Азиатский связной

Вытянуть экономику Приангарья, а вслед за ней и всей Сибири может укрепление экономических отношений с Азиатско-Тихоокеанским регионом. Но у государства нет четкой внешнеполитической стратегии

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) - один из быстрорастущих экономических и стратегических районов мира, с которым неразрывно связаны долгосрочные интересы России как евразийской державы. Значение АТР для России велико: в регионе развитая система экономических связей, огромные инвестиционные и людские ресурсы, емкий рынок, опора на который способна придать позитивную динамику экономике нашей страны в целом.

Иркутская область - точка соединения экономических и культурных путей с Запада и Востока. Более 300 лет через Иркутск Государство Российское поддерживало отношения с Китаем, Монголией, Кореей и Японией. Сегодня, когда происходит интеграция национальных культур и экономик в единую мировую систему, именно такие связующие центры приковывают внимание зарубежных бизнесменов. Особенно это заметно в последнее время, когда о своем интересе к экономическому сотрудничеству с бизнесом Приангарья все громче заявляют страны Азии. На деловых встречах обсуждаются долгосрочные проекты строительства крупных предприятий добывающей, лесной промышленности, создания транспортной инфраструктуры (в том числе нефте- и газопроводов).

Но пока все планы остаются нереализованными. Главная причина - неясная внешнеполитическая стратегия России. Вопрос, на кого ориентироваться в международном сотрудничестве - на Азию или Европу, сегодня как никогда важен для России и особенно для Сибири.

Между трех полюсов

Дискуссии о том, быть России азиатской или европейской державой, длятся уже много десятилетий. "Эти вопросы возникали еще в XIX веке, - говорит ректор иркутского Института повышения квалификации работников образования, доктор исторических наук, профессор Лев Дамешек. - Такова объективная реальность, которая определяется особенностями нашего геополитического положения. Россия с XV века считается европейско-азиатским государством. И сегодня эта ее особенность сохраняется. Хотя большая часть российской территории находится на азиатском материке, и только 20% - в европейской части".

На азиатский материк приходится большая часть российских сухопутных границ. Ближайший сосед России - Китай с населением более миллиарда человек и экономикой, по объему валового произведенного продукта занимающей второе место в мире после США. В настоящее время более 70% роста потребления нефти в мире обеспечивают развивающиеся страны, среди которых лидирует Китайская Народная Республика. За пять лет КНР увеличила потребление нефти на 94 млн тонн в год, обеспечив 31% мирового роста спроса на нее. На этом фоне понятен интерес китайцев к проекту транспортировки нефти из восточных регионов Российской Федерации.

Такая же ситуация и с другими природными ресурсами. Страны АТР не скрывают своей заинтересованности в них и готовы участвовать в совместных проектах по разработке российских месторождений.

Сегодня Азиатско-Тихоокеанский регион, наряду с Европой и Северной Америкой, стал одним из центров мировой экономической интеграции. И хотя он пока уступает вышеуказанным макрорегионам по экономическим показателям, зато превосходит их в динамике развития. Экономика близлежащего к странам АТР российского региона - Иркутской области - просто не может развиваться обособленно. Потребности соседей накладывают свой отпечаток на внешнеторговый баланс региона. "В 2004 году внешнеторговый оборот Иркутской области составил 4,8 млрд долларов, - отмечает исполняющая обязанности руководителя службы протокола губернатора Иркутской области Алина Довченко. - В Азии сохранился высокий спрос на традиционные товары российского экспорта: первичный алюминий, целлюлозу и поливинилхлорид, круглый лес. Основные торговые партнеры области - Китай (39% от общего объема экспорта), Япония (30%), США (13%), Нидерланды (4%) и Монголия (3,7%)".

Из трех полюсов многополярного мира - США, Европы и стран АТР - Приангарье все больше ориентируется на последний. К этому располагают экономико-географическое положение Иркутской области и налаженные торговые связи здешних предприятий с азиатскими партнерами.

Байкальский фактор

Привлечь внимание государства и бизнеса к вопросу ускоренного социально-экономического развития Востока России через интеграцию со странами АТР способен Байкальский экономический форум (БЭФ). Это мероприятие проводится в регионе с периодичностью раз в два года, на него собираются представители российских и зарубежных деловых кругов, органов власти, ученые и общественные деятели. Темой первого БЭФа стала стратегия развития Сибири и Дальнего Востока и место этих регионов в российской и мировой экономике. Девиз же третьего форума, который прошел в 2004 году, - "Европа-Россия-АТР: интеграция и сотрудничество" - говорит о заинтересованности Восточной Сибири во взаимодействии с зарубежными партнерами.

