Не все так просто

3 октября 2005, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

Идея укрупнения российских регионов далеко не нова. После распада СССР, возможно, первым ее выдвинул Владимир Жириновский еще в 1993 году. Он предлагал разделить территорию страны на 30-40 губерний с равным статусом. А в 1999-м вышла его брошюра с картой России, где "нарезано" уже только 7 губерний, центры которых (но не границы) совпали с центрами федеральных округов, образованных в 2000 году. Позже это дало лидеру ЛДПР повод гордиться, что была использована его идея, а политологам - дружно заговорить о начавшемся в стране процессе укрупнения регионов как составляющей построения вертикали власти.

Стали появляться разные проекты, в которых предлагалось поделить Россию то на 10, то на 50 частей. В качестве главных аргументов обычно приводились соображения, что меньшим количеством субъектов будет проще управлять, а сильные регионы вытянут слабые. Среди потенциальных кандидатов на укрупнение назывались чуть ли не все регионы страны. В частности, говорили о возможном слиянии Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов с Тюменской областью, Таймыра и Эвенкии - с Красноярским краем, Москвы и Санкт-Петербурга - с прилегающими областями, а также о создании новых регионов на базе Ярославской, Ивановской и Костромской областей, Липецкой и Воронежской, Алтайского края и Республики Алтай, Новосибирской, Томской и Кемеровской областей.

Кое-что уже сбывается. 22 сентября Государственная Дума единогласно приняла в третьем чтении закон об объединении Красноярского края, Эвенкиийского и Таймырского автономных округов. Сторонники укрупнения прогнозируют ускорение начавшегося процесса, а некоторые противники уже воспринимают это как неизбежность. Ведь с введением принципа назначения губернаторов федеральная власть как будто застраховала себя от демаршей местных властей, возможных при выборных руководителях регионов.

Но не все так просто, по крайней мере в Сибири. Это не европейская часть страны со сравнительно небольшими административно-территориальными образованиями. К примеру, если объединить Брянскую, Тульскую и Калужскую области, получится территория, которая уступает по площади одной Кемеровской области (занимающей по этому показателю лишь десятое место в Сибирском федеральном округе - 95,5 тыс. кв. км). В случае слияния Новосибирской, Томской и Кемеровской областей получится субъект Федерации, занимающий 590,6 тыс. кв. км. Больше, чем, например, Франция. Вряд ли здесь уместно говорить о повышении управляемости - скорее произойдет обратное. Такое укрупнение неизбежно приведет к территориальной оторванности власти от общества. Весьма спорны и экономические выгоды. Спикер Думы Томской области Борис Мальцев приводит такой пример. После того, как в 1925 году Томская губерния вошла в состав Западно-Сибирского края, началось резкое падение во всех отраслях ее экономики. Новый подъем наметился только в 1944-м, когда Томск восстановили в правах и сделали областным центром.

Авторы различных проектов административно-территориального переустройства России рассматривают в основном экономические аспекты и проблемы управляемости. В расчет почти не принимается отношение к этому вопросу местных элит, которые, несмотря на назначаемость региональных руководителей, могут не согласиться на присоединение. К идее объединения, в очередной раз высказанной губернатором Кемеровской области Аманом Тулеевым около года назад, соседи по-прежнему отнеслись весьма прохладно.

Взять и создать новые регионы президентским указом не позволяет Конституция. В субъектах Федерации нужно проводить референдум. Причем для вынесения положительного решения необходимо, чтобы в каждом из регионов более половины зарегистрированных избирателей дали утвердительный ответ, а порог явки превысил 50%. С помощью только административного нажима из центра на власть добиться такого результата вряд ли удастся. Впрочем, можно предположить, что в обозримом будущем подобное давление оказываться и не будет. Как в силу вышеназванных причин, так и потому, что еще далека от завершения реформа самоуправления. Пытаться заниматься укрупнением и параллельно реформированием организации власти на местах - занятие малоперспективное.