Время исполнения желаний

Антон Веселов
20 декабря 2004, 00:00
  Сибирь

Сибирь от католического Рождества до православного - территория праздника. Деятели культуры стремятся побывать в краю снегов и Дедов Морозов. И не случайно запланированные на декабрь мероприятия часто становятся событиями года

Потребность в искусстве странным образом накапливается к Новому году. Сибиряки переняли идею европейских рождественских премьер и фестивалей, но внесли необходимые коррективы. Если за границей основные культурные события проходят в новогодние каникулы, то у нас - непосредственно перед ними. Администраторы знают, что в самом конце декабря нужно "завязывать" с концертами, все равно никто не придет - публика уже принадлежит семьям.

Собственный, сибирский формат рождественских фестивалей изобрела Мария Ревякина. Учрежденный ею в 1995 году международный рождественский фестиваль искусств до сих пор начинается в первых числах декабря и завершается в двадцатых. Благодаря такому временному сдвигу европейские гастролеры успевают вернуться на родину и отработать канун католического Рождества на своих площадках. В Европе с 25 декабря повсюду звучат " Мессия" Генделя и " Рождественская оратория" Баха, а в Сибири уже вовсю готовят пельмени. В выверенных временных рамках теперь работают, кажется, все концертные и театральные организации Сибири. Например, в 2004 году в новосибирской филармонии праздничные программы (" Рождество при свечах", " Джазовое Рождество", " Приближение волхвов") завершились к середине декабря.

И все же большинство предновогодних программ не привязаны ни к Рождеству, ни к Новому году. Это просто самое-самое, лучшее в своем роде. Главные премьеры выдают в декабре, когда у публики открывается второе дыхание и в предвкушении праздников появляется вкус к жизни.

Первый сибирский мюзикл

10 декабря этого года можно считать датой рождения сибирского мюзикла. В этот день в "Глобусе" состоялась премьера музыкального спектакля "НЭП" по "Педагогической поэме" Антона Макаренко. У постановщиков новосибирских драматических театров уже вошло в привычку ставить "импортные" мюзиклы на драматической сцене Новосибирска.

Первым заставил актеров сибирских драмтеатров петь Владимир Петров - режиссер-постановщик спектакля " Кандид" в новосибирском "Красном факеле". Бродвейская история, написанная по мотивам произведений Вольтера с музыкой Леонарда Бернстайна, имела статус музыкального спектакля - все артисты пели вживую, а театр специально оборудовали мощной аудиосистемой. В 1997 году по инициативе директора театра Галины Булгаковой в " Красном факеле" впервые в России была представлена русская версия английского мюзикла " Братья по крови" Уилли Рассела. В качестве режиссера выступил Сергей Афанасьев, режиссером-постановщиком и консультантом стала обладатель исключительных прав на постановку этого мюзикла Глен Олфорт из Великобритании. Прокат спектакля осуществлялся по бродвейскому принципу - подряд несколько недель (это тоже было необычно для Новосибирска). Музыкальные спектакли ставили и в "Глобусе", и в " Старом доме". И все же "НЭП" - действительно первый опыт сибирского мюзикла. Все составляющие спектакля были специально созданы для новосибирской сцены - музыка, либретто, авторская хореография. Пожалуй, это самый значительный театральный проект в Сибири с 1980-х годов и по количеству участников, и по уровню декораций, главное событие декабря.

Обратиться к "Педагогической поэме" предложили композитор Елена Сибиркина и директор " Глобуса" Татьяна Людмилина. И, несмотря на то, что произведение Макаренко, казалось бы, никак не "ложилось" в формат мюзикла, премьера удалась. "Я как человек, воспитанный на классической музыке, до последнего времени как-то всерьез не воспринимал жанр мюзикла, - признается известный дирижер Алексей Людмилин. - В молодости посмотрел в Вене "Кошки", и это произвело на меня сильное впечатление, но это Запад... Там целый век создаются мюзиклы, у них есть свои традиции и свои клише, а у нас и то, и другое знают плохо и часто путают. А смесь русской исполнительской школы и западного материала часто дает странный результат. Поэтому мне понятны причины провала "Чикаго", да и от "Нотр Дама" я тоже не в восторге. Эти спектакли распадаются на отдельные танцевальные номера, так и хочется связать все единой драматургией. Это как российский гимн, в котором каждый пытается нащупать советские слова. У зрителя, мне кажется, возникает чувство неловкости за неадекватную подмену. Но в "НЭПе" все свое, поэтому и зрители, и актеры чувствуют себя комфортно".

Специально для новосибирской постановки был собран оркестр из 25 музыкантов, в том числе и рок-н-ролльная ритм-секция: ударная установка, синтезатор и электрогитары. Людмилин уверен, что для профессионалов, даже в несыгранном оркестре, как правило, достаточно хорошей оркестровки. И все силы были брошены на доработку аранжировки. Людмилин шутит, что Александр Абраменко, аранжировщик многих оперных постановок маэстро, очень любит, чтобы в оркестре все были задействованы постоянно, и в результате иногда приходится бороться с излишней плотностью музыкальной картины.

