Назад в будущее

Ключевая идея инновационной политики государства - создание особых экономических зон с "ядром" в технопарках - вряд ли найдет практическое применение уже в этом году

Президент РФ Владимир Путин на совещании 11 января в Новосибирске обозначил контуры инновационной политики государства. Несмотря на такой многообещающий почин, пока трудно сказать, станет ли для сибирской науки и промышленности 2005 год судьбоносным. Как известно, министр экономического развития и торговли Герман Греф пообещал до 1 марта этого года внести в Госдуму законопроект об особых экономических зонах (ОЭЗ) и технопарках в сфере информационных технологий. В частности, этот закон предусматривает льготы по налогу на прибыль, а также снижение единого социального налога до 14%. Впрочем, патриархи новосибирской науки сходятся во мнении, что все формальности удастся уладить не раньше конца года, а на воплощение закона об ОЭЗ уйдет еще минимум 5 лет.

В зале ожидания

В Сибири отношение к закону особое: в случае его принятия Новосибирск первым из четырех городов (в списке также Санкт-Петербург, Нижний Новгород и подмосковная Дубна) получит право на создание особой экономической зоны. Главным элементом Сибирского центра информационных технологий (СЦИТ) станет технопарк. За право разместить его на своих площадках уже борются несколько научных коллективов города.

Наиболее подходящим местом для создания технопарка, конечно, считается новосибирский Академгородок, где расположены более полусотни НИИ и КБ, а научной деятельностью занята треть работающего населения. К тому же специалисты называют Академгородок прототипом российских технопарков. В конце 40-х - начале 50-х годов прошлого века академик Михаил Лаврентьев и его единомышленники разработали особую систему, основанную на трех "китах": науке, внедрении и кадрах. Об этих вершинах "треугольника Лаврентьева" вспомнили и при обсуждении нового проекта.

Более того, председатель Сибирского отделения Российской академии наук Николай Добрецов уже официально заявил, что вопрос о предоставлении земельных участков под строительство СЦИТ можно считать решенным. Первый участок в 2 кв. км для создания технико-внедренческой зоны будет выделен в районе Новосибирского госуниверситета, второй - для формирования научно-производственной базы площадью около 10 кв. км - между Нижней Ельцовкой и наукоградом Кольцово. Дело за инвестициями.

Цена вопроса - 6 млрд рублей, причем примерно половину суммы планируется выделить из федеральной казны в течение первых трех лет. Но ряд сибирских ученых, лучше столичных чиновников "ориентирующихся на местности", предлагают более экономичное решение. Так, председатель Сибирского отделения Российской академии сельскохозяйственных наук, член-корреспондент РАСХН Александр Донченко уверен, что можно потратить на проект всего 2-3 млрд рублей, но вложить их в уже готовую инфраструктуру.

Такой вариант предполагает, например, размещение технопарка на базе Государственного научного центра (ГНЦ) вирусологии и биотехнологии "Вектор" в наукограде Кольцово. Предпосылки для этого есть: на территории ГНЦ закрытый режим, действует пропускная система, создан инновационный центр. Привлеченные средства помогли бы оживить градообразующее предприятие, которое уже несколько месяцев не получает государственного финансирования. Но у проекта технопарка в поселке Кольцово немного шансов на жизнь. Его главный недостаток, по мнению Николая Добрецова, - отсутствие многопрофильности. По этому критерию Академгородок, где аккумулируются разработки из разных областей науки, имеет очевидное преимущество.

Более достойную конкуренцию Академгородку составляет научно-технологический парк (НТП) "Новосибирск". Созданный в 1996 году, он был одним из первых федеральных технопарков. "Новосибирск" позиционирует себя как посредник между бизнесом и наукой, форсирующий освоение новых наукоемких технологий и организацию мелкосерийного производства продукции.

НТП имеет развитую инфраструктуру: в его состав входят несколько инновационно-технологических центров (ИТЦ), разделяющих между собой сферы ответственности. Так, ИТЦ "Академгородок" взял на себя информационное обеспечение деятельности технопарка, а ИТЦ "Образование" готовит кадры в сфере инновационной деятельности.

