Ярмарка амбиций

Ольга Хибакова
31 октября 2005, 00:00
  Сибирь

Первая в регионе ярмарка инновационной инвестиционных проектов стала важным этапом в развитии сибирской инфраструктуры

"Экономика подобна велосипеду и устойчива только на ходу", - утверждали французские писатели Веркор и Коронель. Такой же точки зрения придерживаются венчурные инвесторы, которым интересно вкладывать деньги в постоянно развивающиеся компании. Но насколько готовы сибирские предприятия к привлечению венчурных капиталов? Об этом "Эксперту-Сибирь" рассказала один из организаторов ярмарки, исполнительный директор Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ) Альбина Никконен.
Альбина Никконен

- Альбина Ивановна, как вы оцениваете уровень подготовки участников первой ярмарки инвестиционных проектов?

- Свои разработки презентовали около 40 участников. При большем их числе инвесторам и судьям было бы сложно за два дня подробно ознакомиться с проектами. Все разработки представлены на приличном уровне. Думаю, здесь сыграл свою роль создаваемый в регионе коучинг-центр по венчурному предпринимательству, специалисты которого в сотрудничестве с экспертами РАВИ проводили обучение заявителей перед ярмаркой.

Правда, презентации страдали излишними техническими подробностями - это характерно для маленьких компаний, которые не имеют опыта продвижения собственных разработок. Когда организация увеличивается и ее оборот доходит хотя бы до 1 млн долларов, она начинает структурироваться: появляются профессионалы по финансам, маркетингу и public relations, которые могут достойно представить компанию.

Четко прослеживалась отраслевая специфика проектов. В частности, очень много биотехнологических компаний - примерно четверть всех участников ярмарки. По-видимому, это можно объяснить активностью администраций Новосибирской области и наукограда Кольцово, которые заинтересованы в создании специализированного биотехнопарка. Хотя традиционно такие проекты в России привлекают слабое внимание венчурных инвесторов. Так, за 2004 год в России в эту сферу поступило всего 5% от общего объема инвестиций.

- На ярмарке представлено много социально значимых проектов, например создание антиВИЧ-препарата. Поощряете ли вы такие разработки?

- Кредо венчурного капиталиста - деньги должны делать деньги. При отборе победителя на венчурных ярмарках эксперты опираются именно на этот принцип. Способен или нет проект, заинтересовавший инвестора, решить некоторые социальные проблемы, не играет значительной роли при принятии решения о вложении денег.

- Значит, венчурный капиталист отбирает компанию-реципиента, исходя только из холодного расчета?

- Не будем утрировать, капиталист - тоже человек. Конечно, он выбирает объект для инвестирования не только по экономическим параметрам, но и по субъективным, личностным. Ему предстоит работать вместе несколько лет, и если менеджеры компании инвестору симпатичны, контакт может состояться. Как любой человек, он всегда ищет более комфортные условия и команду, с которой сможет построить отношения.

Вообще, большой минус нашего менеджерского корпуса - недостаток здоровых амбиций, самоуспокоенность после достижения небольшого успеха. На ярмарках мы пытаемся пощекотать их самолюбие, дать почувствовать, что каждый бизнес уникален и второго такого нет.

- В беседе с директором одной компании услышала такую фразу: "Нам нужны деньги, но не настолько, чтобы отдать долю компании человеку "с улицы". Значит, для компаний цель участия на инвестиционной ярмарке - не обязательно поиск инвестора?

- Во-первых, считать инвестора "человеком с улицы" неразумно - тогда нечего искать частные инвестиции, а нужно идти в банк и брать кредит или вкладывать свой личный капитал, продав недвижимость или иное имущество. Если компания хочет получить чужие деньги, да еще довольно значительную сумму, без обеспечения и каких-либо гарантий и страхования рисков, то нужно уважать позицию дающего их.

Во-вторых, участие в ярмарке преследует несколько целей. Компании бывает полезно просто понять, какое место она занимает на рынке, как ее воспринимают конкуренты и те же инвесторы. Потому что иногда бывает, что у руководителей компании завышенная или, наоборот, заниженная оценка собственного бизнеса, и оценить его адекватно они не могут.

Еще одна цель участия - продвижение своего продукта, знакомство компаний друг с другом, установление связей с другими регионами. Таков синергетический эффект.

Основная цель - это, конечно, поиск инвестора. За последние пять лет участники российских венчурных ярмарок уже получили инвестиций на сумму порядка 55 млн долларов. При этом надо понимать, что любая ярмарка не дает немедленный эффект. Встречи и переговоры компаний с потенциальными инвесторами могут длиться год, прежде чем будет подписан инвестиционный меморандум. Все проекты проверяются с финансовой, юридической, иногда экологической стороны. Есть вещи, которые руководители компаний не хотят афишировать, но инвестор, в конце концов, вывернет все наизнанку, прежде чем вложит свои деньги. И на это тоже требуется время.

