Огни ночного мегаполиса

Красноярск стал первым российским городом, где прижилась европейская модель Музейной ночи. На сибирской почве она превратилась в цитадель молодежной субкультуры

Человек в костюме берлинского дворника завис под углом 90 на гранитной "революционной" стене музея на высоте 3,5 м. Под ним лозунг: "И мы перевернем Россию!". Ломая представления о пространстве и физических законах, художник из Германии Йохан Лорбеер демонстрирует массам свое " Пролетарское панно". Это своего рода перформанс, хотя автор называет его натюрмортом, а если точнее, Stilleben (в переводе с немецкого - "тихая жизнь"). Глазеющая толпа сначала настороженно наблюдает за безмолвной скульптурой, а затем, приняв правила игры, ложится на пол и пробует завести с ней разговор. "Зрители отпускают интересные комментарии, остроумные реплики - в конце концов, было бы глупо на них не реагировать. И потом, если рассматривать меня как произведение искусства, то вот она - блестящая возможность пообщаться с самим произведением, вступить с ним в живой диалог, а не пускаться в умозрительные рассуждения или что-то додумывать", - размышляет Лорбеер и запускает в ответ публике свои "шпильки"...

В это время за окнами Красноярского музейного центра, где "ходит по стенам" дворник, сгущается ночная темнота и холодает, а внутри повышается накал страстей и задора. В залах звучат древняя музыка Саян и электронные эксперименты европейских музыкантов. Русские частушки перекликаются с немецкими народными песнями. Интерактивный виртуальный проект Touch me, подготовленный Центром искусства и медийных технологий из немецкого города Карлсруе, приглашает "поговорить" мышкой с произведением искусства. А проект "Буква "Я", представленный Академией графического дизайна, предлагает стать буквой, встретиться с братьями по алфавиту и составить случайные слова.

В другом зале швейцарский фотограф Пьер Анри с проектом "Супружеские пары в постели" собирает очереди. От желающих рассказать Европе, "как это делают в России", нет отбоя.

В нескольких шагах экспозиция других, настоящих "Сувениров" - посылка из Дюссельдорфа от группы художников. Они поместили вещи в небольшие коробочки-чемоданы, хранящие "то, что стоит за путешествием". Сувениры достойны отдельного разговора - это предметы, потребительская ценность которых, по мнению авторов, с практической точки зрения чаще всего ничтожна, а с идеальной - бесконечна. В том же жанре - музыкальная мебель от Элизабет Лучези с честным названием "I know not what it signifies" (переводится примерно как "Бог знает, что это значит").

Ночь искусства

В этом пространстве искусства нет ничего случайного. Даже непривычное для сибирской земли обилие немецких имен, услышанных в одно время в одном месте, не вызывает удивления. Дело в том, что эта, пятая по счету, Музейная ночь - совместный проект красноярских и немецких музейщиков под названием "Встреча с другим", созданный при поддержке Немецкого культурного центра им. Гете в Москве. Акция стала украшением и апофеозом проведения Дней Германии в Красноярске и удивила европейских гостей своим размахом.

Исторической родиной Музейной ночи является Берлин, где с 1997 года несколько раз в году музеи чуть дольше оставляют двери открытыми - для запоздалых посетителей. Эта традиция быстро распространилась по миру и стала неотъемлемой частью культурной жизни городов Германии, Франции, Голландии и других стран.

Но для обитателей социокультурного пространства Сибири европейская модель оказалась прокрустовым ложем. В апреле 2002 года в Красноярском музейном центре прошла первая Музейная ночь. Событие было приурочено к 15-летию музея и собрало около семи тысяч человек, еще столько же не сумели попасть на этот праздник духа, оставшись за дверями. Счастливчикам, которые проникли внутрь, оказалось мало отведенных на развлечения нескольких часов - они потребовали оправдать название проекта, растянув удовольствие до утра.

