Бизнес против коррупции

Тема недели
Москва, 30.08.2004
«Эксперт Сибирь» №23 (37)
Коррупция в современной России приобрела системный характер. По оценкам западных экспертов, из-за этого стоимость отечественных товаров и услуг выше реальной на 50%

Термином "коррупция" обозначается преступная деятельность в сфере политики, государственного или корпоративного управления, которая заключается в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей для личного обогащения. Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел (МВД) России выделяет три модели коррумпированности общества, которым в зависимости от места их проявления даны географические названия: азиатская, африканская и латиноамериканская.

В азиатском варианте коррупция - привычное и общественно приемлемое культурное и экономическое явление, связанное с функционированием государства, работой госаппарата. Африканская модель строится на том, что власть продается и покупается действующими в стране экономическими группами, олигархами, и тогда уже политическими средствами обеспечивается надежность существования этих финансово-бюрократических альянсов. Латиноамериканская предполагает попустительство со стороны правительства в отношении взяточничества, что дает возможность теневым и криминализированным секторам экономики достигнуть могущества власти и влияния, соизмеримого с государственным.

Российской коррупции названия по географическому признаку не дали, зато определились с ее характеристикой. В нашей стране ее называют системной и с завидным постоянством говорят о необходимости с ней бороться.

Один из примеров новейшей истории - президентский указ о борьбе с коррупцией в системе государственной службы, вышедший в 1992 году. Этот документ запрещал чиновникам заниматься коммерческой деятельностью и требовал от них ежегодного отчета перед налоговой инспекцией о собственных доходах и имуществе. Но четкого механизма реализации этих требований в документе прописано не было. Поэтому, например, норма о подаче деклараций заработала только в 1997 году, после выхода в свет дополнительного президентского указа. Запрет на ведение коммерческой деятельности, по данным МВД РФ, так и остался лишь провозглашенной нормой поведения государственного служащего.

Российский закон "О борьбе с коррупцией" мог вступить в силу в 1993, 1995, 1997 и 2002 годах. Но всякий раз вмешивались те или иные обстоятельства. Варианты 1993, 1995, 1997 годов, принятые Государственной Думой и Федеральным собранием, были отклонены президентом. Последняя редакция этого законопроекта, который стал называться "О противодействии коррупции", была принята Госдумой лишь в первом чтении в ноябре 2002 года. Затем дело вновь застопорилось. Причина в том, что законопроект получил резко отрицательные заключения Правительства и Государственно-правового управления Администрации Президента.

Зато при нижней палате парламента с 1997 года действовала постоянная антикоррупционная комиссия. Ее целью было расследование злоупотреблений государственных служащих самого высокого ранга. То ли комиссия бездействовала, то ли злоупотреблений не было, но о результатах работы общественность не оповещалась. Дума очередного созыва тоже обзавелась собственным антикоррупционным органом. На заседании нижней палаты 20 апреля 2004 года было утверждено положение о постоянно действующей депутатской комиссии по противодействию коррупции. Новый состав депутатов внес свои коррективы, заменив в названии слово "борьба" на "противодействие", отчего стали иными и акценты деятельности. Комиссия теперь должна проводить экспертизу всех законопроектов на возможность проявления коррупции (так называемую взяткоемкость), исключать нормы, в которых у чиновника есть некоторая свобода выбора в принятии решения.

В июле текущего года были подведены первые итоги работы этого органа. Как рассказал председатель комиссии Михаил Гришанков, единой методики по определению коррупционности закона у депутатов нет. Пока за критерий взяты "неопределенность правовых норм, широта полномочий представителя власти при реализации положений закона". Полномасштабная экспертиза законов на коррупционность начнется только осенью. Наиболее проблемными зонами российского законодательства, по признанию Михаила Гришанкова, являются те нормы, которые касаются малого бизнеса, финансирования политических партий и наложения или снятия ареста с имущества. "Представителей малого бизнеса чиновники гоняют, как охотники зайца", - заявил он. Впрочем, и сами бизнесмены, по мнению главы комиссии, нередко "стремятся получить преференции", используют чиновников для борьбы с конкурентами - особенно это характерно для сферы розничной торговли.

Гришанков пообещал добиться принятия законов "О противодействии коррупции" и "О парламентских расследованиях", утвержденных Госдумой прошлого созыва в первом чтении, но затем отложенных в долгий ящик. Еще одна законодательная инициатива комиссии по противодействию коррупции - возвращение в Уголовный Кодекс нормы о конфискации имущества, нажитого преступным путем. В прошлом году конфискация была заменена на штраф. Думские борцы с коррупцией предлагают изымать все имущество, стоимость которого превышает легальные доходы чиновника и, следовательно, нажито криминальным путем.

