C надеждой Об одежде

Тема недели
Москва, 07.06.2004
«Эксперт Сибирь» №14 (28)
Швейная отрасль Сибири переживает период стагнации. Местным производителям одежды с большим трудом удается конкурировать со швейниками Китая, Турции, а также европейской части России

Во всем мире в магазинах одежды в межсезонье традиционны скидки на товар, который в следующем сезоне не будет считаться модным и не будет пользоваться спросом. Однако то, что происходило весной в розничной торговой сети многих городов Сибири, никак нельзя объяснить одним только желанием ритейлеров и производителей одежды избавиться от вышедшего из моды товара.

В большинстве магазинов, реализующих одежду отечественного производства (в основном женскую, которая в ассортименте розничной торговли занимает около 60%), одежные стойки были забиты вещами морально и конструктивно устаревшими, сшитыми из дешевых низкокачественных тканей. Объявленные скидки на них достигали 50-60%. В то же время средняя рентабельность продукции предприятий легкой промышленности Новосибирской области, по данным областного комитета государственной статистики, в 2003 году едва превысила 1%.

Очевидно, что бум скидок на местные швейные изделия связан с тем, что произошло затоваривание одного из сегментов рынка. По словам заведующей кафедрой экономики и управления Новосибирского технологического института Московской государственной академии легкой промышленности Ирины Никольской, большая часть местных предприятий швейной промышленности до сих пор, как в советские времена, предлагают сибирякам не то, что хотят потребители, а то, что произведено.

Альтернатива ширпотребу

Отечественные швейники никогда не баловали покупателей большим разнообразием модной одежды. Многим еще памятны времена, когда в магазинах посетители тоскливо прохаживались вдоль стоек и прилавков, утрамбованных серым, безликим и безвкусным ширпотребом, не зная, на чем остановить свой выбор. Тогда в почете был индивидуальный пошив. Однако его возможности были весьма ограничены. И в ателье индпошива, и к портным-частникам существовала запись на месяцы вперед. Профессия портного давала ее обладателю возможность жить безбедно - клиентурой он был всегда обеспечен.

Тем не менее, швейные фабрики производственные планы выполняли. Несмотря на общее недовольство ассортиментом, народ все равно брал то, что давали. Альтернативы фабричному ширпотребу, по сути, не было.

Когда с началом перестройки в Россию хлынул поток импортной одежды, дыхание перехватило не только у отечественных покупателей, но и у самих швейников. Неспособность быстро реагировать на меняющийся спрос, производить высококачественную, сравнимую с зарубежными аналогами продукцию, снижать себестоимость своего товара привели к тому, что многие предприятия легкой промышленности оказались в нокауте. Спад производства в отрасли продолжался до 1998 года. К этому времени выпуск тканей уменьшился по сравнению с 1990 годом в 6 раз, трикотажных изделий и обуви - более чем в 10 раз.

Однако полностью закрыть потребности рынка импорт оказался не в состоянии. Исправлять ситуацию взялись малые швейные предприятия. Директор новосибирской фирмы "Илия" Алевтина Клепикова считает, что тогда сложилась уникальная ситуация: "В конце 80-х - начале 90-х на рынке было так просторно, что вещи, особенно эксклюзивные модели, уходили влет. Пустые прилавки магазинов и высокая покупательская активность делали привлекательными швейный и трикотажный бизнес. Открывались мелкие и средние предприятия. Но чем больше импортной одежды поступало к нам на рынок, чем больше малых предприятий создавалось, тем больше у наших женщин появлялось возможностей найти свой индивидуальный стиль, быть неповторимой в одежде. Я решила создать тогда небольшое производство по выпуску эксклюзивных моделей". В 1991 году Клепикова организовала свою первую фирму "Искусница". Купила три списанных на крупных фабриках швейных машинки, отремонтировала их, наняла швей и начала выпускать женскую одежду. Сама предпринимательница выполняла функции директора, конструктора и закройщика. О маркетинговой политике тогда никто не задумывался, бизнес строился по наитию. Модели Клепикова разрабатывала самостоятельно, ориентируясь на те, что предлагали каталоги Quelle, OTTO. Позже стала привлекать специалистов местного техникума легкой промышленности. В 1994 году взяла в аренду помещение площадью около 100 кв. м в центре города, оборудовала там антресольный этаж для швейного цеха, а на первом этаже открыла фирменный магазин-салон. Торгово-производственную фирму Алевтина Клепикова назвала "Илия".

Дефолт 1998 года дал отечественным швейникам дополнительный толчок к развитию. Уже в 1999 году объемы швейного производства выросли на 12%, в 2000-м - на 21%. Однако хозяйка "Илии" считает, что положительная роль дефолта в судьбе отечественной швейной промышленности несколько преувеличена. После экономического кризиса ее изделия действительно стали больше покупать женщины, прежде предпочитавшие импортные модели. Но в "Илию" они пришли не по зову сердца, а по необходимости: импорт ушел с рынка.