Корень всех проблем сегодняшних инноваторов - в ментальности. Привлечь инвестиции можно лишь тогда, когда компания готова отдать часть собственных акций потенциальному инвестору. К сожалению, многие не готовы делиться: бизнес - это их родное детище, поэтому они считают, что отдать часть акций - все равно что потерять его. По нашим исследованиям, только 9% компаний готовы предоставить венчурному инвестору блокирующий пакет. 15% согласны пожертвовать менее 25% акций, то есть вообще не хотят передавать инвестору реальные рычаги воздействия. Остальные компании даже затрудняются сказать, какую долю акций они могут отдать.

Они должны понимать, что венчурный инвестор помогает компании. Ведь он видит в бизнесе инструмент приумножения своего капитала, в связи с чем старается сделать все возможное, чтобы компания после получения инвестиций развивалась "взрывным" способом в короткий срок. Для этого он консультирует менеджмент по вопросам управления, проводит аудит - словом, укрепляет позиции финансируемой компании. В итоге последняя получает еще и квалифицированного менеджера и консультанта.

- Активно ли участвуют в российских венчурных ярмарках компании с сибирской пропиской? По каким критериям вы отбираете будущих участников?

- В последней российской венчурной ярмарке, которая проходила в октябре 2005 года в Санкт-Петербурге, участвовало 7 компаний из Сибирского федерального округа. Свою заявку нам может послать любая компания. Заявленные проекты оценивает экспертная комиссия, среди членов которой обязательно присутствуют венчурные капиталисты. Главный критерий селекции - интересен ли этот бизнес инвестору.

Компании отбираются прежде всего по технологическому уровню, по перспективности вложений, по менталитету их владельцев. Есть две группы компаний: пытающиеся конкурировать с мировыми гигантами и работающие на локальных рынках. Последние ставят себе планку, выше которой не хотят подниматься. В такую компанию венчурный инвестор не пойдет, потому что она быстро исчерпает свой потенциал. Обычному же кредитору, например банку, такая компания, наоборот, интересна: ему понятны обороты, нормы доходности и ясно, когда она вернет деньги.

- Какой вы видите судьбу проекта новосибирской компании "Медико-Биологический Союз", который сегодня стал победителем?

- По статистике западных стран, из 1 000 инновационных проектов только десять находят своих инвесторов. Из этих десяти компаний в трех деньги полностью теряются, в трех инвесторы возвращают вложенные средства, еще в трех они получают незначительную прибыль. И только одна компания дает инвесторам такой доход, что окупает вложения во все десять.

О судьбе этого проекта сказать очень сложно. На успех или неуспех может повлиять любой фактор - резкие изменения в мировой конъюнктуре, политической ситуации в стране или начало бума каких-либо технологий. Очень многое зависит от команды, от того, сможет ли она убедить потенциального инвестора в перспективности вложений и доказать, что ее менеджеры настолько профессиональны, что смогут предвидеть и преодолеть трудности. Настоящая команда ценнее самого бизнеса. Если бизнес посредственный, он в итоге провалится, а команда выживет и начнет все сначала. При хорошем бизнесе и слабом коллективе инвестор не пойдет в компанию. Потому что перевоспитывать людей никто не будет. К счастью, их ментальность сегодня начинает меняться.

- Мировая венчурная индустрия заинтересована в разработках сибирских ученых?

- Это философский вопрос. (Смеется.) По результатам обзора рынка прямых и венчурных инвестиций, проведенного нашей ассоциацией, ситуация с венчурным инвестированием в Сибири ухудшается. Если в 2003 году на Сибирский федеральный округ приходилось 9% инвестиций, то 2004 году он стал самым пассивным регионом России в инвестиционном плане: сибирским проектам достался только 1% венчурного капитала.

На такую ситуацию может повлиять административный ресурс. Необходимо вкладывать деньги в развитие региональной инфрастуктуры бизнеса, в промоушн. Все это предполагает и появление домашних местных инвесторов - региональных венчурных фондов и бизнес-ангелов. Пока этого нет, и не только в Сибири, но и по всей стране.


Вам на какой этаж?

В венчурной среде существует термин "лифт-тест". Считается, что рассказывать инвестору о своем бизнесе надо так, как будто ты забегаешь с ним в один лифт. У тебя есть всего 30 секунд на то, чтобы рассказать о своем проекте, схватить его за пуговицу и заставить выйти на своем этаже.

Бизнес-ангелы - частные лица, инвестирующие часть собственного капитала и самостоятельно участвующие в управлении проектами.

Венчурные инвестиции, как правило, предоставляются в обмен на долю или пакет акций предприятия-реципиента. Прибыль венчурного капиталиста возникает тогда, когда по прошествии 5-7 лет после инвестирования он сумеет продать принадлежащий ему пакет акций по цене, в несколько раз превышающей первоначальное вложение.