"Троя": история, миф и кино

Москва, 21.06.2004
«Эксперт Сибирь» №16 (30)
В середине мая прошла мировая премьера голливудского блокбастера "Троя", неделю спустя его смогли увидеть и российские зрители

Троянский царевич Парис похитил жену спартанского царя Менелая Елену Прекрасную. Менелай призвал на помощь своего брата - ахейского царя Агамемнона, вождя военного союза греческих городов, и больше тысячи кораблей направилось к стенам Трои, к берегу Малой Азии, чтобы отомстить. Так началась великая война народов.

Эта история привлекала кинематограф еще с "немых" времен. Неудивительно, что большая часть фильмов построена вокруг образа виновницы войны: "Елена" (Германия, 1924), "Частная жизнь Елены Троянской" (Великобритания, 1927), "Возлюбленная Париса" (Франция-Италия, 1954), "Елена Троянская" (США-Италия, 1956), "Троянский конь (Елена, царица Троянская)" (Италия-Франция, 1962). Наконец, совсем недавний телесериал, выпущенный на кассетах и DVD, - опять же "Елена Троянская" (Мальта-Греция-США, 2003), в котором наиболее полно и с наименьшими, весьма деликатными отклонениями воспроизведены перипетии мифа.

Режиссер Вольфганг Петерсен - признанный мастер постановочного кино ("Подводная лодка", "Бесконечная история", "Враг мой", "Идеальный шторм") - явно не предполагал создать очередную экранизацию мифа. Бюджет, превышающий 180 млн долларов, участие суперзвезд, новейшие компьютерные технологии - претензия на новое качество: с одной стороны, невиданное прежде киновоплощение античного эпоса, с другой - фильм уровня оскароносцев "Гладиатора" и "Властелина Колец".

Влияние последнего на визуальный образ "Трои" очевидно. Башни Трои, напоминающие Гондор не столько внешним видом, сколько головокружительными ракурсами; громадные армии, частично смоделированные на компьютере; впечатляющие сражения и брутальные поединки; даже преемственность актеров: Орландо Блум - Леголас - стал Парисом, а Шон Бин - Боромир - Одиссеем. Словом, посмотреть есть на что. А вот в музыке Джеймса Хорнера (композитора "Титаника") явственно отзывается звуковая дорожка "Гладиатора". Но все это легко могло стать ничем без сильной драматургии.

В титрах указано, что фильм основан на поэме Гомера "Илиада". Это не вполне верно. В "Илиаде" описан лишь один, очень важный и разветвленный эпизод Троянской войны - ссора греческого царя Агамемнона и героя Ахилла. О предшествующих и последующих событиях рассказывают другие греческие и римские тексты.

Серьезные отступления создателей "Трои" от литературных первоисточников бросаются в глаза. Десять лет войны уместились в сценарии всего в пятнадцать дней. Состав действующих лиц упрощен до минимума. Из многочисленных детей троянского царя Приама остались только сыновья Гектор и Парис и дочь Брисеида. Вопреки Гомеру в фильме Гектор убивает Менелая и Аякса.

Однако сама "Илиада", как убедительно показал российский ученый Л.С. Клейн в книгах "Бесплотные герои" (1994) и "Анатомия "Илиады"" (1998), представляет собой весьма противоречивую компиляцию поэтических преданий о совершенно разных войнах разных веков. Доскональный исторический и филологический анализ, проделанный петербургским археологом, разрушил не только древние мифы, но и некоторые научные (например, о том, что Генрих Шлиман раскопал именно Трою): "В гомеровском эпосе слились предания о походах на разные малоазийские города - Илион, Трою и Пергам. Троя находилась в другом месте, чем Илион, обнаруженный Шлиманом. Взятия Трои греками-ахейцами в реальности не было, как и взятия Илиона. Под сомнением и Троянская война как успешная экспедиция объединенных греческих царств на северо-запад Малой Азии в микенское время. Парис - вообще имя позднее, выдуманное. Агамемнон - не царь Микен. Ахилл - не из Фессалии, Одиссей - не с Итаки, Гектор - не вождь троянцев". Мифологический эпос вобрал в себя множество источников, объединил и переосмыслил их, сохранив противоречивые следы, позволяющие реконструировать историю.

К примеру, разные формы военных действий, описанные в "Илиаде", разделены чуть ли не тысячелетием. Поединки сильнейших воинов, вооруженных копьями и башенными щитами (как у Ахилла, Гектора и Аякса), уходят в глубочайшую древность, в XVI-XV века до н. э. Круглый щит и пара дротиков - вооружение воина гораздо более позднего времени, предназначенное для массовой битвы. Однако увлеченному постановщику это только на руку: можно показать и то, и другое. И это смешение мы в фильме видим. Вот боевая конница в кадре явно не на месте - она появилась у греков уже после гомеровских времен. При этом родовитые греки и малоазийцы сражались на колесницах - колесницы в фильме тоже есть.

