский край), "Игирма-Тайрику" (Иркутская область) - приходится по 5-6%.

Сырьевой экспорт


Ключевым доходообразующим направлением деятельности комплекса является экспорт в соседний Китай целлюлозы и леса, причем основную долю по стоимости занимает целлюлоза. Перспективы развития "сырьевого" направления достаточно безоблачны. Только за счет территориальной близости и соответствующей экономии на грузоперевозках российские предприятия будут конкурентоспособны по сравнению с другими крупными производителями целлюлозы - чилийскими, бразильскими, индонезийскими и другими. На конкурентоспособность пока не влияет даже худшее качество российского продукта, поскольку китайский рынок к качеству пока не требователен. В то же время Китай, активно закупающий сырье, стремится развивать собственные производства с высокой добавленной стоимостью. В стране действуют примерно 2 тыс. небольших предприятий, потребляющих целлюлозу и поставляющих на внутренний рынок Китая и на экспорт бумагу. То же касается леса: собственные лесозаготовки в Китае запрещены, дешевый круглый лес закупается в России, Индонезии, Малайзии и других странах. Преодолеть эту ситуацию, наладив выпуск собственной бумаги и ее поставки на китайский рынок, в ближайшем будущем невозможно (см. интервью с главным управляющим директором по бизнесу корпорации "Илим Палп" Никитой Леоновым на стр. 28. - прим. ред.).

Сохранение такого положения не позволит кардинально изменить ситуацию в отрасли. Просто через некоторое время еще одним импортером качественной бумаги и мебели на российский рынок станет Китай, который будет конкурировать на российском рынке с европейскими поставщиками.

В России в целом проблема развития лесопромышленной отрасли решается благодаря активному притоку средств иностранных инвесторов. Это сегодня магистральное направление, по которому движется весь российский лесопромышленный комплекс и из которого практически выпадает Сибирь. Иностранцы акцентируют внимание на крупнейших активах, а также на создании новых производств в европейской части страны. Весной 2002 года австрийская компания Neusiedler купила Сыктывкарский ЛПК (объем реализации порядка 300 млн долларов), другой крупный комбинат - Светогорский ЦБК (годовой оборот порядка 250 млн долларов) - принадлежит номеру один мирового леспрома по версии PriceWaterhouseCoopers американской компании International Paper. В прошлом году заявлен целый ряд новых инвестиционных проектов, подавляющее большинство которых реализуется в европейской части страны. Австрийская компания EGGER в конце прошлого года объявила о строительстве в Ивановской области производства по выпуску ДСП, MDF и ориентированно-стружечных плит общей стоимостью 300 млн евро. Немецкий концерн Pfleiderer планирует вложить 600 млн евро в строительство завода по выпуску ДСП в Новгородской области. Швейцарский Kronoholding строит завод по глубокой переработке древесины в Костромской области общей стоимостью 350 млн долларов. Наконец, IKEA намерена инвестировать 100 млн долларов в производство ДСП и готовой мебели в Нижегородской области. О планах выхода на российский рынок заявили два крупных финских концерна - Stora Enso и Metsаliitto. Stora Enso открыл лесопильный завод в Карелии и достраивает второй в Новгородской области. Общие вложения оцениваются в 30 млн евро. Metsаliitto планирует построить в Ленинградской области лесопильное производство за 60 млн евро. Общий объем крупных инвестиционных проектов, реализуемых иностранными инвесторами, составляет порядка 2 млрд долларов.


Сибирь пока полностью выпадает из этой тенденции, если не считать, конечно, образованного еще в 1987 году СП "Игирма-Тайрику", где 49% акций принадлежат японским инвесторам. Но то были инвестиции, сделанные еще в советское время. На бумаге существуют и другие проекты, лоббируемые местными администрациями: строительство ЦБК в Красноярском крае и Томской области. Впрочем, заявленный объем необходимых инвестиций (около 1 млрд долларов в каждом случае) таков, что даже в нынешних благоприятных условиях едва ли найдется инвестор, желающий профинансировать столь дорогие проекты.

Развитию бизнеса мешает "война"


Инвесторы, пришедшие в сибирский ЛПК, пока чисто российского происхождения. Это уже упомянутые "Илим Палп" и " Континенталь Менеджмент". Недавно в отрасли появился другой игрок - " ЕвразХолдинг", который стал владельцем компании MS United Ltd. , владеющей четырьмя небольшими деревообрабатывающими заводами в Сибири: ООО "Кунерминское" (Иркутская область), ООО "Кансквуд" (Красноярский край), ООО "Микура" (Иркутская область) и заводом по производству клееной балки ООО "Стилвуд" (Новосибирск). Но эти инвестиции стратегическими назвать сложно. Дело в том, что "ЕвразХолдинг", в отличие от "Альфы", "Базового элемента" или "МДМ-груп", которые фактически являются инвестфондами, специализируется на металлургическом бизнесе и глобальным развитием непрофильных направлений до сих пор не занимался.