Коррупция по-русски

В рейтинге "Индекс восприятия коррупции", ежегодно составляемом международной организацией Transparency International (TI), в 2001 году Россия заняла 79-е место из 91, попав в одну группу с Угандой, Индонезией и Нигерией (то есть странами с одним из самых высоких уровней коррупции). В 2003 году Россия оказалась на 86-м месте из 133. Наиболее коррумпированными, по версии TI, являются страны Африки и Восточной Европы, наименее - страны Северной Европы: Финляндия, Дания, Швеция и Норвегия.

По оценке эксперта Фонда Карнеги Андерса Ослунда, 6% годового оборота российский малый и средний бизнес тратит на взятки. Деньги на эти цели заложены в бюджете каждого предприятия. В конечном итоге, говорят западные социологи-экономисты, это сказывается на стоимости товаров и услуг: из-за системной коррупции в России они дороже на 50%. Фонд " ИНДЕМ" ("Информатика для демократии") по итогам своих совместных со Всемирным банком исследований называет среднюю сумму коррупционных расходов - 33,5 млрд долларов в год. При этом, по данным фонда, львиная доля - три четверти коррупционных денег - достается представителям муниципалитетов, около 20% - региональных властей, то есть администраций краев, областей, и только 5% - федеральной власти. Это в том случае, подчеркивают исследователи, когда речь идет о малом и среднем бизнесе.

Если говорить о ветвях власти, то около 99% общего объема рынка коррупционных услуг приходится на исполнительную власть, 0,8% - на судебную, 0,2% - на законодательную.

Отметим, что фонд "ИНДЕМ" изучал проблему коррупции в России три года назад - опросы предпринимателей и государственных служащих проводились в 2000-2001 годах. За это время каких-то революционных изменений не произошло. Об этом, в частности, говорят данные Управления Федеральной антимонопольной службы по Новосибирской области. По итогам 2003 года наибольшее число нарушений закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" пришлось на долю властных структур всех уровней (30,2% от общего числа нарушений). В данном случае речь идет о так называемой административной коррупции, когда намеренно создается дефицит государственных услуг или ставятся административные барьеры для бизнеса с целью вынудить предпринимателей прибегать к неофициальной оплате услуг или преодоления препятствий.

Сотрудники Главного управления МВД РФ по Сибирскому федеральному округу в 2003 году выявили 775 фактов взяточничества. В Новосибирской области за весь год было 149 случаев, в Алтайском крае - 106, в Красноярском - 79, в Читинской области - 19. В Эвенкийском, Усть-Ордынском Бурятском и Агинском Бурятском автономных округах, по официальным данным, в прошлом году взяток не брали и не давали. Учитывая сложность раскрытия подобных преступлений, можно предположить, что 775 выявленных фактов - лишь надводная часть айсберга. Поэтому реальные масштабы российской коррупции оценивают главным образом по результатам анонимных опросов. Большинство людей предпочитает решать возникающие проблемы неофициальным путем, без огласки. В рейтинге центра Transparency International Россия заняла первое место из 21 государства, для которых был составлен индекс готовности граждан страны давать взятки. Согласно собственным исследованиям фонда "ИНДЕМ", 33% предпринимателей хотя бы однажды прибегали к подкупу или давлению на представителей органов государственной или местной власти.

Дать объективную оценку ущербу, который наносит коррупция стране, весьма сложно. Можно говорить о разрушении самих принципов государственности. А можно - только о прямых финансовых потерях. В последнем случае аналитики чаще всего приводят сумму ежегодно вывозимого из России капитала (20-25 млрд долларов в год) как яркий пример того, что бизнес спешит покинуть страну, в которой он чувствует себя некомфортно. В качестве аргумента называются потери от несовершенства налоговой системы, которые оцениваются примерно в 25% от валового внутреннего продукта страны. Выплаты в виде взяток, даваемых чиновникам всех рангов, составляют, по оценкам тех же экспертов, до 10% от суммы сделки.

Инициативы "верхов" и "низов"

В ноябре 2003 года Президент РФ Владимир Путин создал Совет по борьбе с коррупцией и лично провел первое заседание, тем самым подтвердив серьезность своих намерений побороть чиновничий произвол и взяточничество.