В 2000-2001 годах в страну начала возвращаться продукция мировых брендов, и обеспеченные дамы вновь отвергли отечественную одежду. В то же время после экономического кризиса "Илия" потеряла немало постоянных клиентов из числа врачей, учителей: многие из них оказались в категории бедных. Несмотря на нынешний незначительный рост реальных денежных доходов населения, его покупательная способность все еще низка, и для части бывших клиентов продукция фирмы по-прежнему остается недоступной.

Однако, например, владельцы томского частного предприятия "Классика-Стиль" Маргарита и Сергей Микшины считают, что ситуация конца 90-х годов была вполне благоприятна для развития бизнеса. Отечественным швейникам нужно было грамотно и оперативно воспользоваться появившимся конкурентным преимуществом. "Классика-Стиль" начала делать первые шаги на рынке именно в те годы, уверенно заняв нишу между дешевой китайской продукцией и дорогим европейским импортом. Микшины сразу поняли, что привлечь и удержать покупателей смогут только в том случае, если будут представлять им комплекс швейных изделий: юбки, брюки, костюмы, блузки, в том числе трикотажные. Но шить весь ассортимент одежды им было не по силам. Поэтому изначально Микшины занимались реализацией изделий как собственного производства, так и импортного. Сегодня это соотношение составляет 50 на 50. Основные приоритеты в производстве "Классики-Стиль" - оригинальный дизайн изделий, высокое качество и относительно невысокая цена. Маргарите и Сергею Микшиным довольно легко удалось сформировать свою покупательскую группу: их продукция востребована довольно консервативными женщинами разного возраста, которые следуют модным тенденциям, но предпочитают свой стиль.

Импортеры уходили ненадолго

Некоторое время после дефолта производство одежды считалось вполне прибыльным бизнесом. Особенностью легкой промышленности была быстрая и высокоэффективная отдача вложенных средств. Оборот средств в отрасли происходил два-четыре раза в год. Каждые дополнительные 100 млн рублей обеспечивали прирост объема производства за год на сумму 350-700 млн рублей в зависимости от скорости оборота.

Ситуацией не преминули воспользоваться многие отечественные швейники. Официальных данных о том, насколько увеличилось за те годы количество швейных фирм в Сибири, обнаружить не удалось, но представители торговой сети считают, что за два года после дефолта их число выросло вдвое.

Зарубежные производители швейной продукции также не собирались оставлять надолго российский рынок. Уже в 2002 году наступил бум импорта. Если за 2000-2001 годы товаров текстильной и трикотажной промышленности в Россию было импортировано на 600 млн долларов, то за один 2002 год - на 650 млн.

У швейников начался период жесткой конкуренции - как друг с другом, так и с импортом. При этом импортеры стали активно вытеснять отечественных производителей из рыночной ниши, на которую раньше не посягали, - недорогой и качественной женской одежды. Раньше в Россию завозились швейные изделия либо очень дешевые и низкого качества (в основном азиатского производства), либо дорогие, эксклюзивные (европейских и американских производителей). Продавались они, соответственно, на барахолке или в элитных бутиках. Золотая середина, по сути, принадлежала отечественным производителям.

Еще год назад изделия местного производства среднего ценового сегмента были для покупателя более привлекательны, чем импортные, благодаря приемлемому качеству и более низкой цене - в среднем на 50%. В последнее время, как считает Ирина Никольская, ценовой разрыв между импортными и отечественными изделиями сокращается, он стал несущественным для большей части потребителей. Турция и Китай сейчас поставляют в Сибирь вполне приличную и относительно недорогую одежду.

В результате вновь начался спад российского швейного производства: в 2001 году он составил 5%, в 2002-м - 3,4%. В 2003 году выпуск одежды сократился на 6,5%, особенно значительным было снижение объемов производства пальто, плащей, платьев, курток, сорочек (по некоторым позициям - до 33%). Рентабельность продукции предприятий швейной промышленности, к примеру, в Новосибирской области снизилась с 13,9% в 2000 году до 1,1% в 2003-м.

Произошло это не только из-за затянувшейся после дефолта эры эйфории отечественных швейников, снижению их "бойцовских" качеств. Одной из причин низкой конкурентоспособности швейных изделий местного производства является то, что арендные ставки в крупных городах Сибири росли быстрее инфляции. По мнению Сергея Микшина, аренда просто душит бизнес: сегодня в структуре расходов "Классики-Стиль" плата за помещение на 20% превышает фонд заработной платы сотрудников фирмы. Кроме того, конкуренция между местными производителями привела к дефициту рабочей силы, а значит, к удорожанию ее стоимости. На сегодняшний день в Новосибирске, Томске, Омске на среднем швейном предприятии зарплата швеи составляет 6-10 тыс. рублей.