Кроме того, в структуру "Новосибирска" включены около 40 малых наукоемких предприятий. Только в прошлом году на поддержание ряда фирм по программе "Старт" Государственного фонда содействия инновациям в научно-технической сфере под руководством Ивана Бортника удалось привлечь около 40 млн рублей. За несколько лет технопарк накопил более 200 ноу-хау, но из них удалось реализовать только 10%.

И все же в качестве бизнес-инкубатора технопарк "Новосибирск" оказался малосостоятельным. Малые фирмы, как правило, "не тянут" оплату аренды офисов и производственных помещений под его крышей - цены не сильно отличаются от среднерыночных. Главная причина этого, по мнению руководства "Новосибирска", - с 2002 года государство прекратило его финансирование. Между тем, на содержание технопарка ежегодно необходимо около 6,5 млн рублей. Примечательно, что четвертую часть суммы "съедает" налог на имущество, от уплаты которого до недавнего времени технопарк был освобожден. По мнению директора "Новосибирска" академика Юрия Шокина, высказываемая идея "самоокупаемости" технопарка в корне противоречит основным целям его создания: "Мировой опыт свидетельствует, что эффективное развитие трансфера и коммерциализации наукоемких технологий возможно только на основе государственного стимулирования. Для развития технопарка прежде всего необходимо преобразовать его в акционерное общество со стопроцентным государственным капиталом".

Мировые навигаторы

Передача в руки государства контрольного пакета акций технопарка не обязательно станет благом для последнего. Опыт существования инновационных структур, к примеру, в Европе доказывает обратное: большинство европейских технопарков, которых в Старом Свете насчитывается более двухсот, имеют несколько учредителей, что намного эффективнее с точки зрения доступа к финансированию.

Впрочем, многое зависит от экономической политики государства и специфики моделей технопарков. Сегодня в мире их выделяют всего 6 - по количеству лидеров инновационного бизнеса: США, Европа, Китай, Япония, страны Юго-Восточной Азии, Россия.

Базовой моделью считается американская концепция. В США в настоящее время действуют более 140 научных и технологических парков, самые известные из которых - Силиконовая долина в Калифорнии, Долина бионики в Юте. Средний технопарк располагает около 55 га земли, зданием площадью порядка 20 тыс. кв. м, десятком компаний-арендаторов и бюджетом в 1,5 млн долларов. Главная особенность американских технопарков - тесная связь с университетами и государственными исследовательскими центрами, при которых созданы дочерние инновационные компании. Особенно быстро они стали развиваться в 1980-е годы, когда Конгресс США предоставил университетам право коммерческого использования некоторых исследований, выполненных с помощью федеральных грантов.

По иному пути развития инновационных инфраструктур пошли восточные страны. Японцы сосредоточили исследовательские изыскания и наукоемкое промышленное производство в городах, так называемых технополисах, и первыми поставили их формирование на рельсы государственного планирования. Сегодня в стране насчитывается около 20 технополисов. Туда открыт доступ как японским, так и иностранным фирмам. Им предоставляется помощь в различных формах: например, льготная амортизация и льготы по налогу на земельную собственность. Технополисы обычно на 30% финансируются государством, на 30% - муниципалитетами, на 30% - предприятиями и на 10% - иностранными инвесторами.

В Китае создание технопарков предусмотрено специальной государственной программой и поставлено на поток. В КНР более 130 технополисов и парков. Для них характерны сочетание планового хозяйства и рыночных механизмов, а также допуск иностранного капитала при постоянном контроле со стороны государства. Многие технопарки первые несколько лет вообще не платят налогов.

