Хоть раз в году, но надо

Комментарий редакции

Вноябре-декабре этого года впервые все концертные площадки новосибирской филармонии были заняты практически каждый день. За гитарным фестивалем следовал концерт нидерландской группы Sexteto Canyengue с музыкой Пьяцоллы. Публика готова была подряд слушать музыку Андрея Петрова в исполнении Татьяны Ворожцовой и джаз Натальи Соболевой, плавно перетекать из концертного зала консерватории в камерный или большой зал филармонии. Все концерты прошли при переполненных залах. С одной стороны, мы лишний раз доказали, что разговоры о ненужности культуры несостоятельны, а с другой - подтвердили поведенческую формулу нефилармонической публики: хоть один раз в год, но надо.

Трудно судить о том, насколько осознанно люди принимают решение стать лучше к Новому году, но предновогоднюю концентрацию публики можно объяснить и желанием вскочить в уходящий состав, отметиться в программе-минимуме уходящего года. При всей материалистичности россияне - мистически настроенные граждане, и стремление украсить свою жизнь художественными впечатлениями - это жертва волхвам, чтобы праздник прошел на хорошей ноте.

Музыка позволяет сконцентрироваться на чистой, здоровой эмоции. Кроме того, ходить в театры и на концерты становится престижно. Не удивительно, что как бы ни увеличивались цены на билеты, востребованность серьезного искусства только растет. Даже во время дефолта мы стабильно продавали билеты.

Публика готова платить за идеальный мир. Людей искусства это подстегивает. Чувствуя себя жрецом, можно сделать больше, чем способен. А те, кто не чувствует этой подпитки, рискуют зациклиться на двух понятиях: "финансирование" и "духовность". С их помощью легко манипулировать общественным мнением. На счет недостаточного финансирования можно списать собственную непродуктивность, а низкой духовностью и бескультурьем масс легко объяснить провал любого художественного проекта. Я как-то спросил одного философа, может ли духовность быть неким количественным параметром. Он подтвердил мое предположение, что духовность - понятие бинарное: оно или есть, или его нет.

Еще одно испытание для художников на пути воплощения абсолютного мира - постоянный экзистенциальный страх о скором изменении финансирования бюджетных учреждений культуры. Попытки ввести во всех областях нашей жизни европейские стандарты не так безобидны, как кажутся. У России своя, отличная от европейских государств история культуры, еще раз повторюсь, мистическое отношение к высокому искусству.

При этом в Сибири искусство значит еще больше, чем в других регионах России. И гости международных фестивалей часто именно за тем и едут в Новосибирск или Красноярск, чтобы проверить себя на крепость, испытать искусство в суровых краях. Как бы мы ни гордились успехами науки и культуры Сибири, для европейцев и американцев это terra incognita, одновременно загадочное и страшное место.

Возрождается идея обменных концертов между филармониями разных городов Сибири. Конечно, остается некая разность потенциалов. Новосибирск все еще находится в особом положении - наша филармония больше заинтересована в экспорте своих коллективов, чем в импорте иногородних. К сожалению, последние пока не пользуются такой популярностью, как новосибирские. Исключение составляют коллективы, связанные с этномузыкой: тувинцы, буряты... А новосибирские коллективы приглашают в Казахстан, в Омск, на Урал. Без каких-то новых законов, без дополнительных денежных вливаний происходит то, о чем так долго мечтали чиновники от культуры, - обновление филармонической "крови".

Западные музыканты едут в Сибирь исполнять мечту о чистом искусстве за символический гонорар. И когда они видят такую же реакцию публики, такую же компетенцию своих коллег, как на родине, они чувствуют себя волшебниками.