Каждый танец, песня, дуэт и симфонические кусочки (вполне самоценные, кстати) " НЭПа" подчинены общей идее, помогают актерам вести линию повествования. А потом на зрителя обрушивается просто грандиозный финал. Режиссер-постановщик Алексей Крикливый обмолвился, что поначалу было два варианта финала: трагический и более романтический. Для публики выбрали второй - как символ надежды и добра. Идея всепобеждающей любви и добра и стала лейтмотивом мюзикла.

В соответствии с канонами жанра "НЭП" поражает напичканностью технически сложными образами. Например, на сцене появляется вполне реальный паровоз. Алексей Людмилин замечает, что постановочная бригада еще сильнее насытила бы спектакль интересными объектами. Вот паровоз - это уместный символ того времени, коллективного труда и индустриализации. "Технические навороты действительно необходимы для мюзикла, - считает Алексей Людмилин. - Что-то вроде самолета в "Норд-Осте". Пусть публика иногда замирает, теряет дыхание. Особенно, если это соответствует определенным идеологическим задачам, ритму спектакля. Без этого скучно". О собственном мюзикле в Сибири мечтали давно. Мечта сбылась под Новый год, в соответствии со сказочным этикетом.

Фламенко жечь сердца людей

Два года назад известный музыкант, руководитель ансамбля Новосибирской государственной филармонии Insula Magica Аркадий Бурханов придумал фестиваль гитарной музыки "ГитАРТ". На первом фестивале ограничились только концертами классической гитары. В программу второго, прошедшего в самом конце ноября 2004 года, решили к академическим добавить эстрадные концерты. Так сбылась мечта сибиряков услышать и увидеть фламенко.

Судя по афише фестиваля, гитарную правду обещали не от первого лица - испанские пьесы играл шведский гитарист Георг Гуйяш, музыку Астора Пьяцоллы - итальянец Массимо Гатта, проживающий в Мексике, а импровизации с восточным колоритом - англичанин Джейсон Картер. Но больше всего удивил международный состав исполнителей фламенко: финский гитарист Рамон Мароньер, французский певец Тьери Буадон, проживающий в Дании, и, наконец, танцовщица из Финляндии Каари Мартин.

Лидер группы Рамон объяснил прессе: "Фламенко сейчас настолько популярно во всем мире, что даже в нехарактерных, казалось бы, для этого горячего жанра странах, таких как Норвегия, Швеция, Дания и Финляндия, появляются достойные исполнители".

Как правило, главная проблема исполнителей фламенко - вокалисты, но Мароньер уверен, что Тьери входит в десятку лучших вокалистов фламенко и тянет группу за собой на пьедестал славы.

Сам Тьери Буадон рассказал, что главное для певца фламенко - даже не голос, а чувства, ощущения, открытость. Хороший голос - это как дорогой музыкальный инструмент, он бесполезен, если не уметь им пользоваться. Была такая история. Однажды знаменитая вокалистка фламенко Нинья де ла Сперос выступала в обществе ценителей этого жанра. Ей технически безукоризненно удавались все голосовые пассы, но публика вяло реагировала на ее искусство. От отчаяния певица выпила крепкого вина, и у нее внезапно пропал голос. Во втором отделении она пела как могла - кричала и плакала. В тот вечер у Ниньи де ла Сперос был ошеломляющий успех. Каари Мартин не сомневается, что так оно и есть - во фламенко главное естество, правда сердца. "У меня много друзей по всему миру, не темпераментных кровей, но они прекрасны в исполнении фламенко. Здесь важна манера выражения", - говорит она.

На сцене новосибирской филармонии Тьери будто в последний раз пел " Малагенью", Каари исступленно солировала в "Солеа". Зал дрогнул. Действо, о котором в Новосибирске мечтали со времени выхода на экраны фильма Карлоса Сауры "Фламенко" накрыло, кажется, весь город. И единственный концерт надолго стал главной темой для разговоров: кому удалось сделать себе такой подарок "по итогам года", а кому - нет.

Каждый участник филармонического фестиваля говорил о чуде. Для Георга Гуйяша откровением показался нежный климат столицы Сибири, Массимо Гатта как ребенок радовался снегу. Но самым разговорчивым и опытным в чудесах оказался Джейсон Картер. Гитарист играл легкую для понимания музыку и занимал публику историями о своих путешествиях по миру. У Джейсона под Новый год сбылась мечта - он побывал в Сибири. Джейсон, разыскивая в Интернете варианты интересного ангажемента, наткнулся на сайт новосибирской филармонии и тут же связался с ее концертным отделом. Но приглашения пришлось ждать два долгих года - только в 2004 году он попал в обойму фестиваля " ГитАРТ". Картер - вообще везунчик. У него есть талант находить интересных людей и попадать в фантастические обстоятельства. "Недавно у меня был концерт в Саудовской Аравии, - начинает свой рассказ Джейсон. - Там сложно играть концерты: собирать большие залы запрещено. Как-то раз я играл для небольшой группы высокопоставленных лиц. Один из них, вдохновленный музыкой, после концерта сбегал домой и принес мне в подарок старенький уд. Он купил его, еще будучи студентом, и теперь посчитал, что инструмент должен принадлежать мне. С этих пор я время от времени играю на этом старинном уде".

