Как завязать мультимодальный узел

Стэнли Рэйт, заметная фигура в бизнесе авиаперевозок, принимает активное участие в создании мультимодального транспортного узла в Красноярске. По его мнению, для успеха этого проекта придется изменить менталитет сибирских предпринимателей

Среднестатистический человек четвертую часть своей жизни проводит на работе. Но это среднестатистический. Есть люди, которые практически живут на работе. Во-первых - такая работа, во-вторых - такие люди. Управляющий директор AirBridge Cargo (дочерней структуры авиакомпании " Волга-Днепр") Стэнли Рэйт говорит, что на родине, в Канаде, он бывает не более трех-четырех месяцев в году, а непосредственно дома с родными проводит в лучшем случае десятую часть жизни. Такова специфика бизнеса. В Красноярск Стэнли прилетел для переговоров по созданию мультимодального транспортного узла и нашел время ответить на вопросы "Эксперта-Сибирь".

- Организация в Красноярске мультимодального транспортного узла - одна из популярных в последнее время экономических тем. Чем привлекает этот проект компанию AirBridge Cargo?

- Полеты, сконцентрированные в транспортных узлах - хабах, делают перевозки грузов более доступными, конкурентоспособными. Так как масштабы России очень велики, нашей компании требуется осуществлять перелеты через два российских хаба. Первый - это Москва. Второй нам необходим в восточной части страны. Выбор пал на три города: Новосибирск, Красноярск и Хабаровск. От последнего отказались сразу же, потому что он расположен слишком далеко от Европы. Многие наши клиенты настаивали на Новосибирске. Мы прислушались к их мнению и открыли перелеты через новосибирский аэропорт Толмачево. Позже, поработав и изучив ситуацию, пришли к выводу, что Красноярск - все же лучший вариант для создания хаба.

- Почему же в качестве опорного пункта в транспортной схеме вы выбрали именно Красноярск? Современная расстановка сил в бизнесе подсказывает, что Новосибирск вроде бы выгоднее...

- Мы также считали, что полеты через этот город будут прибыльными, потому что в Новосибирске мы могли дозагружаться. Там есть развитый рынок, который способен приносить доходы нашим рейсам. Но мы выяснили, что если не развивать инфраструктуру новосибирского аэропорта, то о мультимодальных перевозках речи быть не может. Кроме того, необходимо привлечь значительные инвестиции в рамповое оборудование - тележки, тягачи. Мы немедленно приступили к переговорам с аэропортом, властями и авиакомпанией " Сибирь". В результате стало ясно, что все это займет длительное время и потребует серьезных финансовых затрат. Вложения в Красноярск и Новосибирск одинаковые. На первом этапе около 25 млн долларов нужно потратить на строительство и покупку необходимой техники. Примерно 2 млн долларов будет стоить рамповое оборудование. Плюс нужен еще грузовой склад и ангар для Boeing-747 на случай технического обслуживания. В Новосибирске этого нет. К нам обратились власти Красноярска и братья Борис и Александр Абрамовичи из авиакомпании "КрасЭйр". Мы провели множество переговоров, все проанализировали - и нам понравилось то, что мы увидели. Важный момент, что сейчас " КрасЭйр" активно занимается созданием пассажирского узла - нам нужен точно такой же грузовой хаб. "КрасЭйр" вложил средства в покупку грузового самолета и создает два ангара, которые смогут принимать "Боинги". Немаловажно, что красноярские власти целиком поддерживают этот проект.

- Кто принимает участие в создании хаба?

- В проекте участвуют "КрасЭйр" и "Волга-Днепр", которую представляет наша AirBridge Cargo. Плюс компания " Союз-Инвест" и Транспортно-логистический центр. Это четыре основных участника проекта, которые воплощают его в жизнь. Кроме того, мы пригласили к сотрудничеству компанию Swiss Port - одну из крупнейших грузовых хендлинговых компаний (англ. handling - наземное обслуживание самолетов. - Ред.), которая базируется в Швейцарии. Она работает по стандартам ISO, имеет представительство в 120 странах мира. Это партнер AirBridge Cargo в Люксембурге и во Франкфурте. Они станут операторами терминала аэропорта Красноярск. Общими усилиями обеспечим выход в нашу интегрированную информационную систему, где есть глобальные технические и сейсмические сведения.

Еще один важный элемент работы узла - таможня. От того, как будут налажены взаимоотношения с ней, зависит работа хаба. Здесь также чувствуется поддержка красноярских властей: уже сейчас увеличено представительство сотрудников таможни в аэропорту.

- На каких условиях компании участвуют в проекте, кому какая роль отводится в финансовом отношении?