Первенцем среди китайских технопарков стал Шэньчженьский научно-промышленный парк, учрежденный в 1985 году муниципальным правительством Шэньчженя, Академией наук КНР и Международной трастовой и инвестиционной корпорацией провинции Гуандун. Если в период его становления на каждый гектар зоны ежегодно приходилось примерно 15-17 млн долларов инвестиций, то сейчас счет идет на десятки миллиардов. Только за первые пять лет объем выпуска промышленной продукции в регионе в стоимостном выражении вырос в 40 раз, а еще через 7 лет - в 90. На втором месте после технологий стоит кадровый вопрос. Государственная программа обучения кадров предусматривает в ближайшие годы подготовку 100 тыс. сертифицированных специалистов по управлению проектами ( Project Management Professional, PMP). Сегодня во всем мире насчитывается порядка 50 тыс. PMP, а в России - лишь 70-80 человек.

Пункт назначения

Россия вряд ли пойдет по западному пути развития технопарков: многие бизнесмены смотрят на перспективы развития новых структур с пессимизмом. Основными причинами возможного краха проекта называют отсутствие надежной правовой базы их создания и развития, недостаточность материально-технической и финансовой поддержки со стороны государства, неразвитость рынка научной информации. Кроме того, предпринимателей останавливают высокие налоги на производство, дороговизна кредита и отсутствие квалифицированных специалистов.

Восточные модели тоже вряд ли станут эталоном для российских технопарков. Во-первых, создание технополисов требует крупных капитальных вложений, сегодня недоступных, да и вряд ли целесообразных в России. Во-вторых, государство сулит поддержку только на первых этапах, надеясь, что дальше эстафетную палочку подхватит бизнес. На совещании с учеными в Новосибирске Владимир Путин заявил, что технопарки будут "в полной мере рыночными проектами". Между тем, сейчас в стране до сих пор нет внятной стратегии их развития. В 1990 году правительство РСФСР приняло пятилетнюю программу "Технопарки России", призванную повысить отдачу от разработок, которые накопились за последние годы. Но государственные вливания быстро прекратились, а бизнес в 1990-е годы переживал стихийный период становления. Такие понятия, как венчурное инвестирование и бизнес-ангелы, воспринимались очень настороженно.

Сегодня, по разным оценкам, в России зарегистрировано от 60 до 100 технопарков. Реально действуют не более 25-30%. На их территории работают около тысячи малых инновационных предприятий, организовано более 10 тыс. рабочих мест. В Сибири технопарки есть практически во всех крупных городах: Новосибирске, Томске, Иркутске, Барнауле.

В Красноярском крае в роли технопарков выступают бизнес-инкубаторы. Первый из них был открыт три года назад при финансовом содействии ЮКОСа в Ачинске. "На самом деле мы больше похожи на консультативный центр. Основные функции - расчет бизнес-проектов, помощь в привлечении инвестиций и кредитов", - отмечает руководитель этого бизнес-инкубатора Виктор Квасов. Итог трехлетней работы - 17 новоиспеченных компаний и более 20 млн рублей инвестиций.

Сибирские ученые пока осторожны в оценках, но настроены оптимистично. Даже если обещанная государственная поддержка и окажется декларативной, к проекту уже удалось привлечь внимание крупных компаний и банков. С начала этого года в новосибирском Академгородке высадился не один крупный десант из Москвы: готовность кредитовать разные научные программы и разработки выразили Альфа-Банк и Промсвязьбанк. Приход столичных и международных инвесторов в сибирский технопарк неизбежен: местные компании в большинстве своем не смогут "потянуть" проект, а государство не должно быть единственным собственником. "Чем больше будет учредителей, тем лучше: это обеспечит коллегиальность и взвешенность решений, принимаемых советом директоров, и диверсифицирует риски", - убежден директор инновационно-технологического центра "Шлюз" (Новосибирск) Николай Белов. По его словам, только в первые годы работы технопарка в Новосибирскую область пойдут инвестиции в несколько десятков миллионов долларов. И чем раньше появится особая экономическая зона со льготами для малого высокотехнологичного бизнеса, тем быстрее будет происходить развитие не только области, но и всего сибирского региона.