Владельцы фирм, вынужденные постоянно снижать издержки производства, стали экономить на тканях, фурнитуре. В конечной стоимости швейной продукции цена исходного материала сейчас составляет 25%, остальное приходится на накладные расходы и зарплату персонала (10 лет назад пропорция была обратной). Причина относительной дешевизны одежды турецкого и китайского производства - низкая стоимость рабочей силы.

Паритет торговли и производства

Ирина Никольская уверена, что отечественная продукция держится сейчас на российском рынке во многом благодаря сдерживанию цен производителями при растущих затратах.

Что предпринимают в этой ситуации местные швейные производители? В первую очередь пытаются снизить издержки, чтобы уменьшить себестоимость изделий, и занимаются поиском оригинальных дизайнерских решений в конструировании одежды.

С дизайном у швейников - пока неважно. В ассортименте многих сибирских швейных предприятий заметна тенденция к унификации - потребителям сложно сделать выбор среди практически однообразного модельного ряда разных производителей. Все больше швейников отдают предпочтение женскому деловому стилю: считается, что такая одежда пользуется стабильным спросом. Однако Ирина Никольская убеждена, что даже эту нишу сибирские швейники осваивают недостаточно эффективно. Например, по европейским стандартам, коллекции составляются по принципу рационального гардероба. То есть модели шьются из материалов, разных по составу, рисунку, но одной цветовой палитры, или сочетающиеся по цвету, одного целевого решения. Такие модели легко комбинируются. Но в местных магазинах подобные коллекции отечественного производства встретишь редко, импортные же построены именно по такому принципу.

Основной причиной неудач крупных швейных предприятий их руководители считают громоздкую производственную базу, низкую мобильность. Поэтому, например, новосибирская "Северянка" объявила о переходе к аутсорсингу: предприятие оставляет за собой только конструирование одежды и маркетинг, а заказы на пошив изделий будут размещаться на других предприятиях.

Средние фирмы, подобные новосибирскому "Призу", напротив, намерены наращивать производство. Расчет прост: прямые поставки крупных партий материалов по оптовым ценам, позволяющие снижать издержки производства и себестоимость изделий, доступны только крупным производствам.

Стратегии укрупнения производства предпочитает придерживаться и владелец томской "Классики-Стиль" Сергей Микшин. По его словам, технологическая надстройка (полноценный штат конструкторов, модельеров, технологов) ведет к повышению издержек малых предприятий. Чем крупнее производство, тем меньше накладных расходов, связанных с содержанием службы технологов и дизайнеров, тем выше рентабельность бизнеса.

В целом, по оценке Микшина, обороты томского швейного рынка выросли, но развития предприятий не происходит: слишком велика конкуренция. Качество изделий, которое неуклонно повышают большинство производителей, на ситуацию не влияет. "Поэтому с точки зрения бизнеса, - говорит Микшин, - сегодня выгоднее оставить производство и заняться торговлей".

Довольно успешно работают те предприятия, у которых есть фирменная торговая сеть, и те, продукция которых адресована определенной целевой группе потребителей. Например, "Бердчанка" шьет спортивную одежду, ей удается работать на конкретного заказчика, получать заказы от спортивных команд и спортивных магазинов. Эффективно работают омская фирма "Алиса MiniLady", специализирующаяся на изготовлении одежды для девочек, и новосибирская "Наша мода", выпускающая женские блузки и юбки. Продукция "Илии" конкурентоспособна потому, что в производстве изначально была сделана ставка на индивидуальный стиль. Клиентами Алевтины Клепиковой стали люди с хорошо развитым художественным вкусом. Фирменный стиль "Илии" - ручная работа, вышивка, обилие аппликаций; одежда выпускается небольшими партиями - не более 5-7 изделий в одной серии.

Значительная часть сибирских швейных предприятий стремится развивать фирменную торговлю. В связи с практическим отсутствием оптовой торговли производители в основном сами занимаются реализацией своей продукции, поэтому торговые надбавки на нее минимальны. Это тоже ведет к снижению издержек.

Укрупнять или дробить?

По прогнозам, изложенным в проекте Концепции развития легкой промышленности России до 2010 года, спрос внутреннего рынка страны на швейные изделия увеличится со 177 млрд рублей в 2002 году до 217 млрд в 2010-м. Соответственно, доля отечественной продукции на местном рынке товаров легкой промышленности может увеличиться с 22,5% до 33,7%.

Ирина Никольская предлагает швейникам несколько способов повышения конкурентоспособности продукции. Во-первых, реформировать производство, разукрупнив его для большей мобильности. Во-вторых, повысить уровень моделирования и конструирования одежды. В-третьих, активнее производить одежду по лицензиям признанных мировых дизайнеров моды.