Это новшество вменило организаторам в обязанность более серьезно относиться к подготовке акции. Такие веселые шабаши случаются в Красноярске всего два раза в год: весной и осенью, но готовятся к ним по полгода. Если сначала это была сборная солянка из творческих личностей и коллективов, то третий проект представлял собой уже продуманную динамичную ночную программу, которая развивалась по строгому сценарию. Она включила в себя не только традиционную форму музейной деятельности - вернисажи, но и музыкальные концерты, видеопоказы, арт-шоу, перформансы и даже интернет-мосты. В одну из Музейных ночей красноярцам удалось таким способом пообщаться с гостями Исторического музея германского города Бремерхафена, где проходил Сибирский вечер.

Директор Красноярского музейного центра Михаил Шубский отмечает: "Если на Западе в музее ничего не меняется, у нас наоборот, все - от крыльца до вешалки - заряжено темой ночи. Музей меняется до неузнаваемости. Когда он перестраивается, это только идет ему на пользу. И мы от этого выигрываем: музейная деятельность развивается дальше, не замыкается на экспозиции. Мы ищем формы, где разные виды искусства могли бы стыковаться, но в то же время не хотим превращать музей в шоу-площадку, обесценивать его. Нам важно чувствовать время, понимать, что волнует общество и что ему необходимо. Музей должен быть открытым миру".

Принцип открытости свято соблюдается. Проект давно перерос масштабы городского: в нем принимают участие не только красноярцы (художники Виктор Сачивко, Олег Пономарев, Василий Слонов), но и творческие коллективы и яркие личности из Новосибирска (такие как музыкальная группа MathGeek, DJ Habil), Барнаула, приезжают мастера горлового пения из Тывы, присылают свои работы фотографы из Москвы и разных стран мира - Венгрии, Франции, Японии. Все ночное ассорти должно вписываться в общую идейную канву, поэтому право Музейной ночи получают те коллективы, которые предлагают идеи, перекликающиеся с главной темой (в прошлом остались " Город любви", " Городские истории" и другие).

Под покровом Музейной ночи объединяются даже хранители искусства. В прошлом году в канун Всемирного дня музеев не смыкали глаз три красноярских музеях: Красноярский краевой краеведческий музей, Красноярский музейный центр и Художественный музей им. Василия Сурикова. В ту ночь это был сплоченный тройственный союз, в составе которого каждый сохранил свою специфику. Если Художественный музей сделал ставку на классику, то музейный центр проявил внимание к молодежной субкультуре.

Темнота - друг молодежи

Задуманный западными просветителями как семейный, в сибирских условиях проект превратился в молодежный. Уже потому, что на этой почве его взращивали не только зрелые ценители искусства, ищущие новых форм, но и студенты, создавшие по его следам Лабораторию синтетических художественных действий (LSxD). Они демонстрируют "живые" экспозиции в a la виртуальном пространстве. Создается эффект музея в музее, экспонатами которого становятся человеческие тела, переживания, эмоции, крики, тишина, слова. Такие формы искусства находят горячий отклик у ровесников авторов. Музейные ночи напоминают большой молодежный улей. Одни приходят сюда показать плоды своего творчества, другие - отдохнуть. "Мы попытались создать альтернативу традиционной городской культурной деятельности - казино, ночным клубам. Сюда приходят ребята, которым чужда массовая поп-культура. Их интеллектуальный уровень достаточно высок - когда они попытались общаться с немцами на их языке, те, похоже, испытали культурный шок, - рассказывает Михаил Шубский. - Ребята должны чувствовать, что они все делают сами, а мы им только помогаем".

Как рассказать современному поколению, выбирающему Pepsi, видео и Интернет, о злободневных проблемах? Нужно найти такой язык, такие творческие подходы, которые помогут перевести разговор в нужную плоскость, и не впасть при этом в дидактизм. Чистому искусству всегда удавалось избежать поучений. Возможно, в этом состоит секрет популярности Музейной ночи - новой культурной традиции, основанной на взаимодействии людей с культурными ценностями и вовлекающей зрителя в процесс игры-созидания.