Кино нон-стоп

Софья Гольдберг
26 сентября 2005, 00:00
  Сибирь

8-й Международный фестиваль документального кино "Встречи в Сибири" - это попытка показать эволюцию человечества в национальных ракурсах

В начале сентября в Новосибирске проходил фестиваль документального кино "Встречи в Сибири". Вот уже восьмой год в первые дни осени, когда мертвый сезон кончился, а театральный еще не успел начаться, кинематографисты из многих стран мира съезжаются в Новосибирск, чтобы представить свои фильмы сибирским зрителям. "Встречи в Сибири" - единственное за Уралом культурное событие международного масштаба, посвященное неигровому кино. Так что не будет преувеличением сказать, что хотя бы на шесть фестивальных дней мы перестали завидовать Москве и Санкт-Петербургу с их насыщенной культурной жизнью. А если верить словам шуточного гимна, который сочинили организаторы и участники фестиваля, "завидовать нам нечему даже Каннам".

Все началось в 1998 году, c основания международной некоммерческой организации "Встречи в Сибири", поставившей целью производство и популяризацию сибирского документального кино. Кинофестиваль с одноименным названием - творческий проект этой организации. Если 8 лет назад программа "Встреч в Сибири" ограничивалась показом фильмов, сделанных на студиях бывших республик СССР и стран соцлагеря, то в этом году фестиваль стал международным в прямом смысле этого слова. География участников значительно расширилась: демонстрировались картины, привезенные из Франции, Германии, Великобритании, Бельгии, Нидерландов, Финляндии, Венгрии, Болгарии, Сербии, Хорватии, Турции, Китая, Ирана и даже Новой Зеландии.

Какой-то специфической концепции у "Встреч в Сибири" нет. Более того, несмотря на заявленную документальность, под знаком которой должен был проходить фестиваль, многие фильмы оказались откровенно игровыми, не говоря уже об анимации. Но совсем уж неконцептуальным кинофестиваль быть не может. Картины на "Встречах в Сибири" объединены если не единой концепцией, то общей гуманитарной направленностью. Почти все режиссеры заострили внимание на человеке, сделав его судьбу центральной темой своих работ.

Язык кинематографа, как известно, межнационален, но имеет этнические диалекты. Рассказать о них, показать особенности национальной жизни - это, пожалуй, и есть цель фестиваля. Задал тон сербский режиссер Борис Митич, который привез свой фильм "Прекрасная Даяна" (Pretty Dyana, 2003), ставший победителем фестиваля. Если лиричные венгерские цыгане поют песни, то находчивые сербские цыгане, о которых и снял фильм Митич, капитально разбирают автомобили (исключительно марки Citroen Dyana), снимая даже дворники, а затем мастерят нечто вроде мини-трактора, на котором потом перевозят собранный картон и металлолом. Так они зарабатывают деньги, живя в картонных коробках.

Еще одна особенность кинофестиваля - все фильмы малоформатны: самый длинный длится около часа, а самый короткий - пять минут. Поэтому можно быть уверенным, что каждый фильм найдет своего зрителя, а каждый зритель - свой фильм и время его посмотреть.

"Да, это не коммерческий проект, это больше похоже на тусовку, поэтому у нас много импровизации", - шутит бессменный президент "Встреч в Сибири" новосибирский режиссер Элла Давлетшина. Но назвать фестиваль импровизированной тусовкой - слишком скромно для его международных масштабов. Вот уже несколько лет ноу-хау "Встреч" стал показ блоков фильмов, привезенных с ведущих кинофестивалей Европы. На этот раз ими стали трогательная ностальгическая картина Мишеля Боганэма "Одесса...Одесса!" (Odessa...Odessa!, 2005), удостоенная награды Берлинского кинофестиваля, фильмы из голландского Фонда Яна Фреймана и блестящая подборка лент с венгерского фестиваля MEDIAWAVE.

Показ кинокартин с MEDIAWAVE стал, пожалуй, самым ярким и масштабным событием "Встреч в Сибири". Этот культурный форум, ежегодно проходящий в городе Дьер, уже не в первый раз выступает партнером "Встреч в Сибири". В 2005 году MEDIAWAVE, организуемый Йено Хартьянди, отметил свое пятнадцатилетие. Это не просто "киношоу", а фестиваль музыки, кино и визуальных искусств, а также самая крупная арт-тусовка во всей Восточной Европе. Одновременно с главным конкурсным событием - показом теле- и кинофильмов - там стартует семидневный арт-марафон с концертами, выставками, перформансами, инсталляциями и театральными представлениями независимых авторов со всего мира, поддерживающих модные тенденции в искусстве. В силу своего геополитического положения MEDIAWAVE выступает символическим посредником между художественными течениями Восточной и Западной Европы, все еще изолированных друг от друга. Цель фестиваля - не стереть различия между ними, а наоборот, показать национальные ценности и особенности.