Помня о неоднородности исходного материала, не будем придираться к кино. Что нам показывает современное преображение мифа о Троянской войне?

Во-первых, в мире фильма нет места богам. Люди - не игрушки высших существ. Ахилл сносит голову золотой статуи Аполлона и задиристо спрашивает у Гектора: "Ну почему же бог Солнца не поражает меня молнией?" А потом объясняет своей пленнице Брисеиде: "Боги завидуют нам, смертным. Наша жизнь конечна - это и делает ее настоящей". При этом у каждого из главных героев есть своя движущая сила, своя страсть или свой долг. У Агамемнона это Власть, у Ахилла - Слава, у Париса - Любовь, у Гектора - Честь. Эти четыре силы и направляют основной ход троянской драмы.

"Троя" - фильм о мужских играх. Женщины в нем - предмет раздора или предлог для разборок. Гречанка Елена - между греками и троянцами, троянка Брисеида - между греками Агамемноном и Ахиллом. Любовь соединяет мужчин и женщин, но Власть, Слава и Честь заставляют мужчин воевать, и в результате Любовь тоже порождает войну. Женщинам, в конечном счете, остается лишь мужественно принимать свою судьбу.

Агамемнон использует пленницу, чтобы утвердить свое главенство даже над лучшим из греческих царей и воинов. Для Ахилла игра амбиций - жалкая игра, и один день он позволяет себе заниматься любовью, а не войной. Но если не воюет он, то погибает его юный друг Патрокл, и дружба тоже обращается в месть.

Кульминационный эпизод - поединок Ахилла с Гектором - удивителен. Превосходство Ахилла как сверхчеловеческой машины убийства настолько очевидно, что все симпатии зрителей на стороне Гектора, обреченного и до конца безупречного героя.

"Илиада" заканчивается описанием похорон Гектора. О конце войны в ней нет ни слова, и общий мрачный тон поэмы не свидетельствует, что греки должны победить. Сказка о воинах, проникших в город в деревянном коне, намного позже рассказана в "Одиссее".

Можно по-разному относиться к красавчику Брэду Питту, сыгравшему Ахилла. Не буду спорить с теми, кто говорит, что при эффектных внешних данных ему не хватает мощи и глубины. Но его роль - стержень фильма, она написана мастерски и сыграна небесталанно. Питт проходит и фазу развенчания своего героя-сверхчеловека, глумящегося над телом побежденного врага, и вновь восстанавливает его благородный образ.

Для финала сценарист "Трои" Дэвид Беньофф придумал оригинальный ход. Согласно мифу Ахилл должен погибнуть от стрелы Париса, направленной в уязвимую пяту. Его смерть, роковая для греков, вынудит Одиссея придумать хитрость с конем. В фильме Ахилл тоже оказывается внутри коня. Но не для того, чтобы участвовать в резне (наоборот, он отправит корабли своих мирмидонян от берегов Трои домой). Его цель - спасти Брисеиду, отпущенную им из плена вместе с отцом. В тот момент, когда Ахилл окажется у цели, его настигнет стрела, которую выпустит брат его возлюбленной. Беньофф ввел в эпос элемент классической греческой трагедии - трагическую иронию, когда герои, думая одно, в реальности совершают прямо противоположное. Парис, царевич, рожденный для Любви, неспособный к единоборствам, но специально научившийся метко стрелять из лука, убивает главного противника, тоже преобразившегося из врага в друга, из единоборца Славы в защитника Любви.

Один момент мне показался уступкой голливудской традиции лепить идеально благообразные концовки - когда Брисеида закалывает Агамемнона. Это ослабляет финал. С пожара Трои тот, кто стремился к полной Власти и для этого принес в жертву героев и народы, должен уйти победителем. Тем более что грамотный зритель знает: по мифу дома Агамемнона ожидает смерть от рук неверной жены и ее любовника.

"Троя" Вольфганга Петерсена наверняка не закрывает тему "Илиады" и кино. Но это яркое, во многом незаурядное произведение, которое стоит посмотреть не только ради костюмов, батальных сцен и спецэффектов. Среди актеров нельзя не отметить великого Питера О'Тула в роли Приама, Эрика Бану в роли Гектора и Брайана Кокса в роли Агамемнона. Диана Крюгер (Елена Троянская) и Роз Бирн (Брисеида) хороши, однако самая выразительная среди женщин - Сэффрон Бэрроуз в скромной роли Андромахи.

У партнеров

    Реклама