Призрак Оперы снова в кино

Николай Гладких
28 февраля 2005, 00:00
  Сибирь

Благодаря потрясающей музыке Эндрю Ллойда Уэббера загадочный Призрак Оперы давно живет в сознании многих из нас. И вот на экраны вышла киноверсия знаменитого мюзикла, спродюсированная самим маэстро

Роман Гастона Леру "Призрак Оперы" (1911) затянут и перегружен даже по меркам массовой беллетристики. Но отменно придуманный главный персонаж, эффектно связавший музыку, мистику, мелодраму и криминал, оказался воистину неумирающим. Призрак-меломан, влюбленный урод и гениальный преступник, обитатель тайных подвалов Парижской Оперы и неизменный абонент ложи 5 так или иначе обречен возвращаться в естественную для себя среду зрелищных искусств. При этом вряд ли удивит, что именно рациональная биография Призрака с полным разоблачением черной магии, произведенным автором в конце книги, была отброшена или перекроена большинством адаптаторов. Видимо, не без влияния фильмов и мюзикла персонаж Леру вернулся и в литературу - в 1990 году вышел посвященный ему роман Сюзен Кэй " Призрак".

Первая экранизация, германская, появилась уже в эпоху Великого Немого, в 1916 году. В 1925-м вышел классический ужастик с Лоном Чани, а за ним последовали еще восемь фильмов. Из поздних версий наиболее известна лента Дуайта Литтла (1989) с впечатляющим гримом Роберта Инглунда и запоминающейся мелодией Миши Сегала. Все ожидания обманула последняя экранизация, снятая Дарио Ардженто (1998), - откровенно глупая и скучная история этакого Маугли, воспитанного крысами; на удивление и музыка Эннио Моррикконе к фильму ничем не выделяется. Добавим к списку несколько пародий - двух латиноамериканских " Призраков Оперетты" (1954 и 1960), "Призрака Голливуда" (1974) и " Призрака Рая" (1974) Брайана де Пальмы - гротескную историю о создании рок-оперы.

Мюзикл Эндрю Ллойда Уэббера, написанный в расчете на вокальные данные его молодой супруги Сары Брайтман и впервые поставленный в 1986 году, резко поднял художественный ранг всего сюжета. Призрак Оперы, сыгранный актером и певцом Майклом Кроуфордом, воплотился в настоящей опере, а историю красавицы и чудовища, кроме страстей и тайн, наполнил тот трепет, который вызывает в нас явление гения.

Идею перенести мюзикл в кино композитор сразу взял под личный контроль. Джоэл Шумахер как постановщик был его главным кандидатом после фильма "Пропащие мальчики" (1987). Героиню, естественно, должна была сыграть Сара Брайтман, но после развода в 1991 году Уэббер потерял интерес к проекту. В конце 1990-х наиболее вероятным претендентом на роль Призрака неожиданно стал Антонио Бандерас, обнаруживший незаурядные певческие способности. Несмотря на все это, фильм состоялся только сейчас, и главные роли исполняют почти новички, подобранные по соответствию вокальных и внешних данных.

Фильм Уэббера и Шумахера, казалось бы, всем хорош. Мои претензии к нему носят несколько условный характер и в общем сводятся к тому, что реальное так редко совпадает с идеальным.

19-летняя певица из Metropolitan Opera Эмми Россум и поющий драматический актер Джерард Батлер - явно не конгениальная замена Брайтман и Кроуфорду. Коронный дуэт " The Point of No Return", на мой (непрофессиональный) вкус, просто не вытянут. Но я отдаю себе отчет, что возглас "Ах, в наши времена такие-то пели лучше, да Брайтман была и покрасивей, а Призрак - пострашней" не может быть аргументом корректной критики. Поэтому возможность заступиться за достоинства молодых исполнителей охотно предоставлю знатокам, зрителям и суду времени. Дело не только в этом.

Как киноопера фильм реализован чрезвычайно эффектно. Но чтобы стать явлением кино, он должен был свою оперность в какой-то мере преодолеть. Боюсь, активное соавторство Уэббера как сценариста и продюсера этому не помогло. Собственно кино показывает себя в обрамляющих и вставных черно-белых эпизодах аукциона, где постаревший Рауль де Шаньи (Патрик Уилсон) встречается с мадам Жири (Миранда Ричардсон). А визуализация романтической части действия при всем своем великолепии трафаретно театральна. Ладно, искусственный снег, который не тает на лицах, - он и в кино уже не удивляет. Но когда Призрак привозит Кристину в свой подземный мир и внезапно из глубины вод взмывают люстры с горящими свечами - это, конечно, круто, но слишком нелепо и потому смешно. Правильно, киноопера о театре и должна быть театральной и оперной. А все же по какой-то недоброй ассоциации вспоминается "Мулен Руж" - сугубо голливудская "фанера", претендующая изобразить Париж с помощью британских мелодий и американской безвкусицы.

Признание публики, успех, слава, аншлаг и касса - тоже немаловажные темы в сюжете "Призрака Оперы". И разные пути к успеху - за счет внешних и внутренних ресурсов. В идеале могут быть реализованы и те, и другие, лучший пример этому - мюзикл Уэббера, самый кассовый театральный проект прошедшего века. Ну а если в кино не получилось все совершенно, это значит только одно - когда-нибудь мы снова услышим леденящий голос из темного зала: "Разве я не предупреждал, что ложа 5 должна быть свободна?".

And do I dream again?
For now I find
the Phantom of the Opera is there -
inside my mind. . .