В свою очередь в марте 2004 года 100 предпринимателей России представили Администрации Президента свои предложения по поводу того, как обуздать российскую коррупцию. Эти предложения были сформированы на основе опыта других стран. Центр гражданских инициатив США в рамках крупномасштабного проекта поддержки предпринимательства Next Steps организовал для 100 представителей российского малого и среднего бизнеса, среди которых было шесть сибиряков, участие в конференции "Мировой опыт борьбы с коррупцией" в Вашингтоне. В рамках проекта состоялись встречи с министрами экономики и торговли США, членами Конгресса, экспертами по сокращению коррупции Всемирного банка, специалистами Международного валютного фонда, представителями посольств иностранных государств. Финальным мероприятием стала встреча в Москве с советником Президента РФ по экономическом вопросам Андреем Илларионовым. Ему и вручили 33 конкретных предложения предпринимателей по улучшению ситуации. Подавляющее большинство их касается российского законодательства. Под номером один - уменьшение числа функций государства в области регулирования бизнеса и, как следствие, сокращение регулирующих и контролирующих государственных (муниципальных) органов, то есть сужение коррупционного поля.

"Увы, пока число контролеров только растет, - говорит один из участников поездки в Вашингтон, технический директор новосибирского ООО "Грузовые автомобили"Владимир Турганов. - Раньше, чтобы начать строительство какого-то объекта, необходимо было получить разрешение в семи структурах мэрии. Сегодня требуется около сорока согласований в учреждениях и ведомствах - как мэрии, так и областной администрации. Представляете, сколько на это требуется сил, времени и денег?!"

Среди экономических предложений со стороны представителей малого и среднего бизнеса - повышение заработной платы чиновникам, создание условий для честной работы предпринимателей. С точки зрения авторов инициатив, для этого требуется не так уж много: простая и понятная система таможенных пошлин и налоговых ставок, гласность в расходовании бюджетных средств, гарантии оптимизации налогообложения, запрет государственным (муниципальным) органам получать "в порядке помощи" за исполнение своих функций услуги и товары от предпринимателей. "Иначе придется ради получения согласия со стороны местной администрации на открытие магазина мостить тротуар. Или бесплатно лечить чиновника только для того, чтобы он разрешил мне открыть частную клинику. А сегодня, к сожалению, это сплошь и рядом", - говорит другой участник международной конференции по борьбе с коррупцией, директор новосибирской юридической службы " Вера" Дмитрий Кондратьев.

"Особенно сложно решать вопросы бизнеса в небольших городах, - продолжает тему Владимир Турганов. - Вот типичный пример коррупции - Братск Иркутской области. Когда все друг с другом хорошо знакомы, договориться очень просто. В результате - круговая порука всех ветвей и уровней власти, пробиться через которую не "своим" нет никакой возможности. На сегодняшний день, владея 100% акций ЗАО "Мясоперерабатывающий комбинат " Падунский" и являясь его генеральным директором, я не имею возможности руководить предприятием. Его просто захватили другие люди. В настоящее время активно идет перевод средств компании под различными предлогами в фирмы-однодневки для последующих операций. Не исключено, что эти деньги пойдут на подкуп судей и других должностных лиц. В местных судебных инстанциях добиться правды мне пока не удалось.

Сибирские участники вашингтонской конференции уверены, что в Кремле к их инициативе отнеслись с уважением и интересом. "Нас ведь пригласили на встречу в Администрацию Президента, хотя мы и не настаивали, - поясняет одна из членов инициативной группы, директор новосибирского Центра развития малого бизнеса Нонна Бархатова. - По моему мнению, власть намерена заниматься проблемой коррупции, но без поддержки общественности все так и останется на уровне деклараций. Мы выступаем в роли представителей социума. Начатый диалог продолжается. Следующим этапом у нас запланирована встреча с министром экономического развития и торговли Германом Грефом. На этот раз предполагается более детальное изучение проблемы".

К региональным властям у сибирских предпринимателей, побывавших на международной конференции в Вашингтоне, есть предложение создать при администрациях антикоррупционные комитеты. Задача этих структур - реагировать на все жалобы граждан и бизнесменов на произвол чиновников. Каждый факт должен детально изучаться, а ход и результаты служебного расследования - предаваться огласке. Например, на специальном сайте в Интернете. При этом обязательно должна работать система защиты свидетелей, предусмотрена возможность подачи и рассмотрения анонимных жалоб.