Россия представила на нем проекты разработки золотоносного месторождения Сухой Лог и Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Потенциально главным потребителем ковыктинского газа считается Китай. Реализация программы, по всей видимости, будет полностью зависеть от заинтересованности азиатского соседа: пока северные регионы Китая, в которые намечено поставлять основные объемы газа, недостаточно развиты. С их экономическим ростом зарубежная составляющая Ковыктинского проекта, пока реализуемого только в рамках газификации Иркутской области, заработает в полную силу.

Несмотря на представительность участников БЭФа и уровень обсуждаемых тем, полезность форума для иркутской и российской экономики оценивается по-разному. "Пока БЭФ остается, в лучшем случае, площадкой для контактов, - считает председатель Байкальского банка Сбербанка России (Иркутск) Максим Полетаев. - На нем недостаточно участников, которые вовлечены в разработку и принятие государственных решений. Чтобы они появились, нужно изменение повестки БЭФа и привлечение к участию государственных структур, которые проводят реальную политику в регионе. Тогда будут нужные контакты и нужные обсуждения. А сегодня желание администрации отдельного региона создать площадку для диалога объяснимо, но для превращения БЭФа в инструмент решения задач более высокого уровня этого недостаточно". Председатель Совета Федерации Сергей Миронов также заявил, что ожидал на форуме более весомого представительства.

Другую точку зрения высказала заместитель главы администрации Иркутской области по экономическому развитию и торговле Ирина Думова: "БЭФ стал механизмом выработки практических предложений в области экономики, экологии, использования природных ресурсов, развития энергетики России во взаимосвязи с государствами АТР и других регионов мира". Как считают в администрации Иркутской области, не всякое мероприятие соберет на добровольных началах две тысячи участников. Байкальский экономический форум можно назвать расширяющейся международной площадкой для обмена мнениями. И то, что на него прибыли делегации из Франции, Финляндии, Монголии, Китая, Японии и Южной Кореи, говорит само за себя.

Не только экспорт ресурсов

Показательным стало обсуждение на третьем Байкальском форуме состояния и перспектив промышленной политики на федеральном и региональном уровнях. Участники отметили, что рост российской экономики сегодня обеспечен прежде всего высокими мировыми ценами на природные ресурсы и наращиванием физических объемов их экспорта. Более того, основную долю валового регионального продукта и в дальнейшем будет составлять сырьевой экспорт. В то же время регион заинтересован в инновационном прорыве и в проектах по переработке сырья.

"Безусловно, задача государственной власти в направлении сотрудничества с Азией - защита интересов бизнеса. Мы должны больше экспортировать, - говорит Максим Полетаев. - Но когда мы вывозим лес-кругляк, то продаем только природную ренту. А когда клееный брус, то экспортируем высокую степень переработки, потому что с ним продается электричество, на котором работают станки. В его стоимости есть прибыль "Иркутскэнерго", затраты на аренду земли и труд рабочих. Следовательно, мы увеличиваем национальное богатство страны. Сегодня мы не готовы экспортировать продукты глубокой переработки. Это проблемы не Сибири, а государства. И ни в коем случае нельзя допускать к разработке природных ископаемых западные компании. В переработку - можно, а в добычу - нельзя. Это мое глубокое убеждение. Я считаю, что добывать ресурсы должны национальные компании".

Пока же крупнейшие инвестиционные проекты на территории Иркутской области, разрабатываемые при участии партнеров из стран АТР, принадлежат именно к сфере освоения природных ресурсов. Китайская национальная нефтегазовая корпорация (КННК) и Корейская газовая корпорация (КоГаз) активно участвуют в Ковыктинском проекте, который предполагает с 2008 года поставки природного газа из Иркутской области в Китай и Республику Корея в объеме 30 млрд куб. м в год. Большой интерес к программе проявляет и Япония, заинтересованная в поставках сжиженного ковыктинского газа. Не менее значимый международный проект - транспортировка нефти из восточных регионов РФ на рынок АТР и строительство магистрального нефтепровода. Реализация этой программы позволит к 2010 году довести объем поставок нефти на рынок АТР до 50 млн тонн.

Но азиатских партнеров сегодня привлекает не только сырье. В середине августа этого года Иркутск посетила большая делегация Академии наук КНР. Ее представители обсуждали с администрацией области возможное сотрудничество в развитии старой промышленной базы северо-восточного Китая. Интересовались не только поставками российского сырья, но и помощью российских специалистов в проектировании и строительстве новых китайских заводов. Предполагается, что работать они будут на электроэнергии Ангарского каскада ГЭС. Это важно для российской стороны: поставки электричества выгоднее поставок угля и нефти, поскольку электроэнергия в своей себестоимости уже содержит затраты на добычу и переработку сырья.

