В соавторстве с огнем

Ольга Шадрина
21 февраля 2005, 00:00
  Сибирь

Небольшой завод и скромных размеров салон - это все, чем располагает художественная мастерская "Турина гора", снабжающая ценителей со всего мира керамикой в стиле алтайских скифов

Туриногорский Алтай - территория древней пазырыкской культуры, возникшей свыше 2,5 тысячи лет назад. Директор мастерской "Турина гора" барнаулец Владимир Москвитин любит повторять, что он был "обречен" увлечься украшениями и керамикой, обнаруженными на раскопках курганов в долине Пазырык. Переняв стиль алтайских скифов, алтайские художники нашли ценителей древней культуры в России, Великобритании, Швейцарии, Италии, Испании, Польше, Ираке и других странах.

"На протяжении последних трех-четырех лет самая горячая для нас пора - лето, - рассказывает Владимир Москвитин. - Барнаул - единственные воздушные ворота Алтая, поэтому все туристы, которые приезжают к нам из-за рубежа или из Москвы, сначала попадают в столицу края. Интересуются, естественно, сувенирами. Так что мы порой не закрываем свой магазин до 9 часов вечера - люди идут потоком. Берут главным образом предметы с алтайской тематикой".

Копаясь в истории

В 1988 году Владимир Москвитин арендовал небольшой гараж на окраине Барнаула. В России народные промыслы чаще всего располагаются на окраине города или в 20-30 км от него. Так удобнее. Прежде всего в небольшом поселении люди рады принять практически любое предложение о работе. Кроме того, глину для работы лучше брать за городом. Москвитин использовал глину с Туриной горы, что под Барнаулом. Так родилось название предприятия. Увлеченный директор нашел для своей художественной мастерской надежного инвестора - строительно-промышленный концерн " Алтайстрой". Добился высокой прибыли. Очень скоро арендованный гараж превратился в небольшой двухэтажный завод, в котором мастера работают до сих пор. Первый профессиональный успех пришел в 1989 году, после участия в "Сибирской Ярмарке". Спустя два года на специализированной выставке художественных промыслов керамику "Туриной горы" оценили московские искусствоведы. Благодаря им в 1992 году Владимир Москвитин и его коллеги попали на столичную выставку "На крыльях ремесла" в центральном Доме художников. Художественная мастерская "Турина гора" получила статус народного художественного промысла России. Потянулась череда выставок в странах Европы. Пазырыкская культура в исполнении современных алтайских художников заняла свое место рядом со всем известными гжелью и хохломой.

Диплом экономиста

"Вас как художника не раздражает роль администратора?" - задаю вопрос директору "Туриной горы". Мне кажется странным и сложным такое совмещение, когда в один день нужно и поработать в мастерской, и решить вопрос с теплоснабжением завода или ремонтом печи обжига, продумать геометрию будущей скульптуры и рассчитать стратегию развития производства.

"Раздражает, - признается Владимир Москвитин, - но я думаю, что если бы я был плохим менеджером, то "Турина гора" вряд ли была бы так высоко отмечена. Я участвую во всех творческих процессах - где-то как художник, где-то как экономист. У меня ведь экономическое образование. Пробовал найти человека себе в помощь, на должность администратора. За годы существования предприятия нанимали на работу и главных художников, и заместителей директора. Но ничего так и не получилось. Либо возникали разночтения в концепции промысла, либо препятствием к сотрудничеству становились личные амбиции приглашенных. Так что я до сих пор руководитель предприятия".

Учитывая, что мастерской удалось пережить все экономические потрясения, Владимира Москвитина можно считать хорошим управленцем. Свои ноу-хау директор не держит в секрете: в "Туриной горе" нашли собственный стиль и освоили авторскую технологию росписи цветной глазурью.

"Мы как будто перевернули с ног на голову традиционную технологию обжига фарфора, - говорит Москвитин. - В соответствии с ней сначала обжигают черепок при высокой температуре - 1 300С, а потом, уже вместе с рисунком, - при низкой. Мы же для утильного обжига используем низкую температуру - 700С. Потом наносим соли и краски, а уже готовое украшение нагреваем до высокой температуры. Краски при этом "плывут", преобразуют цвета, создавая эффект живописи, преломления цветов, то есть соавтором художника становится огонь".

Впрочем, оценить произведения мастеров-керамистов по достоинству и заплатить за них 300 долларов и больше могут немногие. В свое время "Турину гору" выручал статус народного художественного промысла: предприятию предоставлялись солидные налоговые льготы. "Сегодня и народные промыслы, и торговля продуктами питания поставлены в один ряд - условия налогообложения совершено одинаковые", - сетует предприниматель. Между тем, в Сибири на искусстве много не заработаешь. В ходу копеечный ширпотреб, а дорогие авторские произведения чаще всего по нескольку месяцев томятся в ожидании покупателя.

В погоне за китайским секретом

Налаженное производство требует ежедневных расходов. "Это художник может затянуть пояс, жить на одном чае и ждать, когда "уйдет" его вещь за три тысячи долларов, - рассуждает Москвитин. - Но слесарю или энергетикам этого не объяснишь, и нужно быть очень аккуратным в расчетах". Дать объективную оценку вдохновению художника, его идее сложно. Себестоимость производства, учитывая большую вероятность брака из-за отсутствия современных технологий, постоянно растет. Отсюда и высокая цена. Впрочем, в "Туриной горе" даже авторские работы стараются вписать в ценовые рамки российского рынка керамики: чуть дороже, чем бытовые керамические изделия.

Директор предприятия ломает голову над тем, как удешевить производство. Очередной шаг на пути к заветной цели - кредит на новое оборудование и намерение как можно подробнее познакомиться с секретами китайского ремесла.

"Я собираюсь в Китай на симпозиум местных художников, - делится планами Москвитин. - Меня интересуют и технологии, и организация работы. Порой не укладывается в голове, как можно за такие деньги создавать произведения искусства! Хочу на это посмотреть своими глазами, узнать секрет дешевизны китайской керамики".

В отличие от Москвитина-директора, вопрос рентабельности производства и доходы от продаж не волнуют Москвитина-художника. Одна из его последних работ - скульптура "Алтын-Кюскю" стоимостью 2,5 тыс. долларов будет ждать своего покупателя столько, сколько потребует время. Но Москвитин-экономист просчитывает варианты дальнейшего развития бизнеса, которые позволили бы художникам сформировать цену товара исходя из его себестоимости и личных амбиций. "Высокую" керамику, считают в "Туриной горе", сегодня может спасти только тиражирование авторских произведений.