- Всем участникам в тех долях, которые распределены договорами, нужно будет серьезно вложиться в строительство и оборудование. Не обойдемся мы и без инвестиций со стороны топливных компаний, которым необходимо модернизировать топливную сеть аэропорта. Намечено и строительство в течение трех-четырех лет склада с новым оборудованием, которое способно справиться с ожидаемым грузовым потоком. Проект принесет в Красноярск налоги, перспективы развития инфраструктуры, новые рабочие места. Следующим вкладом AirBridge Cargo будет создание в сотрудничестве с "КрасЭйр" станции техобслуживания для Boeing-747. Это потребует 8 млн долларов.

- В какой стадии находится создание мультимодального узла?

- Сейчас прорабатывается взаимодействие с "КрасЭйр" по пассажирским перевозкам. Мы переносим опыт пассажирских перевозок на грузовые. С нашим Boeing-747 будут связаны 15 рейсов по России и СНГ. Клиенты AirBridge Cargo получат возможность загружать груз от "КрасЭйр", который идет либо из Китая, либо из Европы. До 1 апреля мы успеем начать ротации из Красноярска на Сахалин. Еженедельно через Красноярск к намеченной дате наладим движение 15 рейсов. При этом самолеты Ил-76 будут состыковываться с рейсами Boeing-747. Надеемся, что это будет самая быстрая доставка для европейского рынка и рынка США. Менеджеры по продажам нашей компании уже выяснили заинтересованность сибирских нефтепромышленников в доставке нефтегазового оборудования. Один из наших заказчиков, у которого уже есть груз, дожидается открытия нового направления.

Уникальность услуги - в возможности доставить груз на Boeing-747 максимально близко к острову Сахалин. Дальнейшую перевозку мы осуществляем на рамповом самолете, так что до конечного пункта груз дойдет быстро, а заказчик сэкономит не только время, но и средства.

Привлекает внимание и доставка скоропортящихся товаров - цветов, овощей, фруктов. Сейчас их в основном привозят автотранспортом. Это отнимает немало времени, и зачастую товар портится в дороге. Импортеры уже интересуются такой авиауслугой.

AirBridge Cargo может перевозить грузы в 150 городов России, и это действительно мультимодальные доставки. Помимо самолетного парка, у нас есть грузовики, число которых мы будем увеличивать по мере роста компании.

- Когда мультимодальный узел заработает в полную силу?

- После первого апреля, когда откроется доставка по воздуху на Сахалин, ожидается постепенное развитие географии полетов. Сейчас ведутся переговоры с двумя другими операторами, в апреле-мае уже будет конкретный результат. Думаю, наша компания сможет представить полный пакет услуг доставок по странам СНГ и Китаю.

В августе планируется начать перевозки третьим самолетом Boeing-747. Это добавит шесть посадок в Красноярске. В конце 2006 года у нас появятся еще два авиалайнера, и мы начнем предоставлять услугу прямых перелетов из Красноярска в Нью-Йорк. В результате Boeing-747 будет прилетать в Красноярск два-три раза ежедневно.

- Вам довелось поработать в разных странах мира, имеющих свои деловые особенности и традиции. Чем выделяется ведение бизнеса в России?

- Я думаю, ни в одной другой точке мира нам не удалось бы так быстро запустить AirBridge Cargo, как в России. Здесь авиационные власти зарегистрировали наш Boeing-747 без всяких проволочек.

Но, конечно, не все гладко. Например, есть такая проблема: мы представили конкурентоспособный и уникальный авиапродукт для Сибири и считали, что сможем быстро привлечь заказчиков. Но пока ажиотажа нет. Россиянам требуется время, чтобы привыкнуть к новому. Пока практически все грузы двигаются через Москву, а допустим, в Новосибирск прилетают огромные грузовые самолеты всего с одной-двумя тоннами груза. Если заказчику, к примеру, из Кемерова или Иркутска нужно привезти авиагруз из Китая, он обязательно повезет его сначала в столицу.

В большинстве компаний, особенно крупных, решения принимаются именно в Москве, и сотрудники на местах не хотят менять устоявшуюся схему, оставляя все, как есть. В этом направлении нам предстоит тяжелая кропотливая работа. Но думаю, скоро люди поймут выгоду от новых предложений.

- Что в России вас удивляет больше всего?

- Я никогда не видел, чтобы люди так плодотворно работали и получали такое недопонимание, так неправильно оценивались всем остальным миром. Я работал в Азии, Северной Америке и Европе. Уровень образования, квалификации людей, которых мы нанимаем в России, очень высок - они как минимум ничем не уступают профессионалам из других стран. При этом русские - жуткие трудоголики. Вечером, часов в восемь-девять, когда я иду домой, то прохожу по кабинетам, закрываю двери, забираю ключи и просто выгоняю людей с работы отдыхать! В мире сложилось абсолютно неправильное мнение о россиянах. Думают, что самая трудолюбивая нация - это китайцы или, например, немцы. Это от недостатка объективных знаний о вашей стране. Чем больше мир узнает о России, тем лучше она сможет развиваться, а потенциал для этого у вас просто огромен.