"Задача нашей экономики - поднять производства по переработке сырья, - говорит Ирина Думова. - В прошлом году, например, администрация области объявила, что поддержит инвесторов, которые будут организовывать предприятия по глубокой переработке леса, а не вывозить кругляк. И поток обработанной древесины и целлюлозы, поставляемой на экспорт, вырос на 46%".

Региональные власти надеются, что развитие глубокой переработки леса будет продолжаться. Ожидается, что расширят свои мощности компании "Сибэкология", "ЕвразХолдинг" и "Игирма Тайрику" (совместное предприятие администрации Иркутской области и японской компании Tairiku Trading). В целом объемы переработки увеличатся в этом году примерно на 0,5 млн куб. м.

Сегодня, кроме природных ресурсов, сибирским регионам по большому счету нечего предложить странам Азии. По объективным причинам: у них низкая себестоимость производства, транспортные издержки, более дешевая рабочая сила. Конкурентоспособной может быть только продукция переработки сырья.

Инфраструктура для проектов

И развитие лесоперерабатывающего комплекса, и планы на глубокую переработку полезных ископаемых могут оказаться под угрозой из-за проблем с транспортировкой готовой продукции. Поэтому сегодня большое внимание в Иркутской области уделяют инфраструктуре.

Притом что туристические и товарные потоки между регионом и странами Азии постоянно возрастают, взаимовыгодное сотрудничество сдерживает отсутствие регулярных воздушных сообщений между Иркутском и Пекином, Сеулом, Токио. Пример успешного опыта - организация чартерной программы, инициированная предприятием "Аэропорт Иркутск" и авиакомпанией Korean Air. Но потенциал иркутского аэропорта гораздо выше: он позволяет открыть трансферный коридор по маршрутам Западная Европа - Восточная Сибирь - Юго-Восточная Азия - Восточное побережье США и обеспечить техническое обслуживание самолетов на кроссполярных рейсах. Новые направления очень перспективны как с точки зрения экономического сотрудничества, так и для развития международного туризма. Особое значение в связи с этим приобретает проект удлинения взлетно-посадочной полосы аэропорта и реконструкции здания аэровокзала.

К созданию сильной инфраструктуры в Приангарье подталкивают и политические процессы в странах АТР. Так, если предположить, что произойдет сближение Северной и Южной Кореи, Сибирь получит шанс загрузить Транссибирскую железнодорожную магистраль. По ней можно будет перевозить товары, которые сегодня идут по морю из Южной Кореи в Европу. Кстати, сейчас рассматривается вопрос о расширении пропускной способности железнодорожных и автомобильных таможенных переходов с Монголией и Китаем.

Сумерки внешней политики

Стратегия и модель экономической интеграции Сибири в деятельность стран АТР должна удовлетворять долгосрочным интересам и России, и самого региона. "Сибирь не является субъектом внешнеэкономического права, она составляющая часть России, - говорит Максим Полетаев. - А Россия должна играть и на азиатском, и на европейском, и на американском полях. Сибирь же должна выполнять определенные делегированные функции в отношениях с Азией в рамках общей стратегии развития внешней политики. Сохранение территориальной целостности страны - главное требование к разработке стратегии. Задача состоит в том, чтобы не допустить замыкания сибирского региона на страны АТР в экономическом, политическом или культурном плане в ущерб связям с другими территориями России".

Лев Дамешек согласен с этими рассуждениями, причины которых он видит в истории: "Все дело в том, что позиции государства в Сибири традиционно не очень сильны. Отсюда идет отток жителей в европейскую часть страны, население здесь разрознено. И царское правительство, и советское, прекрасно понимая слабость и уязвимость России на Дальнем Востоке и в Сибири, стремилось ограничивать связи этих территорий с сопредельными странами. Если говорить о развитии интенсивных международных контактов, может случиться так, что они окажутся сильнее, чем с собственным государством, особенно в экономической сфере. Ведь сегодня отмечается парадокс: Япония и Китай готовы вложить деньги в наше производства, а мы сами в него - нет!"

Самая актуальная проблема - отсутствие приоритетов внешнеэкономического сотрудничества России для ее отдельных регионов. Развитие международных связей идет зачастую спонтанно. Нет программ интеграции регионов страны во внешнеэкономическую деятельность. Более того, четко не определены и программы развития субъектов Федерации внутри России. А до тех пор, пока государство не предложит ясные планы, касающиеся внутреннего устройства страны, пути, по которому она будет двигаться, ни о какой внешнеполитической стратегии говорить нельзя.

Сегодня крепнет властная вертикаль, принимаются законы, но из-за быстро меняющихся условий современной мировой, а следом и российской экономики вскоре большинство из них нуждается в переработке. Все говорит о том, что нам нужен более четкий курс реформ. Иначе все, что будет в распоряжении государства, - это колоссальное количество природных ресурсов, сосредоточенных в основном в Сибири, но не работающих на Россию.