Дублеры получат вид на жительство

Москва, 30.08.2004
«Эксперт Сибирь» №23 (37)
В томской компании "ИнформГеоСервис" знают, как научить робота-пожарного бояться, а робота-няню сопереживать. Дело за малым - поставить этих напичканных электроникой существ на поток

Директор "ИнформГеоСервиса" Олег Гафуров считает, что задача построения искусственного интеллекта уже давно решена, в том числе и в его компании. Сейчас речь идет о создании искусственной жизни. Разработчики стремятся к тому, чтобы роботы имели шанс адаптироваться, выжить среди людей. Причем, в отличие от Билла Гейтса, занятого построением самообучающегося компьютера, томские ученые настаивают на передаче доминантности как на единственно возможной системе воспитания роботов - даже неодушевленным субъектам нужны родители и друзья. Только в полноценной семье нейроробот сможет адекватно реагировать на эмоциональное состояние людей и других живых существ: слушаться, предупреждать и защищать.

Роботы во многом технически превосходят человека - они несравнимо лучше видят, слышат и даже различают тепловое излучение, сильны и выносливы, допускают быстрый апгрейд. Но главное - они всегда готовы к обучению и накоплению знаний и не страдают ленью. Нейророботы могут стать отличными переводчиками, гидами и даже заменить людей в профессиях, связанных с риском для жизни, если научить их бояться. Робот с привитым чувством самосохранения практически непобедим. "Конечно, скажут, что томичи изобрели Терминатора, - предполагает Гафуров, - но тут вопрос стоит остро: или мы, или кто-то другой. В науке важно быть первым".

Наступательная доктрина

Олег Михайлович уверен, что разработанные в его фирме технические, алгоритмические и программные средства лишают японские компании монополии на работы в робототехнике. Он не сомневается, что в Сибири производство нейророботов в скором времени поставят на поток. Первые промышленные образцы будут гидами и переводчиками.

"Научить робота иностранному языку несложно, - полагает Гафуров. - Строго говоря, робот не понимает, в чем разница между английскими и русскими словами. Достаточно поставить для него в соответствие последовательности импульсов из двух параллельных массивов - и робот мгновенно найдет аналог заданному слову в любом языке. Причем это может быть не только словарь известного языка, но и любого наречия, даже словарь языка зверей и птиц".

Для построения модели эмоциональных реакций применяется теория нейронных сетей, бурно развивающаяся в последнее десятилетие во всем мире. Она позволяет автоматизировать процессы распознавания образов, создания экспертных систем и даже организации ассоциативной памяти. Использование искусственных нейронных сетей упрощает задачу управления нелинейным объектом благодаря созданию адаптивной системы управления с обучаемым нейроконтроллером. То есть роботу достаточно много раз повторить важное для его развития понятие - и он встроит его в свою картину мира. Создателю фактически необходимо лишь заложить в него понятия "свой" и "чужой", а лексикон он сможет пополнить сам - конечно, если с ним согласятся поработать члены семьи, в которую он поступит.

Сегодня в " ИнформГеоСервисе" готовы взяться за производство трех опытных образцов - куклы-няни (предварительная договоренность достигнута с ОАО "Весна", производителем игрушек из Кирова), переводчика-сумочки и собачки-гида. Для этого ученым необходимо найти 1,5 млн рублей.

В сущности, это очень низкая цена за прорыв в робототехнике. Доступнее западных аналогов будут и серийные экземпляры. Если первые собачки Aibo японской корпорации Sony стоили около 2,5 тыс. долларов, то аналогичные куклы-няни российского производства будут оценены в сумму не выше 1 тыс. долларов.

Томские ученые, как и их японские коллеги, упростили модель головного мозга. Вместо того чтобы каждый нейрон заменять отдельным транзистором (чем больше транзисторов, тем лучше аппроксимация, то есть схожесть с мозгом человека, и тем дороже образец), они замещают его нейроэмулятором - программой, замещающей деятельность нейрокомпьютера. В связи с возросшим быстродействием современных карманных персональных компьютеров (Олег Михайлович использует Casio Cassiopeia) их мощности вполне хватает для реакции, сравнимой с реакцией человека: система откликается почти без задержки.

Себестоимость серийного образца пер

вой тысячи нейророботов должна составить около 400 долларов, образцы следующей партии можно удешевлять до 350-360 долларов. То есть при цене 500 долларов доходность на первой партии, по расчетам специалистов, составит около 100 тыс. долларов, а дальше возрастет до 150-160 тыс. на каждую тысячу роботов.

Электронно-техническая часть робота не предполагает доработки со временем, зато его мысли можно освежать. Нейроробот наделен возможностью общаться с создателем по электронной почте, самостоятельно выходить на сайт компании через GPRS и устанавливать обновления управляющей программы, подгружая дополнительные модули.

Мир угнетенных роботов

Организация Japan Robot Association, объединяющая японских производителей и разработчиков роботов, рассчитывает, что к 2010 году мировой объем продаж промышленных роботов достигнет 22,61 млрд долларов. В последние несколько лет объем рынка находился на уровне 5 млрд долларов.

В России рынок робототехники еще не сложился. К разумным искусственным существам относятся либо как к перспективным исследованиям, либо как к новым игрушкам. Официальные структуры на разработки "ИнформГеоСервиса" реагируют более адекватно: на IX международной выставке-конгрессе "Высокие технологии. Инновации. Инвестиции" в Санкт-Петербурге Олег Гафуров получил за разработки своей компании диплом I степени и большую золотую медаль.