Кинозрители, посетившие "Встречи в Сибири" в этом году, могли посмотреть "медиавэйвское" кино абсолютно разной тематики и направлений: начиная с комедийной анимации венгерского режиссера Пальфи Шкаболча и заканчивая эротическим фильмом "Та бессонная ночь" (That sleepless night, 2000) полячки Ханны Савки, в котором под утонченную виолончельную музыку происходят сцены соблазнения и омовения. В этом фильме совсем нет слов, режиссер сделала ставку на пантомиму и множество немых сцен. Еще одна эстетская немая картина - "Пикник" (Picnic, 1997) венгерского режиссера Жаки Лазло. Это коротенькая киноистория в черно-белых тонах, стилизованная под начало века и с тонким налетом декадентства: для двух девушек и двух молодых людей веселый пикник с танцами и шампанским заканчивается скорбной заметкой в американской газете.

Анимация, привезенная с фестиваля MEDIAWAVE, по своеобразию ничуть не уступает показанным игровым фильмам. "Автобус" (The bus, 2003) Пальфи Шкаболча - это пародийный триллер-хоррор, который режиссер облек в стебную мультипликационную форму: по городу ездит автобус-призрак, а за рулем сидит давно умерший герой венгерской истории с седыми буклями. Другой мультфильм - "Рандеву летней ночью" (A summer night rendez vous, 2000) французского режиссера Флоренса Миэля - о деревенском празднике, где все танцуют, пьют и дерутся, примечателен уже одной своей техникой изображения. Кадры, нарисованные в манере импрессионизма, наслаиваются один на другой и плавно перетекают друг в друга.

Взрывы хохота и шквал аплодисментов зрителей вызвал немецкий фильм "Что мне с того?", снятый немцами Йоханнесом Кассенбергом и Клаусом Райнельтом. Это как раз тот случай, когда абсолютно бредовый сюжет хорош, смешон и уместен. Есть фильмы, в которых содержание не имеет значения, потому что все зрительское внимание сосредоточено на форме. Картина двух немецких режиссеров - как раз такой пример классического видеоарта. Главный герой является участником медицинского эксперимента, в котором доктор исследует его сны. Во сне он летает, но делает это в наталкивающей на определенные ассоциации согбенной позе, обхватив коленки руками. Во время полета он слегка семенит ногами, которые, видимо, заменяют ему крылья, при этом раздается легкий стрекот, похожий на звук работающего пропеллера вертолета. Чтобы сделать этот фильм, потребовалось смонтировать 15 тысяч кадров, в каждом из которых актер подпрыгивал.

Абсолютный шедевр в стиле арт-хаус - экспериментальная драма Temperantia (1998) Вима Йонгейдийка из Нидерландов, которые славятся своим видеоартом. Здесь нестандартно все - от сюжета до звукоряда и работы оператора. Действие происходит в нежно любимой авангардом атмосфере разрухи и хаоса, в разрушенном вагончике-офисе, который стоит в заброшенной пригородной зоне. В фильме много пантомимы, блуждающих и тревожных взглядов, нехороших улыбок, бессмысленных движений и мрачной нагнетающей музыки. До самого конца картины зритель пребывает в состоянии напряжения, которое все нарастает, но никакой развязки не происходит - это самое настоящее экспрессионистское кино.

Представленная в рамках программы MEDIAWAVE лента болгарского режиссера Эльдоры Трайковой "Неоновые истории" (Neonlights tales, 1992) - гибрид документалистики и игрового кино: болгарские люмпены печально бродят по вокзалу в Софии, нюхают клей, поют народные песни и видят цветные сны о том, как обедают в ресторане при свечах. Компактный и живой фильм "Кукла" (The Doll, 2003) венгерского режиссера В. Наги Атиллы о процессе изготовления кукол вполне мог принести создателям фильма приз за лучший операторский кадр: огромная панель, в которую вставлены десятки моргающих кукольных глаз, надолго врезается в память. Интерактивный принцип фестиваля "каждому зрителю - свой фильм, каждому фильму - свой зритель" себя оправдал.