Изобретателям нужны навыки продавцов

Инновационные технологии смогут эффективно развиваться тогда, когда ученые научатся зарабатывать деньги

Формирование экономической политики конкретных регионов невозможно без четкого определения понятий "инновации", "инновационная экономика". Базовый термин "инновация" ученые, экономисты, финансисты как в теории, так и на практике трактуют по-разному. Авторы, которых можно условно причислить к одному полюсу, считают, что некая новая научно-техническая идея - это уже инновация. На другом полюсе придерживаются мнения, что инновацией следует считать только конечный результат проекта в виде налаженного производства новой продукции или усовершенствования технологического процесса. Кто же все-таки прав? Скорее всего, истина находится посередине.

"Идейное" определение инновации не учитывает практических проблем внедрения достижений науки в производство, в то время как "конечно-результатное" видение выводит из поля зрения инновационной модели развития проблемы собственно науки. В этой связи наиболее удачным можно назвать определение инновационной деятельности, представленное сотрудниками томского Межведомственного научно-образовательного центра. Итак, инновационная деятельность направлена на "использование результатов научных исследований для производства новой продукции или создания технологии для производства". Как говорится, никто не обижен - ни наука, ни производство. Хотя в отношении производства продукции все же имеется один нюанс.

Задача поставлена. Цель неясна

"Будущее России - инновационная экономика", - заявил несколько лет назад Президент России Владимир Путин. Одновременно был предложен и механизм реализации идеи: нужно сформировать национальную инновационную систему. Но, как известно, достижение какой-либо цели немыслимо без четкого представления контуров будущего. Определять эти контуры следует с учетом другого стратегического ориентира, озвученного российским президентом годом позже, - удвоения валового внутреннего продукта (ВВП) к 2010 году. Как известно, особенные успехи в росте ВВП и доходов населения демонстрируют страны, развивающиеся по так называемой новой (информационной, постиндустриальной) модели. Можно ли проводить параллели между инновационной экономикой и новой информационной моделью развития общества? Общего между приведенными названиями, безусловно, немало. Но и различия могут носить принципиальный характер. Так, новая экономика США, Великобритании, Австрии и некоторых других стран предполагает подавляющую долю сектора услуг (до 70-80%) в их ВВП, прежде всего связанных с обработкой разного рода информации.

В Финляндии, стране с близкими к Сибири природно-климатическими условиями, был осуществлен мощный рывок в область информационных и коммуникационных технологий. За этим успехом стоит переориентация промышленно-сырьевой структуры экономики страны на наукоемкую. Представители властей и руководители предприятий местных сибирских регионов все чаще задают себе вопросы: способна ли Сибирь децентрализовать промышленное производство, активизировать инновационную деятельность. Что выбрать в качестве приоритетного направления - информационные услуги или производство продукции?

Место под солнцем

Рассмотрим эту проблему на примере одного региона - Томской области. Здесь в нормативных документах сделан четкий акцент на производстве продукции. В "Инновационной стратегии Томской области" (это был первый документ подобного рода, принятый на уровне региона, при полном отсутствии инновационно-правовой базы на федеральном уровне) говорится: "Реализация стратегии должна обеспечить рост доли инновационной продукции в приросте объема промышленного производства до 50% к 2010 году". Полностью разделяю взгляд авторов стратегии на реалии современного международного разделения труда, из которых следует, что промышленное производство и загрязнение окружающей среды - удел большинства, а сверхдоходы и благоприятная экология - привилегия немногих. На рынок информационных услуг Россию не только не пригласят, но и вероятнее всего просто не пустят. Поэтому регионам Сибири необходимо не только сохранять, но и всесторонне развивать традиционные секторы экономики (промышленность, сельское хозяйство, строительство) на инновационной основе. Это означает снижение энерго-, материало-, трудо- и тому подобной емкости, а также улучшение контроля качества производимой продукции и производственных услуг.

Нельзя не учитывать тот фактор, что Томск - один из лидеров среди российских городов по концентрации интеллекта, поэтому ему есть смысл отстаивать свое место под солнцем и на рынке информационных технологий. Кстати, в "Инновационной стратегии Томской области" направление "информационные технологии" названо первым в довольно-таки коротком ряду наиболее перспективных вариантов использования технологического потенциала области (в этот ряд также входят "биомедицина", "химические технологии", "новые материалы и покрытия"). Все названные направления полностью вписываются в перечень технологических приоритетов развития науки, технологий и техники РФ, утвержденных президентом на период до 2010 года и на дальнейшую перспективу.

Уже можно вести речь о некоторых успехах в развитии сферы информационных услуг. Обучение студентов на коммерческой основе в сибирских вузах - это наиболее успешный пример наукоемкого бизнеса. Образовательный процесс, основанный на богатейших знаниях и опыте преподавания местных научных школ, - привлекательная сфера для вложения частного капитала. К сожалению, остается практически незамеченной инвесторами поистине "золотая жила" информационной экономики - производство программного обеспечения. Китай делает ставку на развитие своей национальной индустрии программных продуктов, Индия уже зарабатывает на их продаже примерно столько же, сколько Россия зарабатывает на нефти. Между тем, высококлассные российские, и в том числе сибирские, программисты работают в Силиконовой долине или на нее. В то же время именно внедрение дорогостоящего программного обеспечения составляет сущность управленческих инноваций, настоящий бум которых переживает сегодня российская экономика. Новая команда на любом предприятии начинает свою деятельность с изменений в системе управления. При этом если малые предприятия тратят на управленческую программную "начинку" десятки тысяч рублей, то крупные - десятки и даже сотни тысяч долларов.