Разведка нейробоем

Компанию "ИнформГеоСервис" Олег Гафуров создал пять лет назад. Сам он называет ее не иначе как своим "вторым пришествием в науку". Геофизик и нейротехник несколько лет прожил в Красноярске, где занимался не связанным с наукой бизнесом и старался забыть об успехе на поприще геологоразведки. Дело в том, что в 1980-е годы в лаборатории Гафурова при научно-производственном объединении "Нефтегеофизика" была разработана очень удачная программа геологоразведки, основанная на принципах нейроанализа. Работа над программой несколько месяцев подряд шла круглосуточно. Гафуров вспоминает шутку того времени: "Работали по 25 часов в сутки, из них час на обед". Такое рвение объяснялось просто: машинного времени было мало, а компьютеры стоили очень дорого. Разработанная программа, просчитывающая и моделирующая визуально месторождение нефти, была поставлена от Алма-Аты до Ханты-Мансийска. Нефтяники платили за программу 15 тыс. рублей, равные тогда 10 тыс. долларов. Но появление новых компьютеров с развитыми графическими возможностями привело к тому, что программа потеряла привлекательность, а адаптировать ее под новые технические возможности в лаборатории Гафурова не успели: рынок заняли западные программы. Во время перестройки Олег Михайлович покинул и науку, и Томск. Вернулся к родным пенатам только в конце 1990-х и сразу ударился в работу по адаптации успешной программы. Оказалось, нефтяники давно этого ждали. Оборот "ИнформГеоСервиса" в первый же год существования составил 2,5 млн рублей.

Позднее обороты компании начали падать, и, чтобы сохранить компанию, директор начал искать применение информационных технологий в самых неожиданных направлениях. Вскоре в "ИнформГеоСервисе" была разработана программа финансовой оценки предприятий " НейроФинЭксперт", а позднее - создан нейроробот Кузя, способный отвечать на вопросы из заложенной базы слов и реагировать на интонацию собеседника.

"Живая" программа оценки

Разработанная в компании Гафурова программа "НейроФинЭксперт" позволила пользователям быстро рассчитать коэффициент финансовой устойчивости любого сельскохозяйственного предприятия. Софт удалось досконально проработать: два года подряд эти работы финансирует Томская областная администрация. Сейчас программа рассчитывает не только финансовые показатели, но и производственно-экономические, делает сравнительный анализ. В базе данных "ИнформГеоСервиса" уже больше 160 предприятий. Фактически работа перешла на стадию прогнозирования. Причем "НейроФинЭксперт" - это не линейная программа, считающая по заданным формулам, а обучаемая, построенная на принципах нейроанализа.

"Сейчас мы расширяем память программы - вводим данные и суждения о прошлогодних и позапрошлогодних результатах работы компаний агросектора, - говорит Гафуров. - Так мы сможем делать более точную аппроксимацию, прогнозировать, в каком направлении пойдет развитие компаний".

Цена разработки, казалось бы, относительно невысока. Первое время областные власти пытались продавать эту программу сами. Запросили по 150 тыс. рублей с каждой области, но потенциальные покупатели не торопились выкладывать эту сумму. Сам автор выбрал другую стратегию - он продает лицензию на 1 компьютер по 15 тыс. рублей. Таким образом, к программе подключается район за районом и общее количество предприятий, участвующих в мониторинге, быстро растет.

Вперед в будущее

Томские ученые убеждены, что российский рынок робототехники, включая космическую и военную сферу, в ближайшие годы должен составить миллиарды рублей. Россия может претендовать на 20% объединенного рынка СНГ, Европы и Ближнего Востока. А программа-максимум Гафурова - выйти к концу реализации проекта на уровень в 2-3 тыс. штук в месяц на сумму 30-45 млн рублей. Разработчик верит, что объем производимой продукции при постоянном увеличении номенклатуры должен расти на 2-3 порядка каждый год при сохранении стоимости отдельных образцов в серии. А там недалеко и до эры роботов.

Сергей Юрков

Сергей Юрков,эксперт-консультант исследовательского фонда предпринимательства "Бизнес Лаборатория" (Новосибирск)

Олег Гафуров создал простую нейроподобную саморазвивающуюся программу, известные аналоги которой несопоставимо дороже и сложнее. То есть при той же сложности алгоритмов возможности его программы в сотни раз выше, чем у существующих систем. Вот здесь и заложена основная стоимость товара.

Я думаю, главный инвестиционный продукт Гафурова - принципы и методы построения программного обеспечения. Поэтому стратегически более верным я бы считал продвижение на рынок софт-продукта. Здесь Гафуров, несомненно, намного опережает конкурентов и должен использовать это преимущество.

Выбор стратегии реализации проекта - ключевой момент, который часто определяет судьбу разработки. В случае Гафурова - это решение о том, что же будет товаром на продажу: софт или робот. Если робот, то что продавать: готового робота или лицензии на технологии его производства? Все это совершенно разные варианты с точки зрения организационных схем проекта, инвестиционных механизмов, кадровых решений. И совершенно разные риски. Для инвестора главное - ясное понимание механизмов получения прибыли из вложенных в проект инвестиций при минимизации рисков. Полагаю, ориентация на продажу программного продукта в альянсе с крупным стратегическом партнером - производителем робототехники - была бы оптимальным решением при минимуме рисков.

Новости партнеров

Реклама