Гитариста Георга Гуйяша судьба тоже покидала по свету, и всюду он находил себе достойных учителей. Гуяйш учился и в Старом, и в Новом свете и теперь считает себя представителем смешанной школы. "Мы в Швеции ощущаем сильное влияние немецкой гитарной школы, - рассказывает Георг. - После классического образования на родине я четыре года провел в Париже - учился у испанского преподавателя Альберта Фонса. Потом на два года я уехал в Нью-Йорк - учиться в Джулиард-скул. Но эта школа слабо отличалась от шведской. Вот что не похоже, так это стиль обучения. Во Франции - жесткий и где-то суровый вариант, у ученика нет никакой возможности вести диалог с педагогом. В США - коллективное творчество, демократичная дискуссия".

Настоящим подарком публике под Новый год стали исполненные шведским гитаристом авторские обработки классических танго и специально написанная для него японским композитором Мотто Осаго сюита, в основу которой легли три японских и три шведских народных мелодии.

Еще одним сказочным персонажем оказался Массимо Гатта. Темпераментный итальянец удивил журналистов историей своего перемещения в Мексику - вопреки ожиданиям, он ехал не перенимать мексиканский стиль игры на гитаре, а отправился вслед за будущей женой, которая и нашла Массимо место в местном оркестре. Гитарист оказался активным патриотом новой родины и страстно рассказывал, что поглотившая все и вся глобализация стирает грани между традиционным и современным искусством. К счастью, в Вера Круз, где живет Гатта, люди все еще чтят традиции. При этом первые роли в оркестре, в котором он играет, отданы выходцам из России и Польши. Но только в Сибири его мечта научиться произносить такие простые фразы, как "До свиданья", и такие сложные, как "Говорите ли вы по-русски?", сбылась.

Наедине со всеми

Говорить на понятном языке - это не вопрос общей культуры, это задача искусства. С ней легко справляются сибирские художники. Правда, составить с ними разговор не так-то просто. Негосударственные галереи, обладающие правами не только на работы избранных живописцев и графиков, но и на чудо и феерию общения равновеликих - авторов и их поклонников - закрываются одна за другой. Галереи Le Vall, " Модерн", "Антураж" уже перестали существовать. Теперь все собираются в " Альте" и вспоминают самую первую частную галерею Новосибирска - "Зеленую пирамиду".

Неделю назад в "Альте" открылась традиционная рождественская выставка. Сергей Мосиенко, Александр Шуриц и другие показали свои работы, в которых чувствуется приближение праздника. Даже в грустном автомобиле, ощупывающем фарами пространство холста. Потому что вдалеке огни, потому что водителя там ждут. Кажется, что где-то за краем рамы картины накрыт стол, и все уже готово к празднику.

Художники имеют все права на Новый год. Это они придумали шлюз во времени, через который можно пронести только самое дорогое. Нелепо погибший художник Максим Зонов когда-то говорил, что 31 декабря люди осознанно впадают в детство: принюхиваются к елке, любуются шарами, на манер боа примеряют гирлянды. И в этот момент такая любовь к ним, простым и детским, подступает!

Раскатывая тесто для пельменей, эти люди идут на риск - начинают все сначала только для того, чтобы в следующем декабре сравнить результаты. В сопроводительном тексте к одной из выставок арт-группы "Космонавт" ее участник Андрей Курченко высказался о себе так: "Нарисовал 796,5 га живописи и 532,1 га графики. Написал 644 335 слов прозы, поэзии и просто на заборах. Помогал Менделееву собирать элементы, позировал Рубенсу и Ван Гогу, изобрел порох и колесо. Участник и организатор более 100 выставок, концертов, революций, полетов на Луну и обратно. В последнее время просто живу". Так получилось, что художник подробно рассказал о праздновании Нового года, ведь после декабря со всеми его открытиями и страстями приходится просто жить.

В 1997 году в гремевшей тогда галерее "Зеленая пирамида" открылась выставка, посвященная православному Рождеству. По стенам развесили выдержанные пейзажи и мифологические сюжеты, на фуршетных столах традиционно щедрые "пирамидоны" (владельцы галереи Аркадий Пасман и Леонид Шувалов) стыдливо разложили соленые огурчики и грибы. Пост так пост. Батюшка произнес речь, в которой поблагодарил художников за их мастерство и сдержанность, и гости галереи торжественно и грустно окружили столы с подсохшими соленьями. И тут Пасман нашелся: "Батюшка, а водочку-то пить можно сейчас?" На что хранитель культа ответил: "Конечно, водка - напиток постный!" После этого вскоре все снова говорили на одном языке.

Уходят годы, но задачи искусства остаются те же - порадовать, обмануть... Сделать хорошо, когда и так лучше некуда, или наоборот - уже не может быть хорошо. Придумать какую-нибудь торжественную дату, наградить художника Шурица красивой медалью, позвать знаменитого скрипача Максима Венгерова, распланировать в филармонии галерею муз. Год будет долгим, нужно запастись впечатлениями, чтобы потом просто жить ожиданием праздника.