С этими рекомендациями не во всем согласен руководитель некоммерческого партнерства "Омсклегпром", владелец торговой сети "Брэвис" и производственной фирмы "Алиса MiniLady" Андрей Хромов. Некоммерческое партнерство омских легпромовцев было создано в октябре 2003 года. Его основная цель - объединение усилий малых и средних предприятий в решении проблем развития индустрии моды, поиска производственных площадей, реализации продукции, формирования пакета заказов, а также решение кадровых проблем и повышение квалификации. В Новосибирске подобные функции пытается брать на себя информационно-методический центр группы компаний "Логос". Андрей Хромов считает, что простое разукрупнение производства не даст мелким швейным предприятиям конкурентных преимуществ. У них меньше возможностей добиваться снижения себестоимости продукции, используя систему скидок при закупке крупных партий материалов и оборудования. Поэтому рынок неизбежно приведет их к идее объединения и распределения заказов между собой.

Рентабельность продукции крупных и средних предприятий легкой промышленности Новосибирской области, %
Динамика производства легкой промышленности в январе-декабре 2003 г.
Динамика производства в подотраслях легкой промышленности и выпуск основных видов продукции
Индексы цен на непродовольственные товары в 2003 г. на конец периода,%
Оценка распределения производства по основным видам продукции легкой промышленности в 2002 г. и прогноз его изменений к 2010 г.
Оценка спроса внутреннего рынка на основные виды продукции легкой промышленности в 2002 г. и прогноз его изменений к 2010 г.
Виктор Феоктистов

Виктор Феоктистов, кутюрье, президент Фонда высокой моды Сибири

Я достаточно часто общаюсь с представителями малых швейных предприятий и могу сказать вполне уверенно: творческий потенциал у местных дизайнеров одежды есть, и довольно немалый. Судя по всему, он есть и у дизайнеров, работающих на крупных предприятиях. К сожалению, не всегда у них есть возможность реализовать этот потенциал. Художнику сложно соотнести свое видение моды с тем, какой ее представляет массовый потребитель. Возможно, швейным предприятиям стоило бы выпускать небольшими партиями изделия класса "люкс", рассчитанные на более взыскательную аудиторию, - такая одежда непременно будет востребована. На днях в Новосибирске прошел международный конкурс дизайнеров одежды, и в процессе подготовки к нему я увидел, что заметно улучшилось качество подготовки дизайнеров в Новосибирском институте легкой промышленности. У молодых конструкторов есть желание создавать свою моду, отличную от той, которую нам предлагают китайцы. На мой взгляд, местным производственникам нужно просто четко уяснить: одевать нас должны именно они, а не китайцы и турки. Китайцы сегодня одевают весь мир, включая США, они навязывают нам свое видение моды, унифицируют ее, их модели становятся образцом для подражания. Эта ситуация лично мне не нравится. Конечно, продвигать на рынке нестандартные модели сложно, в авангарде идти всегда труднее. Поэтому нужно помогать местным дизайнерам воплощать их творческие замыслы.

Некоторые сибирские производители одежды пришли к пониманию неизбежности изменения стиля в ассортименте своей продукции. Например, новосибирская фирма "Мастер", существующая на рынке около 10 лет, сейчас пытается улучшить качество своей продукции именно за счет стилевых решений.

Маргарита Куличева

Маргарита Куличева, начальник отдела текстильно-швейных и хозяйственных товаров МУП "ГУМ "Россия" (Новосибирск)

Часть проблем отечественных швейных производств связана со сложностями реализации продукции. Без сети фирменных магазинов швейникам выживать трудно, потому что большая часть магазинов предпочитает брать на реализацию импортную продукцию. Торговле действительно выгоднее работать с китайской или турецкой одеждой, учитывая ее низкую себестоимость. В этом отношении политика новосибирского ГУМа является, скорее, исключением из правила. Мы принципиально поддерживаем отечественного производителя. Например, в ассортименте реализуемой нами женской одежды 90% - изделия отечественного производства. В основном это продукция крупных промышленных предприятий - новосибирских "Северянки", "Приза", Барабинской швейной фабрики, питерской "Зарины" и других. С малыми предприятиями работаем меньше, потому что требуем от производителей сертификаты соответствия качества на продукцию, а у небольших швейных фирм они есть не всегда. Конечно, пристальное внимание обращаем на качество продукции, поэтому особых проблем с реализацией у нас нет.

Многие наши поставщики внимательно следят за тем, как продается их товар, и стараются вносить изменения в свой ассортимент в соответствии со спросом. Я не думаю, что у отечественных швейников нет перспектив. У многих из них хорошая производственная база. Нужно лишь время, чтобы они привыкли жить по законам рыночной экономики.

У партнеров

    Реклама