"Антикоррупционные комитеты существуют во всех развитых странах, - рассказывает о сути предложения Дмитрий Кондратьев. - Они являются подразделениями властных структур, но подконтрольны обществу. Общественность назначает инспекторов, которые следят за деятельностью комитетов. Ни мэр, ни губернатор не имеют права и не могут повлиять на работу этих органов. Прозрачность, открытость и доступность - вот три кита, на которых зиждется деятельность антикоррупционных комитетов".

Один из последних примеров эффективности работы подобной структуры - опыт Гонконга (ныне Сянган). Интересно, что там борьбу с коррупцией было решено доверить молодым выпускникам высших учебных заведений, у которых не было практики работы в органах власти. Антикоррупционный комитет наделен широкими полномочиями, у него достаточно большой штат (для сравнения: население Гонконга - 6,5 млн человек, а состав комитета - 1 400 членов). За деятельностью этого органа пристально следят пресса, телевидение, радио. Главный правительственный лозунг, главная идея всей кампании: коррупция - это плохо, брать и давать взятки - стыдно. Чиновник, попавшийся на взятке или попытке ее получить, подвергается уголовному преследованию и на длительный срок лишается права работать на государственной службе.

В Гонконге, по словам участников вашингтонской конференции "Мировой опыт борьбы с коррупцией", проблему решили. Помогут ли зарубежные рецепты нашей стране, станет ясно очень скоро. Конечно, в том случае, если администрация президента и региональные власти воспримут выдвигаемые обществом идеи, не оставят без внимания инициативу "снизу".

Более опытные в взаимодействии с органами власти представители торгово-промышленных палат призывают прежде всего к диалогу, а не к созданию дополнительных административных структур. Тем более что на уровне президента декларируется повсеместное сокращение чиновничьего аппарата.

"Нет иного способа наладить диалог с властью, чем самим быть открытыми и честными по отношению к ней, - говорит президент Алтайской торгово-промышленной палаты Борис Чесноков. - В Алтайском крае, например, в прошлом году при торгово-промышленной палате 27 крупных фирм создали комитет по информационным технологиям. Их деятельность прозрачна, информация о работе доступна. Администрация в свою очередь приглашает представителей бизнеса в комиссии по проведению конкурсов на поставки оборудования. В том же 2003 году участники комитета подписали собственный кодекс профессиональной этики, взяв на себя обязательство работать честно, не прибегая к подкупу власти. Идея сразу же получила отклик среди предпринимателей, к кодексу присоединились еще несколько фирм. Вот это и есть, по моему мнению, путь к обществу без коррупции".

Общественное движение по Броуну

Общественность, общественное мнение, общественное движение в решении любой проблемы имеют огромное значение. 100 российских предпринимателей, участвовавших в вашингтонской конференции, после некоторого раздумья решили зарегистрировать свои отношения официально. Сейчас в Москве завершается оформление всех необходимых документов. Новая общественная организация будет называться Всероссийская антикоррупционная ассоциация "Честный бизнес". Естественно, ее главной задачей станет борьба с коррупцией. Конечная цель ассоциации - самороспуск, когда проблема коррупции в России будет решена.

"Это непременно произойдет, - поясняет перспективу работы ассоциации президент Центра гражданских инициатив США Шэрон Тэннисон. - Я слежу за развитием событий в России больше 20 лет и вижу явный прогресс. Кстати, с точки зрения перемен Россия сегодня самая интересная страна - ни в одном другом государстве события не развиваются столь стремительно, как здесь. Это захватывает! В конце 1980-х-начале 1990-х российскому предпринимателю приходилось только за "крышу" отдавать до 40% своего дохода. Общество существовало по законам дикого капитализма, в самом худшем его варианте. Сегодня уже совершенно иная ситуация. Теперь предпринимателям нужно двигаться дальше, искать пути выхода, решать проблему сообща".

Для России это не первая общественная организация, отстаивающая интересы предпринимателей. Их хаотичное создание в последнее время идет практически постоянно. Самая старая организация, которая сегодня тоже уделяет немало внимания проблеме коррупции, - Торгово-промышленная палата России. Она была создана в 1921 году для развития внешнеэкономических связей СССР и в современном обществе выполняет роль буфера между властью и предпринимателями. В 1999 году представители нескольких политических партий, в частности Сергей Степашин (" Яблоко"), Ирина Хакамада и Борис Немцов ("Союз правых сил"), создали Национальный антикоррупционный комитет, главной целью которого заявлено изучение законодательства на предмет взяткоемкости. В 2001 году ради интересов предпринимателей была организована общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства " ОПОРА России". В апреле 2004 года "ОПОРА", Национальный антикоррупционный комитет и фонд "ИНДЕМ" заявили о создании общественного совета " Антикоррупция". Ассоциация "Честный бизнес"- в ряду многих борцов. "Так и должно быть, - считает Шэрон Тэннисон. - В США несколько сотен общественных организаций, занимающихся проблемами коррупции. У каждой из них своя сеть осведомителей, которые сообщают о нарушениях закона, о тех или иных проявлениях коррупции. Закон защищает таких людей, благодаря этому у нас практически изжита бытовая коррупция на низшем и среднем уровнях власти. Проблемой США сегодня остается коррупция верхних эшелонов власти и корпоративная. Но мы работаем над этим вопросом".