Тот факт, что направление для развития Томской области выбрано стратегически неверно, подтверждается данными областного комитета государственной статистики: за 1995-2002 годы доля сектора услуг в валовом региональном продукте (ВРП) Томской области возросла с 36,6% до 44,7% (то есть составляет практически почти половину ВВП), а вот адекватного роста доходов компаний и населения явно не наблюдается.

Спрос есть, но слабый

Что мешает активному развитию инновационной экономики в Сибири? Проблемы эти не столько местные, сколько общероссийские. Они очень хорошо видны в плоскости того определения инновационной деятельности, которое мы приводили в начале статьи. Во-первых, это проблемы науки. Выделим среди них лишь самые важные для инновационной модели развития экономики. Это, прежде всего, резкое сокращение государственного финансирования фундаментальных исследований. По мнению ученых, без бюджетных средств нарушается дальнейший ход нормального инновационного цикла: фундаментальная наука - прикладные разработки - опытно-конструкторские разработки - опытное производство - серийное производство и выход на рынок. Сегодня подавляющее большинство успешных инновационных компаний используют созданный еще в советское время фундаментальный научный задел. По оценке Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Россия по объему государственных средств, затраченных на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), входит лишь во вторую десятку стран ОЭСР, одновременно являясь лидером по количеству ежегодно присуждаемых ученых степеней. Лидирующие же позиции в рейтинге объемов вложений в НИОКР занимают США (282 млрд долларов), Япония (103 млрд долларов) и Китай (59,8 млрд долларов). Любопытно отметить, что на долю государственного бюджета приходится около 40% расходов на НИОКР в Китае, 27% - в США, 18% - в Японии и лишь 15% - в России. За годы экономических реформ, когда российская наука была озабочена не столько развитием, сколько элементарным выживанием, безнадежно устарела и износилась экспериментально-приборная база. А при помощи ручки и компьютера технологические инновации, в отличие от управленческих, не обеспечишь.

Во-вторых, важнейшим препятствием для технологических инноваций является слабый спрос на них со стороны отечественной промышленности, сельского хозяйства, строительства. Казалось бы, директора предприятий Томска неплохо осведомлены о том, чем занимаются кафедры вузов и НИИ, и хотят тесно с ними сотрудничать. Но свое желание они озвучивают с оговоркой - если бы были средства. Между тем, ближайший сосед сибиряков - Казахстан - сумел привлечь к созданию собственного Технопарка все ведущие предприятия. Томский же опыт создания трех бизнес-инкубаторов (на приборном заводе, в Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники и в Академгородке) пока демонстрирует большую заинтересованность в инновациях власти и научно-образовательного комплекса, но не промышленности. Причем бизнес-инкубатор на приборном заводе оказался территориально удаленным не только от действующего промышленного производства, но и от научных учреждений.

Ларчик открывается просто

Одного желания применять инновационные технологии в динамично развивающихся отраслях региональной экономики явно недостаточно. Инновации невозможны без инвестиций. Именно они открывают промышленным предприятиям и бизнесу доступ к научно-техническим разработкам, позволяющим усовершенствовать производственный процесс, снизить издержки и увеличить экономическую эффективность производства. Применение новых технологий, разработанных томскими инновационными организациями (например, Институтом химии нефти СО РАН), уже оценено специалистами нефтегазового комплекса Западной Сибири. За пять лет использования технологии повышения нефтеотдачи пластов компаниями "ЛУКОЙЛ" и "ЮКОС" дополнительно добыто более 1,5 млн тонн нефти. Другой пример сотрудничества с потребителями томских предприятий, имеющих инновационные разработки, не менее показателен. В рамках инвестиционной программы ОАО "Российские железные дороги" руководство депо железнодорожной станции Тайга (Кемеровская область) заинтересовалось томскими ноу-хау по ремонту и модернизации локомотивного состава. Томский политехнический университет займется разработкой системы контроля и испытания силовых электродвигателей, а НИИ Автоматики и электромеханики готов поставить установку для высокочастотного индукционного нагрева, обеспечивающую существенно меньшую энергоемкость при ремонте железнодорожного транспорта. Томский завод нестандартного оборудования получил заказ на производство установок для ремонта и регламентных работ электропоездов. Предприятия ОАО "Сибэлектромотор", ОАО "Томский электромеханический завод", ОАО "Ролтом", ОАО ПП "Томский инструмент" также заинтересованы в поставках железнодорожникам наукоемкой продукции.

Развитие инновационного потенциала тесно взаимосвязано с финансированием новых технологических проектов, в основе которых - в первую очередь спрос на наукоемкую продукцию, конкурентоспособную на рынке. Что мешает ученым такую продукцию производить? Главным образом то, что российская наука, многие десятилетия существовавшая на бюджетные деньги, пока не научилась зарабатывать на жизнь. Но там, где умеют придать результатам исследований прикладной характер, сочетать науку с бизнесом, рождается успех. Примеров того, сколь успешным может быть сотрудничество производства и науки, множество - мы привели лишь малую часть. Сибирские ученые подтвердили на практике свою способность производить достойные продукты. Следующие их задачи - научиться рыночному поведению и начать познавать "науку продаж".

При подготовке материала использована публикация газеты "Томские новости".