Активность же "Илим Палпа" и "Континенталь Менеджмента" сдерживается незатухающим конфликтом, вызванным борьбой за лесные активы. Напомним, что "Континенталь Менеджмент" на протяжении последних лет ведет активную экспансию в лесную отрасль. Но пока группе не удалось получить контроль над крупнейшими предприятиями. В частности, попытка перехвата контроля над Архангельским ЦБК (контролируется группой "Титан") и Котласским ЦБК ("Илим Палп") закончилась неудачей. Тем не менее, группа продолжает бороться, оспаривая, в частности, законность владения контрольными пакетами Котласского и Братского комбинатов.


Есть, конечно, и другие проблемы. Это транспортная инфраструктура: железнодорожные тарифы не позволяют сибирским предприятиям конкурировать в наиболее интересном с точки зрения потребления лесоматериалов Центральном регионе с местными производителями фанеры, плит. Как ни парадоксально, существует и проблема обеспечения сырьем. Так, мощность сибирских комбинатов группы "Континенталь Менеджмент" составляет свыше 0,5 млн тонн целлюлозно-бумажной продукции в год. Но развитие сдерживается из-за нехватки сырья, по причине чего, например, Селенгинский комбинат год от года снижает производство(см. "Э-С" 4 от 21 июля 2003 года) . В середине 2003 года "сырьевое" направление было выделено в Восточно-Сибирскую лесопромышленную компанию, в которую вошли все сибирские леспромхозы "Континенталь Менеджмента" и которая должна была обеспечить комбинаты сырьем. Впрочем, пресс-служба компании не стала комментировать, удалось ли решить с помощью такой схемы проблему нехватки сырья.


Однако названные проблемы не являются критичными по сравнению с "войной" между двумя крупнейшими игроками отрасли, которая называется аналитиками в качестве одного из главных препятствий на пути нормального развития ЛПК не только Сибири, но и России в целом. Пока этот конфликт остается незавершенным, обе группы - и "Илим Палп", и "Континенталь Менеджмент" - не могут всерьез заниматься развитием бизнеса. Хотя, конечно, рано или поздно структура собственности "утрясется", как это произошло в других сырьевых отраслях - нефтяной и металлургической, и тогда встанет вопрос, как же дальше развиваться сибирскому леспрому.

Долгосрочная перспектива


Легко заметить, что подавляющее большинство иностранных инвестиций вкладывается в проекты, нацеленные на внутренний спрос, и, прежде всего, в центральном регионе страны. Иная ситуация в Сибири. Внутренний спрос на лесоматериалы в СФО существенно ниже по сравнению с европейской частью. А значит, рассчитывать на возникновение перерабатывающих производств, нацеленных на внутренний спрос, не приходится. С другой стороны, очевидно, что только выход на китайский рынок лесоматериалов с высокой добавленной стоимостью может радикально изменить ситуацию. Пока этот путь закрыт. В то же время примеры решения подобных задач, правда в других отраслях и на других рынках, есть: вспомним хотя бы покупку "Северсталью" и Верхнесалдинским металлургическим производственным объединением прокатных производств на территории США. Естественно, нам могут справедливо возразить, что Китай не Америка, а рынок стали и титана отличается от рынка лесопродукции. Но китайская экономика постепенно открывается, и нет никаких видимых препятствий тому, чтобы через несколько лет российские лесопромышленные холдинги не начали бы покупать китайские перерабатывающие мощности. Наконец, механизмы выхода на рынок существуют в рамках ВТО. Если Россия станет членом организации, то получить доступ на некоторые сегменты рынка вполне реально. А значит, появится стимул для создания перерабатывающих мощностей.

Конечно, эти перспективы долгосрочные, они во многом зависят от стратегии государства на внешнеэкономическом поле. Но других, более быстрых способов внедрения на мировой рынок продукции с высокой добавленной стоимостью просто не существует. Поэтому пока сибирский леспром обречен развиваться по сырьевому пути.

На экспорт Россия поставляет сырье, а продукция с высокой добавленной стоимостью завозится. В целом по стране свыше половины внешнеторговых поставок в стоимостном выражении, а это более 2 млрд долларов, составляют круглый лес (проще говоря, минимально обработанные бревна) и целлюлоза. Глубокая переработка осуществляется в тех странах, которые в свое время вложили ресурсы в создание перерабатывающих мощностей по производству качественных сортов бумаги, стройматериалов. В результате, занимая первое место по запасам леса в мире, качественную бумагу (около трети всего потребления) мы покупаем в Финляндии, мебель - в Швеции и Италии, хорошие стройматериалы - в других странах Европы.