Трудности переходного периода

Существует экономическая примета: чем выше в том или ином городе ставки взяток для чиновников, тем сильнее в нем развит бизнес. Согласно исследованиям фонда "ИНДЕМ", дороже всего "услуги" чиновников в Москве. Также среди лидеров - Нижегородская, Саратовская, Челябинская области, Санкт-Петербург. В группе наименее коррумпированных - Республика Карелия, Ярославская, Тюменская, Архангельская и Омская области. По результатам своих исследований "ИНДЕМ" выделяет ярко выраженный "южный пояс" коррупции - от Ростовской области до Поволжья. Мировая практика говорит о том, что в любой стране, третьего ли мира, развитой ли, в той или иной степени коррупция присутствует. "Разница только в том, что в цивилизованном государстве платишь на одном, самом высоком уровне - и вся система приходит в движение, - полушутя замечает руководитель Новосибирского регионального отделения "ОПОРЫ России" Борис Брусиловский. - В России же, чтобы добиться желаемого результата, пока приходится платить на каждом этаже администрации. А это можно рассматривать как потерю реальной власти в государстве".

Можно сказать, что современное состояние коррупции в России во многом обусловлено давно наметившимися тенденциями и переходным этапом, который переживает наша страна. Слишком быстро у нас возникла новая экономическая система, которая еще не подкреплена необходимой правовой базой и правовой культурой. Эту точку зрения разделяет большинство опрошенных фондом "ИНДЕМ". Главной причиной распространения коррупции они называют отсутствие норм поведения должностных лиц.

Впрочем, наверное, было бы честнее (и к этому мнению примкнула третья часть респондентов) признать коррупцию русской национальной традицией. Вспомним историю государства российского - увы, не найти в ней времен, когда взяток на Руси не давали. Значит ли это, что нынешняя работа, которая ведется и на федеральном уровне, и на уровне регионов и городов, - сизифов труд? Время покажет.

Индекс восприятия коррупции (ИВК) по странам в 2003 году
Наталья Лобанова

Наталья Лобанова (Новосибирск)

Год назад я искала для своего ребенка место в детском саду. Обращалась в несколько государственных дошкольных учреждений, которые были недалеко от работы, - сначала в Ленинском районе, позднее в Первомайском. Практически всюду мне говорили: "Мест нет, но мы возьмем вашего ребенка". Это золотая фраза, которую заведующие детскими садами выучили наизусть. За прием моей дочери они требовали какой-либо материальный взнос. В последнем из садиков, например, с меня запросили копировальный аппарат, который стоит около 10 тыс. рублей. Некоторые заведующие снижали планку до 5-6 тыс. Кроме того, во всех заведениях помимо такого единовременного взноса нужно ежемесячно платить деньги. В разных дошкольных учреждениях сумма варьируется в зависимости от аппетита заведующих.

Насколько мне известно, все факты передачи денег или вещей сопровождаются распиской, в которой говорится примерно следующее: "Я безвозмездно дарю детскому саду следующие вещи...". Родителям отрезается путь к отступлению и возможность что-либо доказать правоохранительным органам.

Конечно, нельзя с полной уверенностью утверждать, что часть этих денег оседает в карманах руководителей этих учреждений. Те средства, которые получают детские сады, могут идти и на содержание детей. Сегодня финансирование садиков очень скудное, поэтому, наверное, директора вынуждены требовать с родителей материальную поддержку в такой форме. К тому же детских садов у нас в городе недостаточно: многие мои знакомые стоят в очереди по два-три года.

Сейчас моя дочка ходит в детсад, в котором с меня не потребовали никакой финансовой помощи. Но это благодаря случайности. Ребенок страдает заболеванием глаз, и в одном специализированном детском саду как раз было одно место. Если бы не болезнь дочери, мне пришлось бы заплатить деньги либо нанять няню.

Новости партнеров

Реклама